Ислам в татарстане

17.12.2018 0 Автор admin

Цифровая (электронная) карта мира — подробная электронная карта расселения мусульман суннитов и шиитов (карта распространения суннитской (sunni islam) и шиитской (shia islam) ветвей ислама). В последние десятилетия ислам вывинулся в первые ряды международного политического процесса в качестве не только религии, но и идеологии. Причем настолько серьезно, что сегодня воспринимается в качестве одного из важнейших факторов мировой политики. Будучи второй крупнейшей религией мира, ислам неоднороден.

Содержание

Российские мусульмане (Уфа. Казань) это сунниты или шииты?

Мы постарались прояснить некоторые главные составные части ислама, названия которых у всех на слуху.

Кто такие сунниты?

Суннизм — доминирующая ветвь ислама. Сунниты — в буквальном смысле этого слова — мусульмане, которые руководствуются "сунной" — сводом правил и устоев, основанных на примере жизни пророка Мухаммеда, его поступках, высказываниях в том виде, в каком они переданы сподвижниками пророка. Суннизм — доминирующая ветвь ислама. "Сунна" объясняет священную книгу мусульман — Коран — и дополняет ее. Потому традиционные последователи ислама считают следование "сунне" главным содержанием жизни каждого истинного мусульманина. Причем речь часто идет о буквальном восприятии предписаний священной книги, без каких либо модификаций.

В некоторых течениях ислама это приобретает крайние формы. Например, при талибах в Афганистане уделялось особое внимание даже характеру одежды и размеру бороды у мужчин, каждая деталь быта регламентировалась в соответствии с требованиями "сунны".

Кто такие шииты?

Шиитским религиозным процессиям присущ драматизм. В отличие от суннитов, у шиитов толкование предписания пророка возможно. Правда, только теми, кто имеет на это особое право.

Шииты представляют собой вторую по значению и численности сторонников ветвь ислама. Само слово в переводе означает "приверженцы" или "партия Али". Так называли себя сторонники передачи власти в Арабском халифате после смерти пророка Мухаммеда одному из его родственников — Али бин Аби Талибу. Они считали, что Али имеет священное право быть халифом как ближайший родственник и ученик пророка.

Раскол произошел практически сразу после смерти Мухаммеда. Борьба за власть в халифате в итоге привела к убийству Али в 661 году. Его сыновья Хасан и Хусейн также были убиты, причем гибель Хусейна в 680 году у города Кербелы (современный Ирак) до сих пор воспринимается шиитами как трагедия исторических масштабов.

В наше время, в так называемый день ашуры (по мусульманскому календарю — в 10-й день месяца махаррама) во многих странах шииты проводят траурные процессии, сопровождающиеся бурным проявлением эмоций, когда участники процессии наносят себе удары цепями и саблями.

Чем отличаются сунниты от шиитов?

Суннитов больше, чем шиитов, но во время хаджа все разногласия забываются После смерти Али и его сыновей шииты начали борьбу за возвращение власти в халифате потомкам Али — имамам. Шииты, считавшие, что верховная власть имеет божественную природу, отвергли саму возможность избрания имамов. По их мнению, имамы являются посредниками между людьми и Аллахом. Для суннитов такое понимание чуждо, поскольку они придерживаются концепции прямого поклонения Аллаху, без посредников. Имам, с их точки зрения, — это обычный религиозный деятель, заслуживший авторитет паствы знанием ислама в целом и "сунны", в частности.

Столь большое значение, придаваемое шиитами роли Али и имамов, ставит под вопрос место самого пророка Мухаммеда. Сунниты считают, что шииты позволили себе внести в ислам "недозволенные" новшества и в этом смысле противопоставляют себя шиитам.

Кого в мире больше — суннитов или шиитов?

Доминирующей силой в 1,2-миллиардной "умме" — мусульманском населении мира — являются сунниты. Шииты представляют не более 10% от общего числа мусульман. Вместе с тем последователи этой ветви ислама составляют абсолютное большинство населения Ирана, больше половины населения Ирака, значительную часть мусульман Азербайджана, Ливана, Йемена и Бахрейна. Несмотря на относительную малочисленность, шииты представляют серьезную политическую силу, особенно на Ближнем Востоке. По мнению аналитиков, внутри исламского мира — несмотря на призывы к мусульманскому братству — существуют реальные условия сектантского раскола, поскольку шииты считают себя несправедливо обойденными в истории.

Кто такие ваххабиты?

Ваххабизм — учение, появившееся в исламе относительно недавно. Это учение в рамках суннизма создал в середине XVIII века религиозный деятель Саудовской Аравии Мухаммад бин Абд аль-Ваххаб.

Основа ваххабизма — идея единобожия. Сторонники этого учения отвергают все новшества, привнесенные в ислам — например, поклонение святым и имамам, как это делают шииты — и требуют строгого поклонения исключительно Аллаху, как это было в период раннего ислама.

Несмотря на крайность взглядов, ваххабиты проповедовали братство и единство мусульманского мира, осуждали роскошь, добивались социальной гармонии и следования принципам морали.

Учение аль-Ваххаба поддержали в свое время многие аравийские шейхи. Но с получением поддержки рода Саудов, которые боролись за объединение Аравийского полуострова под их властью, ваххабизм стал религиозно-политическим учением, а в дальнейшем — официальной идеологией Саудовской Аравии, а также ряда арабских эмиратов. Многие радикальные ваххабиты участвовали в войне в Чечне.

Все карты, фотографии и спутниковые фотографии находятся под защитой авторских прав и принадлежат либо автору ресурса Национальная и государственная безопасность Российской Федерации, либо размещены с разрешения государственных или частных организаций, либо частных лиц. Любое копирование указанных материалов преследуется в соответствии с нормами гражданского и уголовного законодательства Российской Федерации.

Какой «бонус» у этнического мусульманина?

«Каково начало, таков и конец» – говорят в народе. Например, ребёнок с дошкольной подготовкой легче привыкнет к учёбе, чем его одноклассник, пришедший без подготовки. Преимущество на старте может быть залогом победы на финише. Если, конечно, человек осознаёт и реализует это преимущество.

статья опубликована в номере: 3 (544) / от 01 февраля 2018 (Джумад уль-Авваль 1439 г.)

Кому что

У каждого свой путь. Кто-то полжизни ищет себя и Бога, проходит через ошибки, грехи, потери, чуть ли не сходит с ума или даже идёт на суицид. Потому что человеческая душа не может не искать связи с Творцом – того самого, единственного пути к душевному миру и покою. Тот, кто родился в исламской среде, начинает свой духовный путь с другого старта. Конечно, ещё далеко до цели – довольства Аллаха ﷻ, но уже есть верно заданная направленность. «Этнически удачное» происхождение само по себе не гарантия счастья для мусульманина, однако хороший шанс для его достижения.

Как это было

По сути, СССР был страной с «этническим мусульманским населением», хотя термина такого ещё не существовало. У советских приверженцев Ислама в паспортах стояли мусульманские имена, мусульманская национальность, и если они не заявляли обратного, то окружающие воспринимали их как мусульман.
В то же время почти повсеместно, хоть и в разной степени, мусульмане были оторваны от соблюдения исламских канонов.

Новое в блогах

Намаз, пост или закят присутствовали в их жизни порционно, а в большинстве случаев отсутствовали.

Новая жизнь мусульман

В конце прошлого века жизнь в стране изменилась. И у мусульман появилась возможность встать на путь поклонения Аллаху ﷻ и ввести в свою повседневную жизнь религиозную практику. Тогда и возникло разделение на мусульман, соблюдающих каноны религии, и не соблюдающих, «этнических» (родившихся в мусульманских семьях и только). Однако перестали ли соблюдающие мусульмане быть этническими по сути?

Ведь ни национальность, ни родословную они не сменили. Они начали соблюдать мусульманские законы. Разве не встало всё на свои места? Тем временем в обществе продолжает существовать деление мусульман на «этнических» и «соблюдающих». В том числе потому, что остаются те, кто, веря в Аллаха ﷻ, не находят пока внутренних сил жить по религии.

Культурно-исторический «бонус»

Народы отличаются друг от друга историей, традициями, языками, эпосом, ремёслами – короче говоря, всем тем, что формирует национальную культуру. Она – точка отсчёта и базис для личностного развития человека, защита от опасностипревратиться в перекати-поле, быть унесённым изменчивыми ветрами. В этом смысле культура народов, исторически исповедовавших Ислам, оказывается для её носителей ценнейшей.

Потому что новорождённый этнический мусульманин за счёт наследия предков-мусульман уже на этапе взросления будет приближен к Истине. По сути, он родился с «бонусом» на получение знаний об Аллахе ﷻ и самом себе, на правильное построение жизни, на счастливый (с иманом) уход. Его предки веками шли по прямому пути, укрепляли его, чтобы их потомки (в том числе и этот новорождённый) последовали за ними, не сбились.

В языке, традициях, быте они сохранили для него Ислам как образ жизни, как способ миропонимания. Ничего не надо изобретать, всё готово – пусть человек возьмёт это в свою жизнь, реализует наилучшим образом и передаст по эстафете тем, кто придёт за ним. Он этого «бонуса» ничем не заслужил, он ничем не лучше кого-то другого. Это Аллах ﷻ даровал именно ему Милость родиться в мусульманской семье.

В семье, за которой стоят века и целые поколения тех, кто всю жизнь признавал, благодарил Аллаха ﷻ и молил Его о счастье для своих потомков. Представьте, какая в этом мощнейшая защита и жизненная сила! А теперь представьте, что получается, когда этнический мусульманин отворачивается от этого богатейшего клада, пытается его чем-то заменить… Наступает бесцельность, потерянность, слом. Настоящая беда уже в этой жизни. Не дай Аллах ﷻ.

 

Вместо заключения

Быть этническим мусульманином – Милость Аллаха ﷻ. Создатель указывает людям разные пути к Себе. Этническому мусульманину – через историю и наследие его народа. Разумный человек понимает, что эта драгоценность является и аманатом Аллаха ﷻ. Ибо за привилегию прожить под защитой Творца надо будет отвечать: насколько её ценил, как хранил, передал ли дальше… Какие ответы мы успеем подготовить?

ГУЗЕЛЬ ИБРАГИМОВА

Семь преимуществ омовения

Что для вас омовение? Просто возможность быстро умыться и освежиться перед молитвой? Всё не так просто.

Человек знает, что он умер

Исламу, с которым пришёл Пророк Мухаммад ﷺ, уже более 14 столетий, и всё это время он не перестаёт удивлять

Встреча на грани миров

О смерти упоминают поразному. Иногда чтобы кого-то оправдать или, наоборот, обвинить, иногда – чтобы

Печеньки

Праздник разговения Ид аль-Фитр, или, как его знает большинство россиян, Ураза-байрам, – радостный и особенно

Чем шииты отличаются от суннитов? Экскурс в историю вопроса

Зачем человеку религия?

Религия для человека-это не только обращение к высшему, духовное воссоединение и вера в наличие особых незримых сил. Так же религия-это особенные обряды и определенные формы поведения. Верующий человек живет по конкретным нормам своей религии.

С самых древних времен человечество стремилось к воссоединению с высшими силами. У каждого народа была и есть своя религия. Существует разные виды религий. У каждой веры свое начало, свои особенности. Во всем мире около двух тысяч религий и религиозных течений. Сегодня мы расскажем о религии татарского народа. В прошлом татарскому народу пришлось принять ислам. Об этой истории можно узнать с этого источника https://www.syl.ru/article/171871/new_kakuyu-religiyu-ispoveduyut-tataryi-religiya-tatar. Здесь подробно описывается кто и как настоял на этой религии.

Как ислам вошел в жизнь татар?

До принятия ислама татарский народ исповедовал такую религию как тенгрианство. Это вера имела много отличий от того же ислама и других религий. Тенгрианство-это поклонение духам своих умерших предков и духам природы. В такой религии присутствовали магические обычаи, различные легенды.

В девятом веке предки современных татар стали исповедовать Ислам, который стал официальной верой для этого народа. Конечно, были противники этой религии. Но для государства татарского народа принятие Ислама стало положительным фактором. Открылось множество возможностей в развитии разных структур. Самым главным положительным фактором считалось приобщение к мусульманской культуре. В литературе и науке появились новые идеи. Благодаря исламу, культура татарского народа стала процветать и по этой причине система обучения стала возрождаться. Ислам изменил кочевую жизнь татар. У татар стали появляться большие города и красивые мечети.

В религии татар происходило множество реформ. Новые реформы влияли на татарское общество. Основным достижением мусульманских деятелей считались реформы, которые привели татар к “очищенному” Исламу.В итоге в начале двадцатого века вера отделилась от культурной и политической составляющей. Татарский народ считал себя мусульманами-суннитами.

Исповедовать ислам хотели не все из татар. Такую религию ввели под давлением Золотой Орды. Некоторые татары оставались христианами, но показывать свое настоящие отношение к православию не решались. Уже во времена царской России один из царей приказал разрушить центры и мечети исламской культуры. Таким образом, татарский народ стал принимать православие.

Религиозные праздники татар

Большинство татар исповедуют ислам, поэтому праздники мусульманские.Перечислим самые значимые празднества у мусульман.

  1. Ураза-гаете.
  2. Корбан-гаете.
  3. День рождение пророка Мухаммада.
  4. Сабантуй.

Праздник Ураза-гаете.

Этот знаменательный праздник наступает после святого поста Рамадана.Во время поста мусульмане не должны есть, пить, курить и предаваться любовным утехам от рассвета до заката. Так же мусульманам необходимо совершать обязательные молитвы во время поста. Пост длится около тридцати дней и после него наступает праздник Ураза -гаете или по другому Ураза-байрам.В этот день наступает праздник разговения. Мусульманы совершают особенную молитву в честь праздника, устраивают праздничный стол с традиционными блюдами, раздают милостыню.

Праздник Курбан-гаете.

Этот день еще называют Курбан-байрам. Считается праздником жертвоприношения. Данный мусульманский праздник возник в память жертвоприношения мусульманского пророка Ибрахима. В этот день каждый мусульманин должен провести омовение полностью. Также следует надеть самую лучшую праздничную одежду. В мечети мусульмане проводят проповедь и праздничную молитву. Именно в этот праздник обязательно сделать жертвоприношение. Обычно для жертвоприношения выбирают барана, овцу, корову. Животное должно быть здоровым и чистым. Благодаря жертвоприношению мусульмане очищают свои души от всего плохого.

День рождение Пророка Мухаммада отмечается татарами скромно. В мечети проводят особенные чтения и проповеди. Некоторые татары устраивают торжественный праздничный стол. Точная дата рождения пророка неизвестна, поэтому праздник приходится на день его смерти.

Сабантуй-это древний весенний праздник.

Кто такие сунниты и шииты

Он празднуется в честь окончания тяжелых посевных работ. До сих пор татары любят это празднество. Во время праздника Сабантуй проходят веселые игры на большом поле или лугу. Учавствуют все люди, что дети, что старики.

Дата публикации: 01/07/2017

Вернуться к списку

М. В. Дмитриев:

Основная тема и проблема нашей очередной сессии может быть резюмирована в вопросе: существовали в исламской традиции предпосылки для формирования этнонациональных представлений того же типа, что в христианской традиции, в христианской Европе? Существовали внутри ислама религиозные основания для выстраивания собственно этнических дискурсов, которые выделяли бы один исламский народ среди других, выделяли бы его из уммы?

Побочных вопросов может быть очень много. Например, есть ли значение «народ» среди разных значений слова «умма»? Когда, как и почему в исламских культурах рождаются национальные и националистические дискурсы модерного типа? Если же национализм в исламский мир был, в самом деле привнесён извне, то что именно внутри ислама мешало его возникновению? И многие иные вопросы могут составить предмет того или иного историко-сопоставительного религиоведческого курса в наших университетах.

Напомню, что в среде специалистов считается, что дискурсивные традиции ислама, Коран и его влиятельные интерпретации не подготавливают почву для национально-этнического обособления внутри уммы, даже препятствуют ему. В этом отношении ислам радикально отличается от христианства. По словам А. Гастингса, чья книга стала в высшей степени авторитетной, «и нация, и национализм…. — характерно христианские феномены, которые, если они и возникают где-либо, то это происходит в ходе процессов вестернизации и подражания христианскому миру, даже тогда, когда это подражание касается больше западной культуры, чем христианства». Гастингс выражает едва ли не общее мнение, когда пишет, что христианство в этом отношении глубоко отличается от «глубоко антинационального ислама» 1.

Если предпосылок для национализма в исламской традиции нет, то как этот сюжет подать в наших курсах? Ясно, что нам нужно познакомить студентов с понятийным языком ислама, с точки зрения того, подготавливает ли он рождение национальных представлений.

Я сам редко и только мимоходом касаюсь этой темы в моих курсах, и опираюсь на обычные справочники, в которых констатируется, что арабский и турецкий национализмы появляются лишь в 19 в., как импорт западноевропейского опыта. Сама исламская культура не производит национальных дискурсов. Поставив студентов перед этим фактом, я пробую помочь им, по меньшей мере, увидеть, в какую сторону идти дальше…

С другой стороны, в следующей сессии нас будет интересовать модель иудаизма – как в каком-то смысле противоположный пример такой же парадоксальной ситуации. Для неспециалиста невозможно понять, где начинается национальное и кончается конфессиональное в иудейской традиции.

С третьей стороны, замысел всего нашего проекта таков, что нам важно постоянно держать в поле зрения и православные культуры. Мой преподавательский опыт мне подсказывает, что не слишком трудно показать, что в мире древнерусской и российской православной дореволюционной культуры многое выглядит совсем не так, как в католической и протестантской культуре Запада и, одновременно, в ней много такого, что, на первый взгляд, может показаться родственным исламу и иудаизму. Наверно поэтому оказалось возможным укоренение концепта «Русь-Новый Израиль», но не в том, однако, смысле, что «мы как народ» наследуем ветхозаветным евреям, а в том, что « мы как религиозное сообщество» выступаем как «Новый Израиль», что для «нас» нет смысла искать этническое определение нашей коллективной идентичности.

В этом плане, как я уже говорил, дискурсы Московской Руси перекликаются с некоторыми дискурсами православных балканских культур и дискурсами украинско-белорусских земель.

Именно в таком сопоставительном ключе я предполагаю подходить, в наших курсах, к опыту ислама. Не «ошарашить» ли нам наших студентов тезисом, что исторически и генетически исламский, иудейский, в какой-то степени православный традиционный мир противостоят «соблазну» национально-партикулярных дискурсов?

Впрочем, то, что я предлагаю может быть расценено и как преподавательская провокация…

Р.М. Шукуров

Конфессия и natio в классическом и постклассическом исламе2.

С самого начала можно сделать корректировку в акценте. На мой взгляд, мусульманское пространство показывает, насколько опасна полная деконструкция традиционных концептов. Мы говорили о деконструкции понятия этноса в Венской школе. Но я боюсь, что, занимаясь деконструкцией традиционных концептов, к которым мы привыкли, которыми мы пользуемся, а сейчас нам говорят, что мы пользуемся химерами, то мы рискуем с водой выплеснуть и ребенка. Действительно, этничность конструировалась очень сложно, противоречиво и по разным моделям. В этом я убеждаюсь все больше: в одном и том же обществе этничность могла конструироваться по-разному. Но для этих конструкций существовали основания, эти конструкции не были абсолютно произвольными. Это было конструирование каких-то реальных объектов. Наша задача – ухватить эти объекты. Из чего именно конструировалась этничность и что они сами понимали под этой этничностью в прошлые эпохи? Как правило, их понимание этничности не совпадало с нашим современным пониманием этого слова. Но в чем-то совпадало, так как наше сознание все же вышлоиз прошлого. Это для меня самоочевидно. Но и происходили трансформации, которые также должны стать объектами исследований.

Пример мусульманского пространства показывает, что этничность появляется вопреки всему, сама по себе, генерируется из почвы. Когда мы говорим об этничности в исламском мире, то становится ясным, что этничность мало связана с богословием. Она связана с идеологическими дискурсами, многокомпонентными, более сложными, чем просто богословский дискурс. В формировании этнической идентичности богословие является лишь ее компонентной частью.

Как поставлен вопрос: ислам и этничность, то так вопрос никто не ставил. Есть краткие упоминания об исламе в книгах, посвященных национализму и нациям. У Хобсбаума, во-первых, ислам универсалистичен, ислам не признает этнических различий, ислам надэтничен, метаэтничен, элиминирует этнические различия. Во-вторых, ислам находится в очень сложной интерпретируемой связи с фактически существовавшими и существующими этническими дискурсами.

По настоящему этнический национальный дискурс в исламском пространстве начал развиваться в 19-20 вв. в связи с демонтажем колониальной системы. Этнический дискурс на Востоке является прямым результатом встречи исламского и европейского интеллектуализмов. Идея нации воспринимается мусульманскими интеллектуалами Запада; по большей части – это уже секулярное сознание, секулярный концепт. Хотя религия каким-то образом его обслуживает.

Между тем, Хобсбаум делает оговорку об исключении, отсылая нас к иранскому средневековому национализму, который в позднее Средневековье оформляется еще религиозным партикуляризмом, шиизмом. Картина, выстроенная Хобсбаумом, общепринята: ислам – антиэтничен, но там есть исключения.

Если мы говорим о европейских модернистах, вроде Эдварда Саида или Мухаммеде Акуне, людей европейской образованности и говорящих об исламе на языке европейцев, на языке современной социологии и философии, то они следуют Хобсбауму. В отношении роли концепта «этничности» и «нации» в деколониальном движении эти концепты эксплицитны и детальны. Современная карта мусульманского мира построена через исламизированный национальный европейский дискурс, воспринятый из Европы и окрашенный в исламские зеленые цвета.

Говоря об исламе, мы практически с самого начала сталкиваемся с противоречием между мусульманским идеалом и социальной практикой. Мусульманский социальный идеал формулируется в концепции уммы, общины верующих, члены которой равны, и между которыми нет имущественных, расовых и гендерных различий. Это идеальная община, которая никогда не существовала. Возможно, при больших оговорках можно предположить, что она существовала при жизни Мухаммеда в Медине. С выходом ислама на Ближний Восток, в греческое, семитское и иранское пространства, все усложняется. Реальность и социальная практика превращает идею уммы в утопию, в чистую идею.

В Коране умма обозначала религиозную общину вообще; она могла быть христианской, иудейской и мусульманской. В последующей практике значение уммы привязывается в большей степени к мусульманской общине верующих. В отношении равенства всех верующих Коран может быть не столько эксплицитен. Коран говорит о том, что все люди от Адама, а различия между ними только в вере и благочестии (Аль-Худжурат, аят 13). Но в хадисах Мухаммед в этом отношении более эксплицитен. Я приведу несколько хадисов. «Не существует превосходства арабов над не-арабами, или не-арабов над арабами, все они сыновья Адама». «Нет превосходства одного над другим, кроме как по религии и благочестию. Все люди – сыновья Адама, а Адам из земли». «Нет другого превосходства арабов над не-арабами и не-арабов над арабами, белых над черными и черных над белыми, кроме как в благочестии».

После захвата Мекки в своей первой речи, обращенной к мекканцам, в первую очередь, курейшитам, которые гордились родовыми корнями, Мухаммед говорит: «О, люди. Все вы от Адама, а Адам от земли. Не гордитесь родословной». «Нет превосходства арабов над не арабами, или не арабов над арабами Вы любезны Богу лишь в вашем целомудрии». На этих основаниях строится идеальная умма, в которой нет и быть не может этнических различений. Это община равных, которая управляется Божественным законом, шариатом. Шариат проистекает из Корана, прямой речи Богу к человеку. В шариате нет различений между светским и духовным. Это единый закон, который покрывает весь спектр социальных регуляций. Умма одновременно является религиозной организацией и этатическим организмом.

Однако когда мы снова обращаемся к социальной практике, то с самого начала мы видим большое количество появляющихся в обычной реальной жизни градаций и иерархий стратификаций. Существовали ансары, иерархии людей, находящихся ближе к Мухаммеду и дальше от него. Существовало разделение между иудейской частью Медины, которая была уничтожена и людьми, которые пришли с Мухаммедом из Мекки.

Когда мы говорим о халифате, то это время сложения элит, складывавшейся в том числе на квазиэтнических основаниях. В эпохе четырех халифов преобладают мединцы, в годы правления Омейядов к власти приходят мекканцы. Именно для этого времени (Омейядов) можно говорить об арабском этноцентризме. Это было отчасти связано с исламом: Коран был написан на арабском и по мере увеличения мусульман неарабов, возрастает роль арабского языка как предмета изучения и толкования. Сам коранический текст привел к появлению литературного арабского языка, общего для всех диалектных групп.

Это один из рычагов этнической консолидации. С другой стороны, арабский преподается неарабам и Коран толкуется, исходя из литературы конца 6-начала 7 вв., возникшей в Аравии. Чем это не этногенез? Это вещи хорошо исследованы в европейской науке, исламоведении, в которой вначале ислам отожествлялся с арабами, арабской культурой. Большие усилия потребовались иранистам для того, чтобы показать, что ислам – это шире, чем арабский этнос. К 8 в. считается, что мы получили что-то вроде арабского этноса. Были диалектные различия между Аравией, Ближним Востоком и Северной Африкой, которые никуда не исчезали, но это был этнос с самосознанием, отделявшим себя от других, обладающим родовой и племенной памятью, литературным языком. Можно ли выводить это из ислама? Только косвенно. Ислам универсалистичен, в этом нет никаких сомнений. И если сейчас читать современных исламских идеологов из Египта, Ирана, включая Хомейни, например, близкого соратника Хомейни Наклиля («Ислам и национализм», 1985), то они отрицают какую-либо связь между исламом и идеей этничности. Ислам надэтничен. Хотя в практике Хомейни проводил этноцентричную политику. Это не означало репрессии против арабов или белуджей, но это была национальная политика Ирана. Таким образом, даже в условиях теократии мы видим явное противоречие: в декларациях говорят о надэтничности ислама, но в реальной политической практике – мы видим политику этнических государств.

У Э. Гастингса есть идея о том, что с самого начала Библия могла переводится на другие языки и именно поэтому в Европе мы имеем ускоренный генезис этнических самосознаний. Однако поскольку Коран не переводился ни на какие языки, то следует, видимо, считать, что в исламском мире этнической консолидации не было. В действительности мы видим, что это не так. Сама история арабов показывает, что эта концепция на Востоке не работает. 8 в. – это даже раньше начала этнических консолидаций в Европе. Консолидация арабов происходила изнутри, их никто к этому не подталкивал. Это был вполне объективный процесс. Пример подобного рода — это процесс, начавшийся на столетии позже, на востоке мусульманского мира – Иран. Там тоже происходит этническая консолидация. При этом если диалектные различия между арабами, северными и южными, например, не были столь значительны, то в отношении Ирана все было сложней. Это был действительно конгломерат иранских народов: на территории Ирана – это западноиранские народы, в Средней Азии – восточные иранские народы, которые говорили на языках, которые настолько разошлись друг от друга, что восточные и западные иранцы перестали друг друга понимать уже в раннем Средневековье. В Восточном Иране – это набор языков как хорезмейский, согдейский, а пахлави, язык, пришедший из Сасанидской империи, из среднеперсидского периода, был уже им не понятен. Консолидация начинается в 8 в., она была связана и с религиозными движениями, в частности, с революцией Аббасидов против Омейядов. В современной литературе это часто описывается как восстание пробуждающегося персидского духа против арабского засилья. Завершающий этап – это государство Саманидов, конец 9 – начала 11 века, с центром в Бухаре.

Литературный язык формируется именно при дворе Саманидов, который находился в восточноиранском пространстве. Но по своей типологии этот язык западноиранский. Это был придворный язык. Одно из названий фарси – форси дари, придворный персидский.

Как в случае с арабами, так и с иранцами, движущей силой этнической консолидации была элита. Очевидно, что этническая консолидация была связана с языком и литературой. Это концепт скорее культурный, чем этатический.

Другой средневековый пример – это формирование тюркской этничности. Она конструировалась за пределами тюркского поля. Тюрки – племена Северного Китая, которые затем появились в Средней Азии, в Иране и получили свою этничность от мусульманских интеллектуалов. Обобщающий этноним «турк» был применен еще в позднесасанидскую эпоху. Сами тюрки себя так не называли, может быть, только их элитарная часть, самоназвания которой было перехвачено сасанидами и перенесено на все тюркоязычыне племена. С 9 в., со времени рождения арабской историографии, развития литературы на персидском (Фирдоуси) по известным линиям, знакомым по другим примерам, происходит конструирование тюрской этничности. Тюрки были встроены в библейскую схему и иранскую эпическую линию. Если для среднеперсидского сознания иранский мир подразделялся на Иран и Туран (Иран – это западноиранский мир, мир империй, Ахеменидов, Сасанидов), Туран – то, что за Амударьей, мир иранских кочевников, родственников скифов, сакии; их останки – это пуштуны, то, начиная с Фирдоуси, Туран перетолковывается как Туркестан. Тур – это иранский герой, который теперь рассматривается как «тюрк».

Как я уже сказал, сами турки себя не называли себя тюрками. Тюрки – это имя, которое им навязали. Они оказались в цивилизованном пространстве, в котором их научили, кто они. Это имя было от иранцев перенято византийцами.

На примере турков мы видим другую парадигму конструирования этничности.

Арабская этничность по своему генезису, может быть, более сложная, чем иранская. Если иранская – это этничность сугубо культурная, которая сразу же оформляется в государство, то арабская — более сложная. В первую очередь –это священный язык, общий для всех мусульман, и халифат как рычаг оформления этой этничности. Стоит упомянуть об этнических компонентах в миллетах Османской империи. Об этом много пишут. Это работы Кемаля Карпата, Шонера Чакобтая 3. Чакобтай выводит современный турецкий национализм из милетов. Он показывает, как Мустафа Кемаль использовал систему милетов для выработки идеологем турецкого народа. Например, этнические различия румского милета сводились к греческому субстрату, все православные – это румы, греки. Все мусульмане-сунниты назывались турками. Именно поэтому современное турецкое сознание не может понять, почему курды, мусульмане-сунниты, не хотят быть турками. Таким образом, мусульманский суннитский милет – это турецкий милет. Чакобтай пишет о том, как эта схема воздействует на современную Турцию.

Шииты не были организованы в отдельный милет. Шиитские группы существовали в Малой Азии, организовывались вокруг суфийских дворов. Был милет мусульман-суннитов (умма), армянский и еврейский милеты…

Если еще раз вернуться к этим моделям, арабской, иранской и тюркской и попытаться их проанализировать, то исламская компонента представлена в редуцированном виде, по сути, трансформировалась в полную противоположность. Ислам является в ней элементом этничности как культурная традиция. Культурная традиция предполагает исламскую идентичность. Это явное противоречие между исламским универсализмом и этническими партикуляризмами не обсуждается.

Суниты, шииты, салафиты, ваххабиты и другие течения ислама

Идентификация традиционного этноса Ближнего и Среднего Востока имеет культурный характер. До вторжения в это пространство европейских националистических идей люди идентифицировали себя прежде всего как мусульмане. На вопрос, на каком языке ты говоришь, не отвечали. При вопросе о нации, отвечали, что мусульмане. Или идентичность была этатистская: житель Османской империи отвечал, что он осман, житель Бухарского эмира отвечал, что он бухарец. Этничность была, но осознание своей общности как мусульман присутствовало во всех обществах и активно себя проявляло.

Новый национализм оправдано связывают с деколониальными процессами. С 19 в. турки были наиболее европеизированы и в этом смысле радикальны. Здесь важны два имени. Гёкаль, идеолог младотурков, близок к Талаат-паше и Энвер-паше. Его идеи носят секулярный характер и центрируются вокруг языка. Тюрки – это, кто говорит по-тюркски, обладают тюркским духом, который реализуется в истории разных народов. В параллель ему – идеи Исмаила Гаспринского. Его хорошо знали в Средней Азии и в самой Турции.

В 20 в. мощное влияние на современную национальную идеологию оказывает также марксизм. Это ФАТХ в Палестине, ТУДЭ в Иране. Это реинтерпретация марксизма в исламском духе. Из марксизма заимствуются идеи о классовой борьбе и построении нового общества, но игнорируется атеистическое начало.

М.В. Дмитриев:

Открывая дискуссию по докладу Рустама Мухаммадовича, я хотел бы подчеркнуть, что наша преподавательская анкета сосредоточена не столько на этнографическая реальность, сколько на проектах, которые предлагают интеллигенты, власть. Примем, что арабы, персы, турки (не очень понимая, однако, в массе, что они — турки, персы и арабы). Но как смотрят на перспективы создания этнических наций, по европейскому образцу, интеллигенты и политики соответствующих стран? Как к проектам строительства наций относится мусульманское духовенство? Опираются они на внутренние ресурсы данной традиции, или заимствуют эти проекты из Европы?

Если пока нет вопросов, то я задам свой. Есть ли в языке Корана или в арабском вообще эквивалент понятия natio и gens?

Р.М. Шукуров:

В Коране умма употребляется как «народ», как «лаос», народ в очень широком смысле, как Божий народ. Но есть и другие термины, например, ша’аб. Иранские антиарабские движения в 8 в. называлось шувия, т.е. выступления народа.

М.В. Дмитриев: Что это? Populus, «демос», «лаос» или «этнос»?

М.В. Шукуров:

Я думаю, что это скорее «этнос». Но мы не будем западную схему «populus/gens» или «лаос/этнос» использовать для исламского востока. Это византийская имперская схема. Что мы имеем в исламе? С одной стороны, умма…. В смысле этноса, то это ша’аб – это народы, которые создал Бог. Умма в каких-то случаях тоже ша’аб, но тем больше, тем дальше за умой закрепляется «правоверный народ», народ, призвавший Бога. Ах’ль — это очень многозначный термин. Так, ах’ль – это могут быть группы внутри социума. Ах’ль-байт – это семья; ах’ль-калам – ученый; ах’ль-сайт — военный; ах’ль-китаб – люди Книги. Есть еще один термин, который близок к gens, кабила – племя.

М.В. Дмитриев:

Язык национальных идентичностей в Западной Европе, в западнохристианском мире использует в Средние века библейские понятия natio/gens. Французское сообщество, например, использует понятие natio francorum. Венгры – natio hungarorum, и т.д. Сам латинский язык Вульгаты – это основа для возникновения национальных представлений. В позднюю античность natio/ nationes были зарезервированы за язычниками, затем этот термин переносится на европейские сообщества франков, саксов, англов. Возникает, соответственно, вопрос об аналогичных дискурсивных практиках в Коране и в мусульманской традиции.

Р.М. Шукуров:

Я не вижу тут параллелей. Термина для язычников, который у греков был «этнос», в исламской традиции я не вижу или не знаю. Есть кабила, ша’аб, милат. Милат — это нация. В Османской империи этот термин использовался. Арабы – кабила, и ша’аб, и милат. Если в отношении арабов употребляется кабила, то указывается на какое-то племенное название. Арабы – это аллоэтноним и автоним.

М.В. Дмитриев:

Я когда-то спонтанно поставил перед студентами вопрос: почему в Центральной Европе родился дискурс «Священная Римская империя германской нации», а вот Халифата арабской нации, Османской империи турецкой нации, Священной Римской империи греческой нации не «придумали»? Вопрос оказался не так неуместен как показалось на первый взгляд… В самом деле – почему?

Р.М. Шукуров:

Ситуация близка к Византии. Есть этнические различия, есть этническая консолидация, но на высоких уровнях самоидентичностей все они мусульмане либо христиане.

М.В. Дмитриев:

Можно ли сказать, что ислам как и христианство может противоречить и противостоять языку национальных идентичностей — но не в том смысле, что христианский мир над-этническое, сверх-этническое, объединяющий разные этносы, а в том смысле, что сами понятия Св. Писания и Предания могут противоречить идее разделения «народа христианского» на много народов? Для наших целей мы должны констатировать, что опыт западного средневекового христианства однозначно не противоречит тому, что есть в Christianitas сосуществуют разные nationes. А вот с опытом византийского христианства всё совсем не ясно… И не так ли дело обстоит, что, с точки зрения коранических и посткоранических дискурсов нормы ислама противоречат, самой перспективе, что в мире уммы появятся какие-то этнические подразделения? Ислам как таковой, как религия не противоречит ли, не противостоит ли, не нейтрализует ли развитие протонациональных дискурсов этнической идентичности политического сообщества?

Р.М. Шукуров: Когда происходит расширение ислама, ислам выходит за свои границы, то просто “пространство неверных”. Дарб аль харб, дарб аль ислам. Если мы берем турецкую ситуацию, то до 18 в. (а в 18 в. происходит отожествление себя с турками) слово «турок» было ругательным, оно обозначало крестьянина, неграмотного, необразованного человека. Мы все – «мусульмане». Никто не назвал бы себя иранцем. В Средней Азии иранцами называли шиитов; этноним включал себя пеоративный конфессионим. Но арабы называли себя арабами, это было вполне приемлемо…

М.В. Дмитриев:

А тогда, когда кто-то оказывается в положении не-мусульманина среди арабов, становясь христианином — как он рассматривается? как араб? Как христианин? араб-христианин, с точки зрения традиционного ислама – он араб или неверный? Аналогично, и это много более частый случай, исламизированные славяне – рассматриваются они как некая «этническая» группа внутри уммы? Такие вопросы неизбежное возникают при обсуждении темы в студенческой аудитории…

Р.М. Шукуров:

Есть и были в Сирии, в Иордании крупные арабские общины христиан, богатая христианская арабская культура. Араб, который принимает христианство — араб.

В доисламское время гасаниды были христиане, лахмиды — язычники. В окружении Мухаммеда были христиане. Термин «араб-христианин» я не помню, но они считались частью арабской культуры, арабской литературы.

На исламском Востоке мы видим всплески этничности на основе культуры, языка, преемственности, культурной памяти. Государства также, конечно, сыграли свою роль. Но роль политических факторов в Европе была все же существенней. Мы вчера говорили о болгарах. Болгары – это какая-то политическая общность, то на Востоке политические обстоятельства играли меньшую роль, чем культурные. Там помнят прошлые имена о литературе, арабскую литературу в доисламский период. Принести туда еще какие-либо другие концепты, кроме языка и культурной традиции, будет сложно. Но существовавшая культурная традиция входила в противоречие с религиозным идеалом, идеалом уммы, любые различия элиминирующая, включая половые. Современный национализм очень ловко избегает этого противоречия, он его просто игнорирует.

Сасанидская культура – это гимн иранской традиции, иранской имперской традиции, утраченной из-за нехороших арабов. Это постоянные мотивы в «Шахнаме» Фирдоуси. Захак, который в иранских генеалогиях связывали с арабами — сосредоточие зла. Но это никогда не связывали с исламом. Этничность очень сложна. Арабская этничность более или менее ясна. Южные и северные арабы более или менее себя понимают. Иранское пространство – это действительно иранские народы с общей культурной памятью с какими-то модификациями, но говорившие на разных языках. При этом они консолидировались как раз в условиях уммы мусульман. Если в досиламский период мы имеем дело с конгломератом иранских племен, то в исламский период, в условиях уммы мы получаем народ от Сырдарьи, Сибири, до Багдада. Это парадокс. Исламский дискурс с одной стороны не способствует этничности, с другой стороны реальная ситуация была совершенно иной. Тюрки – это огромное количество племен. Анатолия была заселена кипчаками и огузами. Разные волны приносили в Анатолию разные тюркские субэтносы. Турецкий милет, почти мусульманская умма, превратил это многообразие тюрков в одну турецкую нацию.

1 Hastings A. The Construction of Nationhood. P.186 — 187.
2 См. также «модуль» Р.М. Шукурова о natio и исламе в рубрике «Программы курсов».
3 Karpath K. The Ottoman Ethnic and Confessional Legacy in the Middle East // Ethnicity, Pluralism and the State in the Middle East / Ed. by M.J. Esman, I. Rabinovich. Ithaca, 1998. P. 35-54; Cagaptay S. Race, Assimilation and Kemalism: Turkish Nationalism and the Minorities in the 1930s // Middle Eastern Studies. Vol. 40 (2004). №3. P. 86-101.

Сунниты и шииты: разница. Расхождение течений в исламе

Код ОКПО 02069220
Код местонахождения по ОКТМО 65701000001
Код деятельности по ОКОНХ 92110
ИНН 6660008159
КПП 667001001
ОГРН 1026604932860, дата регистрации в ИФНС РФ по Кировскому району г. Екатеринбурга (код 6670) 11.07.2002 года

Для оплаты за коммунальные услуги

В поле "Назначение платежа" необходимо указать код доходов по классификации бюджетов РФ, источник формирования доходов и пункт генерального Разрешения (ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОСЛОВНО!

Образец заполнения платежного поручения:

ИНН 6660008159 КПП 667001001
УФК по Свердловской области
(УрГЮУ л/с 20626Х30380)
Получатель
р/с 40501810100002000002
к/с НЕТ
ГРКЦ ГУ Банка России по Свердловской области
Банк получателя
БИК 046577001
Назначение платежа 00000000000000000180
Возмещение эксплуатационных, коммунальных и хозяйственных услуг по договору №,
период оплаты

Для перечисления доходов от выполнения НИР

В поле "Назначение платежа" необходимо указать код доходов по классификации бюджетов РФ, источник формирования доходов и пункт генерального Разрешения (ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОСЛОВНО!)

Образец заполнения платежного поручения:

ИНН 6660008159 КПП 667001001
УФК по Свердловской области
(УрГЮУ л/с 20626Х30380)
Получатель
р/с 40501810100002000002
к/с НЕТ
ГРКЦ ГУ Банка России по Свердловской области
Банк получателя
БИК 046577001
Назначение платежа 00000000000000000130
Доходы от выполнения научно-исследовательских работ,
договор №, этап, № сч, сч/ф, акта выполненных работ

Для оплаты пени, возмещение ущерба

В поле "Назначение платежа" необходимо указать код доходов по классификации бюджетов РФ, источник формирования доходов и пункт генерального Разрешения (ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОСЛОВНО!)

Образец заполнения платежного поручения:

ИНН 6660008159 КПП 667001001
УФК по Свердловской области
(УрГЮУ л/с 20626Х30380)
Получатель
р/с 40501810100002000002
к/с НЕТ
ГРКЦ ГУ Банка России по Свердловской области
Банк получателя
БИК 046577001
Назначение платежа 00000000000000000180
Возмещение ущерба по соглашению № от за (ФИО)