Гари миллер

03.08.2018 0 Автор admin

Миллер, Гари

.gdn

A very important Christian missionary Reverted to Islam and became a major herald for Islam, he was a very active missionary and was very knowledgeable about the Bible. This man likes mathematics so much, that’s why he likes logic. One day, he decided to read the Qur’an to try to find any mistakes that he might take advantage of while inviting Muslims to convert to Christianity. He expected the Qur’an to be an old book written 14 centuries ago, a book that talks about the desert and so on. He was amazed from what he found.
He discovered that this Book had what no other book in the world has. He expected to find some stories about the hard time that the Prophet Muhammad (Peace Be Upon Him) had, like the death of his wife Khadijah (may Allah be pleased with her) or the death of his sons and daughters. However, he did not find anything like that. And what made him even more confused is that he found a full "Sura" (chapter) in the Qur’an named "Mary" that contains a lot of respect to Mary (peace be upon her) which is not the case even in the books written by Christians nor in their Bibles. He did not find a Sura named after "Fatimah"(the prophet’s daughter) nor "Aishah" (the Prophet’s wife), may Allah (God) be pleased with both of them. He also found that the name of Jesus (Peace Be Upon Him) was mentioned in the Qur’an 25 times while the name of "Muhammad" (Peace Be Upon Him) was mentioned only 4 times, so he became more confused. He started reading the Qur’an more thoroughly hoping to find a mistake but he was shocked when he read a great verse which is verse number 82 in Surat Al-Nisa’a (Women) that says:
"Do they not consider the Qur’an (with care)? Had it been from other than Allah, they would surely have found therein much discrepancy".
Dr Miller says about this verse: "One of the well known scientific principles is the principle of finding mistakes or looking for mistakes in a theory until it’s proved to be right (Falsification Test). What’s amazing is that the Holy Qur’an asks Muslims and non-muslims to try to find mistakes in this book and it tells them that they will never find any". He also says about this verse: "No writer in the world has the courage to write a book and say that it’s empty of mistakes, but the Qur’an, on the contrary, tells you that it has no mistakes and asks you to try to find one and you won’t find any."

Read more

http://islamreligion1.blogspot.com/2011/08/dr-gary-miller-revert-to-islam.html

Download more Debates

http://www.truthway.tv

© 2016, Obriy.gdn.

All rights reserved.

Уважительное отношение Священного Корана к науке и поощрение ее изучения

Аналог уважительного отношения Священного Корана к науке и знаниям не встречается более ни в одной другой небесной книге. В этом отношении достаточно напоминания о том, что Коран называл период дикости арабов, соответствующий доисламской эпохе, периодом неве­жества (джахилийа).Священный Коран в сотнях айатов говорит о науке и знании, стремится к их возвеличиванию. Так, Всевышний Господь, как бы напоминая об оказанной Им человеку услуге, изрекает:

«И человека обучил тому, что он не знал» (96:5).

И еще:

«Повышает Аллах степенью тех из вас, кто верует, а также тех, кому Знание даровано» (58:11).

И, наконец:

«Неужели равны те, которые знают, и те, которые не знают?» (39:9)

Есть еще много коранических айатов, где затронут этот вопрос. В хадисах досточтимого Пророка (да благословит Аллах его и его род!) и Имамов Ахл ал-Бейт (мир им!) этому вопросу также посвящено множество преданий (ахбар).

Науки, к изучению которых призывает Священный Коран

Священный Коран во многих айатах (в силу их многочисленности мы воздержимся от перечисления) призывает к размышлениям над знамениями, связанными с небом и яркими звездами, с изменениями в их состоянии, а также — о порядке, который царствует над ними. Коран поощряет размышления по вопросам создания воды и суши, гор и пустынь, а также удивительных явлений в земных недрах; о разнице между днем и ночью; по поводу смены времен года. Священная Книга призывает к размышлениям над чудесами, связанными с сотворением земной флоры и фауны, вегетацией растений, а также повадками животных. Коран серьезно настаивает на необходимости размышлений над сотворением самого человека и тайнами, заложенными в его естестве; над внутренней природой людей и их духовным миром, связью последнего с небесным царством. Он призывает человека размышлять о земных просторах; внимательно изучать жизнь и деяния прошлых поколений; проявлять любопытство по отношению к жизни и особенностям различных народов, интересоваться их сказаниями и историей.

Таким образом, Коран призывает к изучению естественных наук, математики, философии, литературы, истории, наконец — всех наук, которые доступны человеческой мысли и которые являются полезными для человеческого сообщества и для достижения им счастья. Священный Коран на деле призывает человека к освоению этих наук, но с условием, чтобы они, служа ему руководством в поисках истины, включали бы в себя истинное мировоззрение, в центре которого находится познание Аллаха. В противном случае всякая наука, заставляющая человека увлекаться исключительно самим собой и отвлекает его от познания Аллаха, в Коране считается эквивалентной невежеству. Всевышний Господь изрек:

«Знают они только то, что явлено им в жизни здешней, но ничего не представляют они о жизни будущей» (30:7).

Или:

«Видел ли ты того, кто обожествил свою прихоть? Аллах ввел его в заблуждение на основании знания, запечатал его слух и сердце и бросил на его взор покрывало. Кто же наставит его на прямой путь после Аллаха? Неужели вы не помяните назидание?» (45:23)

Священный Коран, призывая к изучению наук, и сам является руководством для изучения целого ряда теологических дисциплин, а также общих основ исламской этики и фикха.

Науки, предметом изучения которых является Священный Коран

Среди мусульман распространены и такие науки, предметом изучения которых является непосредственно Священный Коран. Возникновение этих наук началось с самых первых дней ниспослания айатов Священного Корана. Вопросы, выдвигаемые этими науками, постепенно распространились среди людей. Затем ученые, занимающиеся такими науками, провели определенные исследования и написали соответствующие труды. Некоторые изучали кораническую терминологию, а другие проводили изыскания в области смыслов Корана. Науки, занимающиеся коранической терминологией, включают такие дисциплины, как орфоэпия (правила литературного произношения) и рецитация (правила мелодичного чтения). Данные дисциплины посвящены таким вопросам, как качество произношения — с учетом складов и букв, падежей и состояний, которые свойственны слоговым буквам в арабском языке в простых и составных словах; как слияние и изменение букв, остановки при чтении, начало нового предложения и тому подобное. Есть специальная дисциплина, изучающая записи и разъяснения семи популярных способов рецитации (таджвид) Корана, а также способы чтения сподвижников Пророка и другие популярные направления рецитации. Существует дисциплина, предметом изучения которой служит количество сур и айатов Корана, кораническая каллиграфия, а также различные типы и виды каллиграфии.

В свою очередь к дисциплинам, исследующим смыслы Священного Корана, относятся:

а) Дисциплина, предметом изысканий которой является все смысловое разнообразие айатов —танзил (знание о ниспослании айатов), та’вил ( выявление эзотерического смысла айатов), внешние и внутренние аспекты Корана, очевидные (мухкам) и метафорические (муташабих) трактовкиайатов, а также отмененные (мансух) и отменяющие (насих) айаты;

б) дисциплина, рассматривающая айаты и предписания (ахкам); относится к фикху.

в) дисциплина, предметом рассмотрения которой являются особые смыслы коранических айатов; известна как кораническая экзегеза —  тафсир. К слову, во втором разделе настоящего издания нами были высказаны соответствующие рассуждения относительно экзегетики и поколений экзегетов.

Исламскими учеными-богословами и исследователями написаны многочисленные труды по всем направлениям наук, посвященным Корану.

Науки, на формирование которых Священный Коран оказал влияние

Несомненно, история формирования ныне популярных, изучаемых и преподаваемых среди мусульман религиозных наук связана с миссией Пророка (да благословит Аллах его и его род!) и ниспосланием Корана, который принес Божественные знания и даровал законы Шариата.

Эти науки в I в. хиджры из-за запрета, наложенного властями халифов на записывание хадисов и на составление книг, посвященных хадисам, были распространены в несистематизированном виде только среди сподвижников Пророка (сахаба) и их последователей (таби‘ин), исключая небольшое количество лиц, которыми были написаны некоторые книги по фикху, экзегетике и хадисам. Большинство людей изучали религиозные науки изустно — путем выслушивания и запоминания.

Начиная со II в. хиджры, после снятия запрета , люди стали записывать хадисы, а затем приступили к письменной фиксации своих рассуждений применительно к другим наукам, инициировав тем самым появление систематизированного свода религиозных знаний. Так возникло изучение хадисов, генеалогии (передатчиков хадисов), методологии знаний (‘илм ад-дирайа), фикха(исламского права и юриспруденции), калама (исламской схоластики).

Начало формироваться и философское мышление. Хотя философия проникла в исламскую среду вместе с переводами с греческого языка, по прошествии некоторого времени она попала под влияние общественного мышления и претерпела значительные изменения — что по форме, что по содержанию. В мусульманской философии, особенно в области познания Бога, нет такого вопроса, который не мог быть обоснован посредством аргументов из Корана и хадиса.

То же самое можно сказать по поводу наук филологического толка. Хотя предметом изучения таких наук, как грамматика, риторика, литература, лексикология, этимология и был непосредственно арабский язык и его особенности, главным толчком к возникновению и развитию этих наук послужил Священный Коран, покоривший сердца людей великолепием своего слога.

Для выяснения значения терминов и уяснения состава предложений, в целях познания секрета красоты, выразительности и тонкого словесного искусства Корана люди нуждались в том, чтобы понять общие закономерности Слова Аллаха, сравнить его совершенство с тем несовершенством, которое встречалось в обыденной арабской лексике того периода. Иначе говоря, они желали видеть результаты своего любопытства и пытливости ума. В итоге в арабском языкознании появились синтаксис и морфология араб­ского языка и направления, посвященные красноречию.

Согласно преданиям, Ибн ‘Аббас, который принадлежал к когорте экзегетов из числа сподвижников Пророка, излагал смысл айатов, обращаясь к арабской поэзии; как следствие, он рекомендовал собирать и хранить стихи арабских поэтов. Известны его слова о том, что «поэзия — это совещательный орган арабов». Благодаря этому были собраны и зафиксированы лучшие образцы арабской прозы и поэзии. Так, шиитский ученый Халил б. Ахмад ал-Басри написал знаменитую книгу Ал-‘айн («Око»), в которой основал науку о метрических нормах арабской поэзии (‘аруз).

Историческая наука в Исламе также исходила из содержания хадисов. Все началось со сказаний о Пророках (мир им) и жизнеописания самого досточтимого Пророка (да благословит Аллах его и его род!), к ним добавилась история начального периода возникновения и распространения Ислама, и постепенно историческая наука стала формироваться как всеобщая история.

Смело также можно утверждать, что основным фактором, способствовавшим занятиям мусульман в области естественных наук, математики и т. п., изначально были переводы с других языков, а затем — та культурная мотивация, которая была вселена в сердца мусульман Священным Кораном.

Вначале по поручению халифов, которые правили тогда арабским народом, книги из разным наук переводились на арабский с греческого, сирийского и индийского языков, в итоге чего данные науки стали доступны всем мусульманам, среди которых были представители различных народов. Горизонты исследований мусульман, результативность их трудов возрастали с каждым днем.

Известно, что величественная исламская цивилизация, которая начала формироваться после переселения (хиджра) и кончины досточтимого Пророка (да благословит Аллах его и его род!) распространилась на значительной части территорий стран того периода.

gary miller

Ныне данная цивилизация именем ислама объединяет около 600 тысяч  человек, живущих на планете, и ее жизнеспособность является наглядным свидетельством влияния Священного Корана на мировую ойкумену.

Разумеется, подобные масштабные преобразования, которые стали одним из главных звеньев в цепи мировых событий, будет оказывать подобающее влияние и на последующие звенья этой цепи. Следовательно, Священный Коран продолжит быть одной из причин и предпосылок прогресса всей мировой культуры.

Вне сомнений, основательное освещение и демонстрация реальной ценности данного вопроса нуждаются в более глубоком исследовании и анализе, но соблюдаемый в этой книге принцип краткости изложения исключает подобный подход.

Из книги Мухаммада Хусейна Табатабаи «Коран в Исламе»

 Как известно в истории ислама, этот запрет был снят омейядским халифом ‘Умаром б. ‘Абд ал-’Азизом (718—721).

 Согласно статистическим данным года написания данной книги, т. е. 1341 года хиджры солнечной, соответственно 1962 г. от Р. Хр.

 Мухаммад Хусайн Табатабаи. Коран в Исламе. Санкт-Петербург: «Петербургское востоковедение», Фонд исследований исламской культуры, 2011.

— После множества веков я отлично с таким справляюсь!

— Как я понял, вам более 900 лет, — сказал Паксо. — Не староваты ли вы для спасения миров?

— Я в расцвете сил! — с этими словами Доктор достал из кармана банан. — И я смертельно вооружен, так что без шалостей.

— Какое оружие вы используете? — спросил Паксо.

— Стараюсь без него обходиться.

— Но вы же сказали, что смертельно вооружены!

Доктор закатил глаза.

— Да — этим бананом, киви, мандарином, да чем угодно! — он начал чистить банан. — Мир можно спасти воображением да фруктом.

Паксо холодно посмотрел на Доктора.

— Армии Хасвала готовы нанести удар. Он использует наши планеты в качестве базы для захвата сотен других миров!

Доктор вскочил.

— Зачем же я трачу время? Если народу Аскенфлатта нужна моя помощь, то я им помогу.

Паксо улыбнулся:

— Спасибо, Доктор. Большего я знать и не хотел.

Зрители тут же исчезли вместе со съемочной площадкой. Доктор понял, что он находится в темном сыром космическом корабле, залитом жутким зеленым светом. Камеры превратились в роботизированные пушки. А Джазами Паксо исчез. На его месте стояло то же синее осьминогообразное существо, переместившее Доктора на корабль.

— Это все розыгрыш? — помрачнел Доктор. — Межгалактическое шоу «Вас снимает скрытая камера»?

Осьминог улыбнулся и сунул Доктору в лицо небольшой компьютер.

— Мой генератор голограмм тебя обманул. Нет никаких журналистов, нет шоу. Но армии Хасвала Истребителя существуют. Мне ли не знать… — повысил голос осьминог и обнажил ряды острых зубов, — ведь я и есть Хасвал Истребитель!

— И что ты от меня хочешь? Чтобы я автограф попросил? — Доктор спокойно начал есть банан.

Құран мұғжизалары 32: Құраннан қате іздеген Гари Миллер ᴴᴰ

— Кстати, что ты сделал с Розой?

Хасвал нахмурился:

— Мои отряды были готовы к захвату Аскенфлатта, но один из моих шпионов обнаружил тебя — неудержимого и неистребимого Доктора! Защитника невинных, который сорвал тысячи вторжений! Ты знал о моих планах? Помешал бы? Я должен был выяснить!

— Ты же вроде истребитель, — холодно сказал Доктор. — Почему ты меня не истребил?

— Тебя, Повелителя Времени? Пережившего тысячи войн? Говорят, тебя опасаются сами далеки.

— Меня, — продолжил Доктор, — который может слопать десять сахарных пончиков подряд, не облизывая губы.

— Я собирался отложить вторжение до того, пока ты не покинешь Аскенфлатт, но твоя подружка предложила остаться навсегда! Мне пришлось действовать! — Хасвал сощурился. — Но после разговора я понял, что ты лишь перехваленный клоун. Даже твоя подруга страшнее тебя, а она заперта!

Хасвал махнул щупальцем, и прожектор осветил Розу, запертую во встроенной в стену камере.

— Мне больше нравилось в Искаженном отеле! — крикнула девушка Доктору.

— Не переживай, — ответил тот. — Съешь половинку банана.

— Вот спасибо! — Роза поймала банан.

— Хватит дурачиться, Доктор, — прохрипел Хасвал. — Пришел час твоей смерти!

— Вы, захватчики, всегда считаете себя шибко умными, — парировал Доктор, — но я всегда вас побеждаю. Знаешь, почему? Вы всегда ошибаетесь.

С этими словами Доктор сильно толкнул Хасвала. Осьминог попятился назад и поскользнулся на банановой кожуре, которую Роза бросила ему под ноги. С яростным криком захватчик упал на спину, а Доктор выбил из его щупалец генератор голограмм.

Одна из пушек развернулась и нацелилась на Доктора.

— Ложись, Роза! — прокричал тот и отпрыгнул. Пушка выстрелила силовым лучом, промахнувшись на пару миллиметров, и проделала здоровенную дыру в решетке камеры Розы. Доктор подскочил к пушке, схватил ее и развернул — следующий выстрел разнес другую пушку на кусочки.

Но Хасвал уже успел подняться на ноги. Его трясло от злости, и он размахивал щупальцами. Осьминог схватил Доктора, оторвал его от земли и бросил на металлический пол.

— Жалкая тварь! — прогремел Хасвал, направив пушки на Доктора. — Ты правда думал, что меня, Хасвала Истребителя, можно победить бананом?

— Что ж… — криво улыбнулся Доктор. — И капелькой воображения.

И тут к ужасу Хасвала перед ним лежало два Доктора. Затем на ноги стало подниматься уже шесть Докторов. Затем их стало двадцать. Вскоре перед осьминогом стояло уже пятьдесят человек с безумными глазами и дерзкими улыбками.

— Вот почему я лучше жалких недоделанных захватчиков вроде тебя, Хасвал! — рявкнул Доктор, и одновременно с ним заговорило более сотни Докторов. — Покинь этот сектор космоса и оставь свои военные планы!

~ 6 ~

Предыдущая страницаСледующая страница