Аль валид

07.07.2018 0 Автор admin

Принц аль-Валид ибн Талал ибн Абдель Азиз Аль Сауд (араб. ; род. 7 марта 1955), больше известный как принц аль-Валид — член Саудовской королевской семьи, племянник нынешнего короля Салмана, предприниматель и международный инвестор. Заработал своё состояние на инвестиционных проектах и покупке акций. В 2007 году его собственный капитал оценивался в $21,5 млрд (по данным журнала «Forbes»). Аль-Валид ибн Талал аль-Сауд занимает 22 строчку в списке самых богатых людей мира. Журнал «Time» дал ему прозвище «аравийский Уоррен Баффетт».

Биография

Аль-Валид — внук основателя Саудовской Аравии короля Абдель Азиза ибн Сауда. По матери — внук Риада ас-Сольха, первого премьер-министра независимого Ливана. Двоюродный брат марокканских принцев Мулай Хишамаангл.

Абу аль-Валид

и Мулай Исмаилаангл. (их матери — родные сёстры). Ещё одна тётка принца была женой Омара Караме — другого премьер-министра Ливана.

Аль-Валид имеет степень Бакалавра наук (Колледж Menlo, 1979) и магистра (школа Максвелла по Связям с общественностью Сиракузского университета, 1985). Ему также предоставлена степень доктора философии от Международного Университета Эксетера.

Трижды разведен. Его первой женой была Далал — дочь его дяди короля Сауда, в этом браке родились принц Халед и принцесса Рим. Вторая жена — Иман ас-Судайри. В 2006 году познакомился со своей третьей женой — Амирой (род. 1983) — и сразу сделал ей предложение. В 2014-м они развелись.

Несмотря на то, что принц аль-Валид — племянник шести королей Саудовской Аравии, он остался вне ядра политической власти в Саудовской Аравии. Вместо этого создал большую международную корпорацию, названную Холдинговой компанией Королевства, через которую он вкладывает инвестиции.

По данным СМИ, саудовский король Салман принял решение о назначении принца аль-Валида будущим послом Саудовской Аравии в Израиле.

Бизнес

Аль-Валид начал свою деловую карьеру в 1979 году по окончании колледжа Menlo. Он взял кредит на сумму $300 000 и стал посредником в делах с иностранными фирмами, желающими заняться коммерцией в Саудовской Аравии.

Действия принца как инвестора дали выдающиеся прибыли, когда он купил существенную часть долей в Citicorp в 1990-х, (в то время она была в финансовом кризисе). С начальными инвестициями $550 млн, чтобы спасти от полного разорения Citibank, и отдать ссуду американскому банку и латиноамериканским фирмам, он вложил в Citibank все свои инвестиции. Он спас Citibank от полного разорения. 50 % всего состояния аль-Валиду принёс Citibank.

Сотрудничал с Биллом Гейтсом, будучи одним из совладельцев Four Seasons Hotels, и в 2004 году оказывал поддержку Microsoft в экпансии в Саудовской Аравии.

Он также сделал большие инвестиции в AOL, Apple Inc, Worldcom, Motorola, News Corporation Ltd и компании СМИ.

Стиль жизни

Принц первым в мире заказал себе личный Airbus A380 Super Jumbo. Цена контракта составила $488 млн долл.  США. В самолете имеется отделанная мрамором турецкая баня, концертный зал на десять мест и гараж для «роллс-ройса». Кроме того, в самолете выделено несколько отдельных номеров, при каждом из которых имеется часовня с электронным молитвенным ковриком, всегда смотрящим в сторону Мекки. Имеется специальная «комната благоденствия» с гигантским экраном в полу, на котором видно землю внизу

Награды

Страна Дата Награда Литеры
Саудовская Аравия Саудовская Аравия 2002— Кавалер Большой ленты ордена короля Абдель-Азиза
Иордания Иордания 1997— Кавалер Большой ленты ордена Звезды Иордании
Республика Корея Республика Корея 1999— Кавалер ордена Дипломатических заслуг 3 класса
Бруней Бруней 2001— Кавалер ордена Королевской семьи Брунея 1 класса DK
Ливан Ливан 2002— Гранд-офицер ордена Кедра
1998—2002 Командор
Тунис Тунис 2002— Кавалер Большой ленты ордена Республики
Тунис Тунис 2003— Медаль 7 Ноября
Босния и Герцеговина Босния и Герцеговина 2003— Президентская медаль
Буркина-Фасо Буркина-Фасо 2003— Командор Национального ордена Буркина-Фасо
Гвинея Гвинея 2003— Командор Национального ордена Заслуг
Экваториальная Гвинея Экваториальная Гвинея 2003— Кавалер Большого креста Национального ордена Экваториальной Гвинеи
Нидерланды Нидерланды 2003— Офицер ордена Оранских-Нассау
Сенегал Сенегал 2003— Гранд-офицер Национального ордена Льва
Того Того 2003— Гранд-офицер ордена Моно
Габон Габон 2004— Кавалер Большого креста Национального ордена Заслуг
Чад Чад 2004— Гранд-офицер Национального ордена Чада
Коморы Коморы 2004— Командор ордена Звезды Анжуана
Джибути Джибути 2004— Командор ордена Большой Звезды Джибути
Джибути Джибути 2004— Президентская медаль
Джибути Джибути 2004— Юбилейная медаль «20 лет независимости Республики Джибути»
Бенин Бенин 2005— Великий офицер Национального ордена Бенина
Гамбия Гамбия 2005— Великий офицер ордена Республики Гамбия
Кения Кения 2005— Командующий ордена Золотого сердца C.G.H.
Либерия Либерия 2005— Кавалер Большого креста ордена Звезды Африки
Мали Мали 2005— Командор Национального ордена Мали
Кот-д’Ивуар Кот-д’Ивуар 2006— Кавалер Большого креста Национального ордена Республики Кот-д’Ивуар
Гана Гана 2006— Компаньон ордена Вольты
Нигер Нигер 2006— Кавалер Большого креста ордена Заслуг
Пакистан Пакистан 2006— Hilal-e-Imtiaz HI
Сирия Сирия 2006— Командор ордена Омейядов 1 класса
Франция Франция 2006— Командор ордена Почётного легиона
Уганда Уганда 2006— Великий командор ордена Жемчужины Африки
Филиппины Филиппины 2007— Гранд-офицер ордена Золотого сердца
Китайская Республика Китайская Республика 2007— Кавалер Большой ленты ордена Бриллиантовой звезды
Болгария Болгария 2009— Кавалер ордена «Мадарский всадник»
Мадагаскар Мадагаскар 2009— Кавалер Большого креста 1 класса Национального ордена Мадагаскара
ЦАР ЦАР
Кабо-Верде Кабо-Верде 2010— Медаль ордена Амилкара Кабрала
Вьетнам Вьетнам 2010— Кавалер ордена Дружбы
Лаос Лаос 2010— Медаль Почёта
Бурунди Бурунди 2011— Кавалер ордена Республики
Мавритания Мавритания 2011— Гранд-офицер Национального ордена Заслуг
Марокко Марокко 2011— Кавалер Большого креста ордена Алауитского трона
Бахрейн Бахрейн 2012— Кавалер ордена Мужества
Бангладеш Бангладеш 2012— Кавалер ордена Дружбы
Палестина Палестина 5 марта 2014— Кавалер Большой ленты ордена Почёта
Монако Монако 29 октября 2015— Гранд-офицер ордена Гримальди

Королевство Саудовская Аравия — одно из самых загадочных государств мира. Женщины не могут находиться на его территории с непокрытой головой и с открытыми частями тела. За любую «духовную» провинность полиция нравов может побить тебя палками, а если женщина изменит мужу, её забьют камнями до смерти. Одновременно, уровень жизни в этой стране конкурирует со Швейцарией, Германией и США. При рождении, каждый подданный Саудовской Аравии получает банковский депозит на 300 тысяч долларов. В этой стране нет ни одного христианского храма.

Кажется, что весь этот набор шокирующих и противоречивых правил может идти только из далёкого прошлого и Саудовской Аравии должно быть как минимум несколько веков. На самом деле это очень молодое государство, основанное в начале XX века первым Королём из династии Саудитов Абдельазизом.

Востоковед и аналитик Анатолий Несмиян предлагает собственную оценку текущего состояния дел в Саудовской Аравии в свете сорванных переговоров в Дохе по заморозке добычи нефти.

Монархия в Саудовской Аравии

Публикуются подробности сорванной встречи по нефти в Дохе. Сами по себе эти подробности не слишком интересны — срыв встречи был предопределен уже несколько дней назад, когда Саудовская Аравия резко и без объяснения причин развернула свою позицию практически к неприемлемой. Но вот некоторые детали внутрисаудовской борьбы в этих сообщениях и подробностях выглядят весьма любопытными:

Переговоры о заморозке добычи нефти в Дохе сорвались из-за давления заместителя наследного Принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Сальмана. Как пишет Financial Times, Принц перед началом переговоров позвонил делегации своей страны и потребовал вернуться обратно. Несмотря на то, что делегация Саудовской Аравии отказалась уехать из Дохи, переговоры оказались сорваны. Как отмечает издание, ситуация показала, что у министра нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими намного меньше влияния, чем у королевской семьи.

Король Сальман и его сын Принц Мохаммед

Принц Мохаммед бин Сальман — сын короля, но при этом является третьим лицом в государстве. Кронпринц — Мохаммед бин Найеф, и его позиции пока никем не оспариваются. Кронпринцем он стал после «увольнения» с этого поста назначенного явно временно принца Мукрина, у которого вообще никаких шансов стать королем не было никогда — он сын первого короля Абдельазиза и наложницы-иностранки, за ним нет влиятельных кланов, хотя с профессиональной и аппаратной точки зрения положение принца Мукрина было и остается весьма значительным.

Тем не менее, сейчас внутри династии идет очень жесткая борьба. Решается вопрос об изменении принципа престолонаследия. После короля Сальмана он все равно изменится явочным порядком — вопрос только, каким именно.

До сегодняшнего дня все короли Саудовской Аравии были родными братьями по отцу — основателю нынешней династии Абдельазизу ибн Сауду. Теперь братья закончились — точнее, уже не осталось ни одного, который мог бы претендовать на трон. Сальман — последний.

После Сальмана приходит новое поколение принцев — причем проскакивая следующее после нынешних королей поколение. Это примерно как если бы после нынешней Королевы Англии Елизаветы корону наследовал бы не сегодняшний наследник Чарльз, а сразу его сын Уильям.

Но Англия — конституционная монархия, а потому принципиального значения рокировочки такого уровня не играют. Для Саудовской Аравии вопрос более серьезный — она монархия абсолютная, хотя, безусловно, у монарха есть ряд существенных ограничений. В частности, ограничением является лествичная система наследования, когда корона переходит не от отца к сыну, а «по кругу» между братьями, а затем уже между их наследниками — но тоже «по кругу».

Король Абдельазиз ибн Сауд

Созданная Абдельазизом система наследования в контексте ситуации создания Саудовской Аравии гарантировала ее устойчивость — жены Абдельазиза были представительницами различных племенных групп Королевства, а потому таким образом все они получили доступ к власти через наследников (худо-бедно, около 60 человек).

Однако в следующих поколениях кровные переплетения стали настолько причудливыми, что принадлежность к кланам стала носить не кровный, а политический характер — заключались (и естественно, расторгались) различные союзы, создавая сложный и не всегда устойчивый баланс. При этом общее количество Принцев династии на сегодня насчитывает порядка 15 тысяч человек во всех семи или восьми поколениях потомков Абдельазиза. Понятно, что претендовать на престол все не могут, однако есть группа численностью порядка 60-70 человек, которые имеют все права на корону.

Король Сальман в окружении потенциальных наследников

Смена порядка наследования становится настоятельной потребностью, способной внести стабильность в нарастающую турбулентность. Она, кстати, гибельна для Королевства, собранного из четырех исторических областей полуострова, и не имеющих никаких иных причин для тяготения друг к другу, кроме единой династии. Хаос в доме Саудов разорвет и саму Саудовскую Аравию. Сегодня в таком развитии событий есть очень много заинтересованных внешних игроков — включая и крайне влиятельные силы в Америке. В этой связи главной задачей Короля Сальмана становится обеспечение перехода к новому поколению, а еще лучше — перехода к более современной и устойчивой системе передачи власти.

Пути выхода из династического кризиса

Есть два пути, как этого можно достичь. Первый — обеспечить своему клану и семье доступ к власти навсегда через передачу короны от отца к сыну.

Аль-Валид ибн Талал Аль Сауд

Но при этом нужно выплатить всем остальным кланам и племенным группам настолько щедрые отступные, что либо их попросту нет в наличии, либо размер отступных превысит выгоду своего собственного клана от приобретения абсолютной власти. Второй путь — создать своему клану настолько мощные преимущества, что вопрос о наследовании отпадет сам собой. Решение будет продавлено де-факто.

Судя по тому, что сын Короля Мохаммед стал вторым вице-премьером (первым вице- всегда является Кронпринц), а также то, что Мохаммед бин Сальман сосредоточил в своих руках армию и все ключевые экономические и финансовые рычаги, король идет по второму пути. Который, понятно, нравится далеко не всем, а точнее — вообще никому.

Кронпринц Мохаммед бин Найеф

Весьма вероятно, что решение Принца Мохаммеда о демонстративном срыве договоренностей в Дохе имеет не только внешнеполитическое, но и внутриполитическое измерение. Судя по отказу саудовской делегации от отъезда из Дохи, она не посмела ослушаться политических установок сына короля, но у нее хватило ресурсов противостоять ему по второстепенным решениям. И таким ресурсом может быть только Кронпринц Мохаммед бин Найеф, который одновременно руководит МВД. Однако то, что речь идет о противостоянии сыну короля, сам по себе кронпринц может противопоставить первому и третьему лицу в государстве лишь серьезный союз с другими принцами, причем принцами, обладающими сопоставимыми с семьей короля ресурсами. Скорее всего, речь идет о союзе кронпринца Мохаммеда и сына бывшего Короля Абдаллы Принца Митаба — командующего Национальной гвардией. Такой союз — да, имеет шансы на противостояние с кланом короля.

Похоже, структурирование конфликта внутри саудовской династии либо завершено, либо близко к завершению — оформляются две мощные группировки, каждая из которых имеет шанс. Королю придется продавливать решение о смене порядка престолонаследия, а потому его задача крайне сложна. Ваххабизм вообще крайне отрицательно относится к любым новшествам (бида), причем не только в религиозном, но и в секулярном пространстве.

За Кронпринцем и Митабом — традиция и недовольство кланов. От войны две группировки спасает лишь понимание того, что у Королевства резко возрастает вероятность распада, который не преминут устроить ему недоброжелатели из США с помощью, к примеру, того же ИГИЛ (запрещена в России). У ИГИЛ проблема доступа к ресурсам стоит крайне остро, и если только в Саудовской Аравии возникнет даже небольшой хаос, прекрасно ориентирующиеся в ближневосточных раскладах руководители Исламского государства (не их пешка Халиф Абу-Бакр, естественно) могут воспользоваться предоставившейся возможностью.

Уже поэтому мы вряд ли увидим борьбу кланов династии Аль Саудов, что называется, «на поверхности». Однако маркером служит вторая позиция Королевства — пост кронпринца. Если королю не удастся назначить своего сына кронпринцем — он проиграл в борьбе. Удастся — выиграл. В первом случае династия так и останется пребывать в неустойчивом положении — противоречие, которое его вызывает, не снимается. Во втором случае ситуация будет выглядеть более устойчивой и станет означать, что королю удалось договориться или вынудить конкурирующие кланы на согласие с его решением.

Богатство правящей саудовской династии обычно не связывают с деловой хваткой, финансовой удачливостью или тяжелой работой. Исключение составляет только многомиллиардное состояние принца аль-Валида бин Талала бин Абдул Азиза аль-Сауда. Став председателем своей собственной компании в 14 лет, а миллиардером – в 31 год, принц аль-Валид, которому сегодня 51 год, является типичным бизнесменом западного образца, создавшим самого себя и свой капитал, оцениваемый сегодня в 21 миллиард долларов.

В начале XX столетия король Ибн Сауд огнем и мечом сумел объединить в одно государство разрозненные племена Аравийского полуострова. С 1932 года династия Саудитов является правящей королевской династией Саудовской Аравии и хранительницей одной из главных общемусульманских святынь – храма Кааба в Мекке. Клан аль-Саудов насчитывает более тысячи принцев и принцесс. Самый известный из них – принц аль-Валид – выделяется не только размером своего состояния, но и высоким иерархическим положением в клане: он приходится племянником нынешнему королю Саудовской Аравии.

Аль-Валид родился в 1957 году от брака принца крови королевской семьи Саудовской Аравии и дочери первого премьер-министра Ливана. Родители развелись, когда ребенку было три года, и до своего 11-летия мальчик жил с матерью в Бейруте. Получать образование юного отпрыска монаршего семейства отправили в Америку. Здесь принц окончил колледж Менло в Сан-Франциско (имеет степень бакалавра делового администрирования) и магистратуру в области общественных наук Сиракузского университета в Нью-Йорке.

Приверженец и блюститель ваххабизма в Америке пристрастился к утренним пробежкам, полюбил кока-колу, мастерски овладел умением носить деловые костюмы и, говорят, даже был активным участником разгульных студенческих вечеринок.

Свою деловую деятельность принц начал в 1979 году с оказания посреднических услуг иностранным компаниям, которые хотели вести бизнес с Саудовской Аравией. Учитывая близость принца к королевской семье и его неформальное влияние в регионе, начало оказалось успешным. В 1980 году аль-Валид бин Талал учредил компанию «Мамляка» (в английском варианте «Kingdom»). Сам он говорит, что создал бизнес с помощью 30 тысяч долларов, одолженных у отца, и кредита в 400 тысяч долларов, полученного под залог дома, подаренного родителем. Аль-Валид продолжил активно пользоваться своим привилегированным положением, получая выгодные строительные подряды и покупая по заниженным ценам земельные участки для последующей перепродажи. Впрочем, по оценке самого аль-Валида, его подряды и сделки с недвижимостью в округе Эр-Рияда были не больше чем «блик на экране радара». Метафору, которой пользуется принц, иначе чем оговоркой по Фрейду не назовешь: в то время война занимала принца даже больше, чем бизнес.

Война в Афганистане была священной для правоверных мусульман. Династия Саудитов, стоящая во главе ваххабизма, не могла остаться в стороне от событий в Афганистане. И аль-Валид активно помогал афганским моджахедам в борьбе против Советского Союза. В 1981 году принцу даже довелось побывать в тренировочных лагерях в Пешаваре, где моджахеды проходили боевую подготовку. Однако после вывода советских войск с территории Афганистана в 1989 году и начала гражданской войны в этой стране аль-Валид прекратил посылать туда деньги. По его словам, свое последнее пожертвование моджахедам он сделал в апреле 1990 года, передав им 5,4 миллиона долларов.

Хотя многие мои соотечественники и сегодня финансируют афганских моджахедов, сам я больше этим не занимаюсь, – признался принц в интервью одному из американских изданий. Чьи деньги тратил начинающий бизнесмен на поддержку моджахедов, впрочем, до сих пор так и остается загадкой. По официальной информации, обороты его компании были более чем скромны.

Как серьезный бизнесмен аль-Валид стал известен только в 1988 году после приобретения крупного пакета акций «United Saudi Commercial Bank». Но даже это приобретение обеспечивало принцу статус заметного финансового игрока только в пределах королевства. Однако через два года принц сделал шаг, который позволил ему стать заметной фигурой мирового масштаба: он приобрел 20,8 % акций «Citibank».

Осенью 1990 года крупнейший американский банк оказался в весьма трудном положении: потери на кредитовании сделок с недвижимостью составили 1 миллиард долларов, а поиски инвесторов, готовых способствовать рекапитализации, были безуспешными. Акции стремительно обесценивались.

В конце 1990 года аль-Валид приобрел 4,9 % акций этой корпорации за 207 миллионов долларов (по цене 12,46 доллара за штуку). В феврале 1991-го, когда американцы получили разрешение на использование саудовской территории для развертывания своих войск в операции «Буря в пустыне», принцу удалось купить еще один пакет привилегированных акций «Citigroup». К началу 1994 года стоимость акций компании резко взлетела вверх, значительно приумножив капитал аль-Валида и укрепив его репутацию как удачливого бизнесмена.

Казалось бы, все логично и прозрачно. Но исследование, проведенное экспертами журнала «Экономист», вызвало у них некоторые сомнения, во-первых, относительно реальности его успехов в качестве стратегического инвестора, а во-вторых, относительно источников его основных доходов. Согласно анализу «Экономиста», в то время аль-Валид просто не имел финансовых возможностей вложить в акции зарубежной компании 797 миллионов долларов.

После успеха с приобретением акций «Citigroup» империя принца аль-Валида вышла за пределы Саудовской Аравии и продолжала быстрыми темпами разрастаться. Он вкладывал деньги в предприятия, связанные со СМИ, телекоммуникациями, информационными системами, банковской деятельностью и в сеть крупных отелей.

Однако «Citibank» стал чуть ли не единственным успешным вложением капитала саудовского магната. Все остальные его инвестиции вне Саудовской Аравии в течение нескольких лет в начале 1990-х на сумму в 3 миллиарда долларов увеличились не более чем на 800 миллионов! В рейтинге американских инвесторов принц занял бы место где-то в нижней части списка, и уж конечно и речи быть не может о том, чтобы сравнивать аль-Валида с Уорреном Баффетом. Между тем журнал «Time» назвал его «арабским Уорреном Баффетом», а «Forbes» – одним из наиболее проницательных инвесторов в мире. В 1995 году «Business Week» предсказал, что к 2010 году аль-Валид станет самым могущественным и влиятельным бизнесменом на планете.

Наиболее неудачным предприятием принца стала его широко разрекламированная попытка спасти европейский Диснейленд, в результате чего приобретенные им акции обесценились на четверть. В этот же ряд можно поставить и концерн «Sachs», и сеть кафе «Planet Hollywood», и компанию «Proton».

Тем не менее, вопреки всем экономическим законам, империя принца продолжала расти. Начиная с середины 1990-х аль-Валид ежегодно тратил около 4,5 миллиарда долларов. При этом аль-Валид редко продавал свои акции и отрицал возможность пополнения состояния за счет получения наследства или подарков состоятельных родственников. В таком случае, – рассуждали эксперты журнала «Экономист», – возможными источниками пополнения капитала принца могли быть: а) пользование чужими средствами; б) займы; в) доход от инвестиций; г) торговля.

Вложение чужих денег в выгодные проекты является довольно распространенной практикой в Саудовской Аравии, особенно среди членов королевской семьи, которые не желают лишний раз светиться в деловом мире. Между тем аль-Валид напрочь отметает предположение, что он инвестирует не свои деньги. Что же касается займов, то и здесь принц предпочитает обходиться собственными средствами. По словам принца, не увлекает его и торговля.

Остаются только доходы от вложенных капиталов. Но и здесь дебит не сходится с кредитом. К концу 1999 года состояние аль-Валида оценивалось в 14,3 миллиарда долларов. Его инвестиции за рубежом составляли 11 миллиардов, а в Саудовской Аравии – около 700 миллионов. Кроме того, 1,1 миллиарда долларов он держал в твердой валюте. По расчетам экспертов выходило, что 12,8 миллиарда приносят принцу 223 миллиона долларов ежегодной прибыли.

Однако аль-Валид декларировал, что его ежегодная прибыль на тот момент составляла 500 миллионов в год. Эксперты недоумевали: Неужели же большую часть прибыли – 277 миллионов – приносят оставшиеся в распоряжении принца 1,5 миллиарда долларов?! При этом нужно иметь в виду, что личное имущество аль-Валида в виде дворца, самолетов, яхт и т. д., стоимость которого на тот момент составляла 550 миллионов долларов, вообще не приносило никакой прибыли.

Что и говорить, саудовский принц задал международным экспертам в области экономики загадку в духе восточных сказок. Возможно, именно поэтому большинство деловых изданий предпочитают заниматься не анализом инвестиционной стратегии аль-Валида, а обсуждением экзотических особенностей его жизни и быта. Благодаря глянцевым журналам широко известно, что принц не пьет и не курит, потребляет не более 130 калорий в день и по-прежнему, как в студенческие годы, совершает ежедневные пробежки. Корреспондентов глянцевых изданий не смущает то обстоятельство, что, по их же информации, принц трудится в оборудованном спутниковой связью и полдюжиной телефонов импровизированном кабинете под сенью бедуинского шатра в саудовской пустыне. Воображение отказывается представить принца аль-Валида, бегающего трусцой по ночной пустыне. Впрочем, вполне возможно, что специально для него в пустыне построено что-то вроде бегового трека, петляющего по оазису… В чем не приходится сомневаться, так это в его умении жить на широкую ногу.

Аль-Уалид бен Талал Алсауд

В 2008 году принц аль-Валид стал первым частным лицом, купившим себе «Аэробус A380». Лайнер получил название «Летающий дворец». На тюнинг самолета было потрачено 350 миллионов евро и около двух лет работы. В самолете имеются мраморная столовая на 14 человек, бар, украшенный полотнами в цветах арабской пустыни, ванная с джакузи, сауна. На борту самолета разместился также и спортзал, в котором (по подтвержденной информации) точно есть несколько беговых дорожек, которыми пользуются принц и его гости.

Нынешний ипотечный кризис в США едва не разорил «Citibank», крупнейшим акционером которого является аль-Валид. Саудовская Аравия также не является той страной, куда хотят вкладывать деньги западные инвесторы, которых пугают жесткие регулирующие правила и низкая прозрачность страны. Индексы саудовских акций в последние два года падают. Все эти обстоятельства давно и, видимо, надолго выбили принца из числа лидеров списка «Forbes».

Но он по-прежнему удивляет мир размерами своих трат, а глянцевые журналы по-прежнему не скупятся на похвалы принцу аль-Валиду. Теперь его характеризуют как долгосрочного инвестора с глобальным мышлением, благодаря своему чутью удачно вкладывающего деньги в недооцененные другими перспективные компании.

Несмотря на то что в ближайшие годы принцу не светит занять место Уоррена Баффета или Билла Гейтса, как пиар-проект саудовской королевской семьи он отработал на все сто процентов. По крайней мере, у подданных монарха и друзей семейства слава принца должна вызывать удовлетворение. Расточительность и алчность Саудитов долгое время вызывала растерянность у западных бизнесменов, пытавшихся иметь с ними дело. Теперь у них есть предмет гордости – порядочный и щедрый отпрыск, который демонстрирует удивительную способность зарабатывать капитал «благодаря своему уму и тяжелой работе».