Абу убайда ибн аль джаррах

01.06.2018 0 Автор admin

عَنْ جَابِرٍ قَالَ: بَعَثَنَا رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَأَمَّرَ عَلَيْنَا أَبَا عُبَيْدَةَ بْنَ الْجَرَّاحِ نَتَلَقَّى عِيراً لِقُرَيْشٍ، وَزَوَّدَنَا جِرَاباً مِنْ تَمْرٍ لَمْ نَجِدْ لَهُ غَيْرَهُ، فَكَانَ أَبُو عُبَيْدَةَ يُعْطِينَا تَمْرَةً تَمْرَةً، كُنَّا نَمُصُّهَا كَمَا يَمُصُّ الصَّبِيُّ، ثُمَّ نَشْرَبُ عَلَيْهَا مِنَ الْمَاءِ، فَتَكْفِينَا يَوْمَنَا إِلَى اللَّيْلِ، وَكُنَّا نَضْرِبُ بِعِصِيِّنَا الْخَبَطَ ثُمَّ نَبُلُّهُ بِالْمَاءِ، فَنَأْكُلُهُ.

Биография Абу ‘Убайды ‘Амира ибн ‘Абдуллах ибн аль-Джарраха

وَانْطَلَقْنَا عَلَى سَاحِلِ الْبَحْرِ، فَرُفِعَ لَنَا كَهَيْئَةِ الْكَثِيبِ الضَّخْمِ، فَأَتَيْنَاهُ فَإِذَا هُوَ دَابَّةٌ تُدْعَى الْعَنْبَرَ، فَقَالَ أَبُو عُبَيْدَةَ: مَيْتَةٌ وَلاَ تَحِلُّ لَنَا، ثُمَّ قَالَ: لاَ، بَلْ نَحْنُ رُسُلُ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، وَفِي سَبِيلِ اللَّهِ، وَقَدِ اضْطُرِرْتُمْ إِلَيْهِ فَكُلُوا، فَأَقَمْنَا عَلَيْهِ شَهْراً وَنَحْنُ ثَلاَثُمِائَةٍ حَتَّى سَمِنَّا. فَلَمَّا قَدِمْنَا إِلَى رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ ذَكَرْنَا ذَلِكَ لَهُ، فَقَالَ: هُوَ رِزْقٌ أَخْرَجَهُ اللَّهُ لَكُمْ، فَهَلْ مَعَكُمْ مِنْ لَحْمِهِ شَيْءٌ فَتُطْعِمُونَا مِنْهُ؟ فَأَرْسَلْنَا مِنْهُ إِلَى رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، فَأَكَلَ.

Джабир, да будет доволен Аллах им и его отцом, сказал: «Однажды Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, послал нас в поход, назначив командиром Абу ‘Убайду ибн аль-Джарраха и поручив нам перехватить караван курайшитов. Не найдя ничего другого, он дал нам с собой только кожаный мешок с финиками, и Абу ‘Убайда выдавал каждому бойцу по одному финику в день. Мы сосали их, как это делают дети, а потом запивали водой, и этого нам хватало на целый день до наступления ночи. Кроме того, мы сбивали палками листья с кустов, которые едят верблюды, а потом размачивали их в воде и ели. Добравшись до берега моря, мы увидели там подобие огромного песчаного холма. Когда мы приблизились к нему, оказалось, что это туша кашалота. Сначала Абу ‘Убайда сказал: “Это мертвечина”*, но потом он сказал: “Нет, мы — посланцы Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и мы на пути Аллаха. Вы вынуждены делать это, поэтому ешьте”**. Нас было триста человек, и мы провели рядом с ним целый месяц, питаясь его мясом, пока не располнели. А когда приехали в Медину, пришли к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и рассказали ему обо всём. Он сказал: “Это — удел, который послал вам Аллах. Осталось ли у вас что-нибудь от этого мяса и для нас?”*** После этого мы послали Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, часть этого мяса, и он ел его».

‘Али ибн аль-Хусейн ибн ‘Али
(Зейн-аль-‘Абидин)

Мне никогда не случалось видеть курайшита лучшего, чем ‘Али ибн аль-Хусейн.

Аз-Зухри

Вэтот особенный год была перевёрнута последняя страница в истории персидских царей. Йездигерд, последний персидский царь, погиб бездомным и гонимым. Его полководцы, стража и члены его семьи попали в плен к мусульманам. Их отвезли в пресветлую Медину. Пленников было много, и ценность их была велика. Медина никогда не видела такое огромное количество пленных, причём столь важных. Среди пленных были и три дочери Йездигерда.

* * *

Люди подошли к пленникам и за несколько часов раскупили всех. Вырученные деньги были отправлены в казну мусульман. Остались только дочери царя Йездигерда. Они отличались красотой и свежестью и были юными девушками. Когда их выставили на продажу, они стояли, потупив взоры — такое это было унижение для них. Опечаленные, они тихо плакали. ‘Али ибн Абу Талиб почувствовал жалость к ним и пожелал, чтобы их купил тот, кто относился бы к ним хорошо и заботился бы о них.

И это неудивительно. Ведь Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) говорил: «Проявляйте милосердие к знатному представителю народа, когда тот унижен».

Он подошёл к ‘Умару ибн аль-Хаттабу и сказал:

— О повелитель верующих… Поистине, к дочерям царей требуется особое отношение — не такое, как к остальным.

‘Умар сказал:

— Ты прав… Но что же с ними делать?

‘Али сказал:

— Нужно назначить высокую цену за них, а потом предоставить им самим выбрать одного из тех, кто готов заплатить за них такую цену.

‘Умар согласился с предложением ‘Али.

Одна из царских дочерей выбрала ‘Абдаллаха, сына ‘Умара ибн аль-Хаттаба. Вторая выбрала Мухаммада, сына Абу Бакра ас-Сыддика. А третья, по имени Шах-Зинан, выбрала аль-Хусейна, сына ‘Али ибн Абу Талиба, внука Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха).

** *

Шах-Зинан приняла ислам, став искренней мусульманкой. Она обрела религию истины, освободилась из рабства. Она стала женой после того, как была невольницей, и обрела свободу.

Она решила порвать все связи со своим языческим прошлым. Она отказалась от своего прежнего имени Шах-Зинан, и её стали называть Газаля. Девушке достался прекрасный муж, человек, достойный царской дочери. Только одна мечта оставалась неисполненной — мечта о ребёнке.

И Аллах почтил её, и она родила аль-Хусейну красивого мальчика. Она назвала его ‘Али в честь ‘Али ибн Абу Талиба (да будет доволен им Аллах и да сделает Он его довольным).

Однако радость Газали продлилась недолго. У неё началась послеродовая горячка, и она покинула этот мир, не успев насладиться общением со своим ребёнком…

** *

Заботы о младенце взяла на себя невольница аль-Хусейна, которая полюбила мальчика больше, чем любит мать собственного ребёнка, и заботилась о нём больше, чем заботится мать о единственном сыне. Мальчик рос, не зная иной матери, кроме неё.

** *

Стоило ‘Али ибн аль-Хусейну достигнуть того возраста, с которого человек уже способен приобретать полезное знание, как он прикипел душой к этому достойному занятию. Первой его школой стал его дом. Ах, что это был за дом!..

Его первым учителем стал его отец — аль-Хусейн ибн ‘Али. Ах, какой это был учитель!..

Второй школой ‘Али ибн аль-Хусейна стала мечеть Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) в Медине. В те дни в мечети Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) ещё можно было встретить немало доживших до того времени сподвижников. Также она была наполнена старейшими последователями сподвижников.

И те, и другие открывали свои сердца для множества сыновей благородных сподвижников и учили их правильно читать Книгу Всевышнего Аллаха, пересказывали им хадисы Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и разъясняли им их смысл, а также рассказывали им о жизни Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и его военных походах. Кроме того, они читали им стихи арабов и учили их понимать красоту этой поэзии. Они наполняли юные сердца своих учеников любовью к Всевышнему Аллаху, страхом перед Ним и богобоязненностью. И они становились деятельными учёными и людьми, которые следовали прямым путём сами и указывали этот путь другим.

** *

Но сердце ‘Али ибн аль-Хусейна ни к чему не было привязано так, как привязалось оно к Книге Всевышнего Аллаха, и ничто так не потрясало его чувства, как благие обещания и угрозы, содержащиеся в Коране. Когда он читал аят, в котором упоминался Рай, сердце его готово было выскочить из груди — так оно стремилось в Рай. А когда ему доводилось слышать аят, в котором упоминался Адский огонь, он вздыхал так тяжко, словно пламя Геенны полыхало у него внутри.

** *

Когда ‘Али достиг расцвета молодости и приобрёл много знания, праведное мединское общество обрело в его лице одного из самых усердно поклоняющихся Аллаху и богобоязненных представителей бану Хашим. Он был одним из самых достойных и благонравных, добродетельным и благочестивым и обладал глубокими знаниями.

Он с таким усердием поклонялся Всевышнему и был настолько богобоязненным, что в период между омовением и началом молитвы его нередко охватывала дрожь. Он дрожал так, что окружающие замечали это. Когда с ним заговорили об этом, он сказал:

— Горе вам! Как будто вы не знаете, перед кем мне предстоит сейчас стоять, и как будто вам неведомо, с кем я собираюсь вести тайную беседу.

** *

Юноша-хашимит так поклонялся Аллаху и столь тщательно совершал каждое предписанное Им действие, что люди даже прозвали его Зейн-аль-‘Абидин — «украшение поклоняющихся». Они забыли или почти забыли его настоящее имя и заменили его этим прозвищем.

Он подолгу и с упоением совершал земные поклоны, так что жители Медины стали называть его Саджжад — «совершающий много земных поклонов». И его душа и сердце были так чисты, что его прозвали также Закий — «чистый».

** *

Зейн-аль-‘Абидин был убеждён в том, что духом поклонения и величайшим его видом является мольба. И он любил обращаться к Аллаху с мольбами, взявшись за покров Каабы. Он часто приходил к древнему Дому и говорил:

— Господи, Ты дал мне вкусить милость Твою и пролил на меня блага Твои, и я стал взывать к Тебе, чувствуя себя в безопасности и не испытывая страха, и просить Тебя, ощущая близость Твою и не опасаясь… Господи, поистине, я прошу Тебя так, как просит тот, кто бесконечно нуждается в милости Твоей и чьих сил не хватит, чтобы соблюдать права Твои в полной мере… Прими же от меня мольбу утопающего странника, который не может найти иного спасителя, кроме Тебя, о Щедрейший!

** *

Однажды Тавус ибн Кейсан увидел, как Зейн-аль-‘Абидин стоял в тени Каабы, бормотал что-то, словно погибающий, и плакал, как плачет тяжело больной, и обращался к Аллаху с такой мольбой, с которой обычно обращается попавший в беду. Тавус подождал, пока он перестанет плакать и завершит свою мольбу, после чего подошёл к нему и сказал:

— О потомок Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), я видел твоё состояние сейчас. Ты обладаешь тремя достоинствами, которые, как я надеюсь, спасут тебя от страха (в Судный день).

Зейн-аль-‘Абидин спросил:

— Какие же, о Тавус?

Тот ответил:

— Одно из них заключается в том, что ты — потомок Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха). Второе — заступничество твоего прадеда за тебя. А третье — милость Аллаха.

Зейн-аль-‘Абидин сказал:

— О Тавус, поистине, моё родство с Посланником (мир ему и благословение Аллаха) не может гарантировать мне спасение, после того как я слышал слова Всевышнего Аллаха: «А в тот день, когда затрубят в Рог, между ними не останется родственных связей» (23:101). Что же до заступничества моего прадеда за меня, то ведь Аллах — возвышенны слова Его! — говорит: «Они заступаются только за тех, кем Он доволен» (21:28). Что же до милости Аллаха, то Всевышний Аллах сказал: «Поистине, милость Аллаха близка к творящим добро» (7:56).

** *

Богобоязненность воспитала в Зейн-аль-‘Абидине многие достойные качества, благородство и кротость.

Сборники жизнеописаний полны историй о его благородных поступках и достойном поведении.

Аль-Хасан ибн аль-Хасан рассказывает такую историю: «Как-то раз мы с моим двоюродным братом Зейн-аль-‘Абидином поссорились и я пришёл к нему разъярённый. А он в это время сидел в мечети вместе со своими товарищами. Я высказал ему всё, что у меня накопилось. Он сидел молча, ничего не говоря. Потом я ушёл.

Когда настала ночь, кто-то постучал в дверь. Я встал, чтобы посмотреть, кто пришёл.

Оказалось, что это Зейн-аль-‘Абидин. Я не сомневался, что он пришёл для того, чтобы отплатить мне за обиду, которую я нанёс ему. Однако он сказал: «Брат мой, если то, что ты сказал мне, правда, то да простит Аллах меня. А если ты сказал неправду, то да простит Аллах тебя».

Сказав это, он попрощался и ушёл. Тогда я догнал его и сказал: «Клянусь, я никогда больше не сделаю ничего из того, что неприятно тебе!» Он смягчился и сказал: «Можешь забыть о том, что ты сказал мне».

** *

Один из жителей Медины рассказывает: «Когда Зейн-аль-‘Абидин вышел из мечети, я последовал за ним и стал поносить его, не имея никаких причин для этого. Люди бросились ко мне, желая проучить меня, и если бы им удалось схватить меня, они бы непременно переломали мне кости, прежде чем отпустить. Зейн-аль-‘Абидин повернулся к людям и сказал: “Оставьте человека в покое”. И они оставили меня в покое. Увидев, как я испуган, он повернулся ко мне с приветливым выражением лица и успокоил меня, после чего сказал: “Ты поносил нас, упоминая о том, что тебе известно, а то, чего ты о нас не знаешь, ещё хуже”. Потом он спросил меня: “Есть ли у тебя какая-нибудь потребность, в удовлетворении которой мы могли бы помочь тебе?” Мне стало стыдно перед ним, и я ничего не ответил. Увидев, что мне стыдно, он набросил на меня плащ, который был на нём, и велел дать мне тысячу дирхемов. И после этого каждый раз, встречая его, я непременно говорил: “Я свидетельствую, что ты один из потомков Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)!”»

Один из слуг Зейн-аль-‘Абидина рассказывает: «Я был рабом ‘Али ибн аль-Хусейна и как-то раз он отправил меня куда-то с поручением. Я задержался, а когда я вернулся, он ударил меня кнутом. Я заплакал и сильно разозлился на него, потому что до этого он никогда никого не бил. И я сказал ему: “Побойся Аллаха, о ‘Али ибн аль-Хусейн. Ты отправляешь меня с поручением, а когда я выполняю его для тебя, ты бьёшь меня?!” Он заплакал и сказал: “Иди в мечеть Посланника (мир ему и благословение Аллаха), соверши молитву в два рак‘ата, а потом скажи: ‹О Аллах, прости ‘Али ибн аль-Хусейну› А когда сходишь и сделаешь это, ты свободен ради Лика Аллаха”. И я пошёл в мечеть, совершил молитву и обратился к Аллаху с мольбой… Домой я вернулся уже свободным».

** *

Всевышний Аллах дал Зейн-аль-‘Абидину щедрый удел. У него была очень прибыльная торговля и прекрасные пашни.

Абу Убайда ибн аль-Джарух

За имуществом следили его слуги. Земледелие иторговля приносили ему большие доходы, однако богатство не сделало его высокомерным, и от обилия благ он не стал надменным и горделивым. Он использовал имущество в мире этом, чтобы преуспеть в мире вечном, и его богатство было прекрасным богатством праведного человека. Больше всего из дел благочестия он любил подаваемую тайно милостыню. Когда на землю опускалась ночная мгла, он взваливал на свою слабую и худую спину мешки с мукой и выходил из дома, пока другие люди спали. И он ходил по кварталам Медины, подавая милостыню тем нуждающимся, которые стыдились досаждать людям своими просьбами.

В Медине было немало людей, которые жили, не зная, откуда и каким путём приходит к ним их обильный удел. И только когда ‘Али ибн аль-Хусейн Зейн-аль-‘Абидин скончался и удел этот перестал появляться у них, они поняли, кто приносил им его.

Когда тело покойного Зейн-аль-‘Абидина положили на стол для омывания покойных, омывавшие его обнаружили на его спине тёмные следы и спросили:

— Что это?

Люди ответили им:

— Это следы от мешков с мукой, которые он приносил в сотню мединских домов. Эти дома лишились своего кормильца с его смертью.

* * *

Также известно множество случаев освобождения рабов Зейн-аль-‘Абидином — так много, что в это даже трудно поверить. Он отпускал раба на свободу, если тот совершал какой-нибудь хороший поступок, — в награду за это благое дело. И он освобождал раба, если тот совершал какой-нибудь скверный поступок, а потом раскаивался, — в награду за его покаяние. Утверждали даже, что он отпустил на свободу тысячу рабов и что он не держал у себя в услужении рабов и рабынь больше одного года. Больше всего рабов Зейн-аль-‘Абидин освобождал в ночь на праздник разговения (‘ид аль-фитр). В эту благословенную ночь он старался освободить так много рабов, как только мог. Он просил их повернуться в сторону киблы и сказать: «О Аллах! Прости ‘Али ибн аль-Хусейну». А потом он щедро одаривал — так щедро, что праздник получался радостным вдвойне.

** *

Зейн-аль-‘Абидин занимал в сердцах людей такое место, какого не удостоился никто из его современников. Люди искренне любили и почитали его. Они были очень привязаны к нему и постоянно искали встречи с ним, стремясь увидеть его, когда он выходил из дома или входил в него, шёл в мечеть или возвращался оттуда.

** *

Рассказывают, что однажды Хишам ибн ‘Абд-аль-Малик прибыл в Мекку для совершения хаджа. В то время он был наследником халифа. Он отправился совершать обход вокруг Каабы, собираясь прикоснуться к Чёрному камню. Окружавшая его стража принялась окрикивать людей, чтобы они разошлись и освободили Хишаму путь. Но никто не подвинулся и не отреагировал на крики солдат, потому что это был Дом Аллаха, и все люди — Его рабы. В это время послышались слова «Нет божества, кроме Аллаха» и такбиры, доносящиеся издалека. И люди повернулись в ту сторону, откуда слышался голос. Появился человек в окружении небольшой группы людей. Он был красивым и худым. На нём был изар и накидка. Между глаз у него виднелся след от земных поклонов.

И люди разом расступились перед ним, выстроившись в два ряда. Исполненные искренней симпатии и любви взоры встретили его и проводили до самого Чёрного камня, к которому он подошёл и припал.

Один из приближённых Хишама ибн ‘Абд-аль-Малика спросил Хишама:

— Что это за человек, к которому люди отнеслись с таким почтением и которому выказали такое уважение?

Хишам сказал:

— Я не знаю его.

А поэт аль-Фараздак присутствовал при этом. Он сказал:

— Если Хишам его не знает, то я-то точно его знаю… И весь мир его знает. Это ‘Али ибн аль-Хусейн, да будет доволен Всевышний Аллах им, его отцом и его дедом.

Потом он продекламировал:

Он тот, чьи шаги знает Батха,

И Дом, и простая, и святая земля…

Потомок лучшего из всех рабов Аллаха,

Он сердцем чист и пред Аллахом преисполнен страха.

Потомок Фатымы, коль ты его не знаешь,

И дед его сделан Всевышним печатью пророков.

Вопрос твой: «Кто он?» не вредит ему. Не знаешь?

И пусть… Арабам, неарабам — всем известен он.

Руки его благодатны, щедры и всем пользу приносят.

Люди идут к нему, и руки его не бывают пустыми.

Открыт и радушен, бояться его нет причины.

Украшают его благой нрав и благие деяния.

Он «нет» не сказал никому — разве что в ташаххуде,

И если б не это, он всем только «да» говорил бы…

Добром окружил он людей, им помог, и рассеялся

Мрак вокруг них, и бедность ушла и лишения.

И завидев его, курайшиты уверенно скажут:

Великодушия предел — его великодушие.

Стыдливо он взор опускает, и люди тоже — почтение!

С ним говорят, только если он улыбается.

И палка в руках его такой аромат источает,

Благоухает, и нос его столь благороден

Он от Посланника Аллаха род ведёт свой.

Прекрасны корни, качества, деянья…

** *

Да будет доволен Аллах правнуком Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и да сделает Он его довольным!

Это был уникальный образец человека, который боится Аллаха тайно и явно и до самозабвения страшится Его наказания и стремится к Его награде.

"В каждой нации есть хранитель. Хранитель этой нации — Абу Убайда". (Мухаммад, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует) Он был красив лицом, имел броскую внешность, обладал стройным телосложением и был высок ростом. Это был жизнерадостный человек приятной внешности, располагавшей к себе, и людей всегда тянуло к нему. Наряду с этим, он был очень любезным, чрезвычайно скромным и застенчивым человеком. Однако в сложной и опасной обстановке он становился похожим на грозного льва. В своём блеске и великолепии он был подобен лезвию меча, будучи таким же острым и сияющим. Именно таким был хранитель нации Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, Амир Ибн Абдулла Ибн аль-Джаррах аль-Фихри аль-Курайши, получивший прозвище Абу Убайда. Характеризуя его, Абдулла Ибн Умар сказал: "Трое из курайшитов стали самыми знатными, нравственными и совестливыми людьми. Если они говорят с тобой, то никогда не солгут, а если ты говоришь с ними, то никогда не услышишь слова неправды. Это Правдивейший Абу Бакр, Усман Ибн Аффан и Абу Убайда Ибн аль-Джарра". * * * Абу Убайда принял Ислам одним из первых, на следующий день после принятия Ислама Абу Бакром. Мусульманином он стал через посредство самого Правдивейшего, который привёл Убайду, Абдуррахмана Ибн Ауфа, Усмана Ибн Мазуна и аль-Аркама Ибн Абу аль-Аркама к Пророку. В его присутствии все они провозгласили слово истины и стали основой, на которой был воздвигнут великий Ислам. * * * С самого начала и до конца Абу Убайда вкусил горький и жестокий опыт первых мусульман в Мекке. Вместе с ними он пережил столько горя, несчастий, гонений и жестокости, что не выпадало на долю последователей ни одной другой религии на Земле. Абу Убайда стойко выдержал все испытания, храня верность Аллаху и Его посланнику в любой ситуации. Однако горе, постигшее Абу Убайду в день Бадра, по своей тяжести и трагизму превзошло любые ожидания и представления. * * * В день Бадра Абу Убайда с беззаветной храбростью сражался в первых рядах бойцов, презрев смерть и вселяя страх в души язычников. Абсолютно не страшась гибели, Абу Убайда так яростно атаковал противника, что, встретившись с ним, конница курайшитов всякий раз сворачивала в сторону. Однако один из врагов постоянно появлялся перед Абу Убайдой в любом месте, где бы тот ни был. Абу Убайда постоянно сворачивал в сторону, завидев его, и всячески избегал столкновения с ним. Вражеский воин вновь бросался в атаку. Абу Убайда всячески пытался обойти его, но он перерезал ему все пути и вставал преградой между Абу Убайдой и противником, мешая ему продолжать бой с врагами Аллаха. Когда терпение Абу Убайды наконец истощилось, он нанёс вражескому воину страшный удар мечом по голове, разрубив её надвое. Противник замертво рухнул на землю у ног Абу Убайды. Не пытайся, уважаемый читатель, строить догадки по поводу того, кто же был этот убитый солдат… Разве я не сказал тебе, о мой читатель, что горе, постигшее Абу Убайду по своей тяжести и трагизму превзошло любые ожидания и представления? Ты будешь ошеломлён, если узнаешь, что убитый воин противника был Абдуллой Ибн аль-Джаррахом — отцом Абу Убайды. Но Абу Убайда убил не своего отца — он убил язычество в лице своего отца. Всемогущий Аллах ниспослал священный аят Корана по поводу Абу Убайды и его отца. Было сказано, да возвысится Слово Его: "Не найдёшь ты никого из верующих в Аллаха и Последний день, кто любил бы тех, которые противятся Аллаху и посланнику Его, даже если они отцы их, или сыны их, или братья их, или из родственников их. Они те, на сердцах которых Аллах запечатлел веру, и которых Он укрепил Своим Собственным вдохновением. И Он примет их в Сады, через которые текут реки. В них будут они пребывать. Весьма угодны они Аллаху, и Он весьма угоден им. Они на стороне Аллаха. Внемлите! Те, которые на стороне Аллаха, преуспевают". (Препирательство, 22). * * * Абу Убайда сам был не только защитником и хранителем Ислама, но и организатором специальных отрядов, предназначенных для защиты мусульман. Эти войска геройски сражались во многих боях. Однажды Посланник отправил отряд своих людей на перехват курайшитского каравана, назначив Абу Убайду его командиром. Из провизии Пророк дал ему сумку с финиками, так как ничего другого найти не смог.

АБУ УБАЙДА ИБН АЛЬ-ДЖАРРАХ

Ежедневно Абу Убайда давал каждому воину по одному финику. Люди сосали их, подобно тому, как младенец сосёт грудь матери, а затем запивали водой. Один финик и составлял рацион воина до наступления ночи * * * В битве при Ухуде мусульмане потерпели поражение, и на поле боя то и дело разносились крики язычников: — Покажите мне Мухаммада… Покажите мне Мухаммада… Абу Убайда был одним из десяти человек, которые кольцом встали вокруг посланника Аллаха, чтобы защищать его и своими телами прикрывать от копий язычников. После боя оказалось, что у посланника Аллаха выбит зуб, рассечен лоб, а в щеку вонзились два кольца из его кольчуги. К нему подошёл Правдивейший Абу Бакр, желая вытащить из щеки кольца, но Абу Убайда сказал ему: "Прошу тебя оставить это дело мне". Абу Бакр согласился и отошёл. Абу Убайда опасался, что Абу Бакр причинит боль посланнику Аллаха. После этого Абу Убайда крепко зацепил одно кольцо одним своим передним зубом и, резко дёрнув, вытащил кольцо из щеки Пророка. Однако при этом сломал свой собственный зуб. Вторым зубом Абу Убайда ухватился за второе кольцо и вырвал его, но сломал при этом и второй зуб… Абу Бакр сказал после этого: "Из всех беззубых Абу Убайда был лучшим". * * * Став сторонником посланника Аллаха Абу Убайда постоянно был рядом с ним до самой его кончины. Когда наступил день Сакифы Умар Ибн аль-Хаттаб сказал Абу Убайде: "Протяни руку, и я присягну тебе. Я слышал, как посланник Аллаха сказал: "У каждой нации есть хранитель, и ты хранитель этой нации". Абу Убайда сказал: — Я не мог получить преимущество перед человеком, которому посланник Аллаха повелел обеспечивать Намаз, и он обеспечивал его, пока Пророк не умер. После этого люди присягнули Правдивейшему Абу Бакру, а Абу Убайда стал у него лучшим советчиком и преданным помощником в добрых делах. После себя Абу Бакр завещал халифат аль-Фаруку, которому Абу Убайда беспрекословно подчинялся и проявил неповиновение всего лишь однажды. Знаешь ли ты, о мой читатель, в каком деле Абу Убайда не подчинился приказу халифа мусульман? Это произошло в то время, когда Абу Убайда Ибн аль-Джаррах был в аш-Шаме и вёл мусульманские армии от победы к победе, пока Аллах его руками не овладел всей страной. На востоке мусульмане вышли к Евфрату, а на севере достигли Малой Азии. В это же время весь аш-Шам охватила невиданная эпидемия чумы, и болезнь собрала богатую жатву среди людей. Умар Ибн аль-Хаттаб направил к Абу Убайде гонца с посланием, в котором говорилось: "У меня появилось срочное дело, в котором я не могу обойтись без тебя. Если ты получишь это письмо ночью, то не жди утра, и тут же отправляйся ко мне. Если же письмо придёт к тебе утром, то ты должен отправиться ко мне, не дожидаясь вечера". Прочитав послание аль-Фарука, Абу Убайда сказал: "Я понял, что за срочное дело ко мне у вождя правоверных. Он хочет держать меня при себе, чтобы меня не постигла чума". Абу Убайда послал Умару ответ: "О вождь правоверных! Я понял, зачем я нужен тебе. Дело в том, что я нахожусь в рядах армии мусульман и совершенно не испытываю никакого желания уберечься от того, что ожидает их и меня? Я не хочу расставаться с ними до тех пор, пока Аллах не решит мою и их судьбу. Если ты получишь моё послание, то освободи меня от своего приказа и разреши остаться здесь". Прочитав письмо, Умар расстроился до такой степени, что, увидев его переполненные слезами глаза, приближённые спросили: — Неужели Абу Убайда скончался, о вождь правоверных? — Нет, — ответил он. — Но он близок к смерти. Предчувствие не обмануло аль-Фарука, так как буквально после этого чума настигла и Абу Убайду. Почувствовав приближение смерти, он завещал своим солдатам: "Я обращаюсь к вам с заветом, который принесёт вам постоянное благополучие, если вы его примете: совершайте же Намаз, соблюдайте пост в течение месяца Рамадана, совершайте большое и малое паломничество, совещайтесь между собой, будьте искренними с вашими эмирами и не обманывайте их, не увлекайтесь мирской жизнью. Даже если человек и проживёт тысячу лет, то и в этом случае его всё равно ждёт кончина, как вы это сейчас видите… Мир вам и милость Аллаха". Обратившись к Маазу Ибн Джабалу, Абу Убайда сказал ему: "О Муаз, будь же у людей имамом". Едва успев вымолвить это, Абу Убайда скончался. Поднявшись с места, Мааз обратился к людям: "О мусульмане, вас постигло огромное горе в связи с кончиной этого человека. Клянусь Аллахом, что за всю свою жизнь я не видел более порядочного и чистосердечного человека. Он был крайне далёк до того, чтобы ненавидеть кого-либо или причинить даже малейшее зло. Никто не любил детей так сильно, как он, и никто не был так искренен с людьми. Молитесь же о ниспослании милосердия ему, и Аллах смилостивится над вами".