История профессии учитель

19.07.2018 0 Автор admin

Чему и как учили мальчиков и девочек в Древнем Риме?

В сфере образования римляне также выступали преемниками эллинов. В Риме еще в республиканский период сложились три ступени образования: начальная школа для детей 7 – 12 лет, грамматическая школа для юношей 12 – 16 лет и риторическая школа для молодых людей 16 – 20 лет, соответствовавшая высшему образованию. В начальной школе учили чтению, письму и счету. В грамматической школе изучали римскую литературу, латинский язык, как отдельные предметы учили греческих классиков и древнегреческий язык. В риторической школе изучали красноречие, философию, историю, право. Школы были частными, обучение было платным. Императоры оказывали финансовую поддержку риторическим школам. Кроме этого в период империи продолжали действовать Александрийский мусейон, Афинские Академия и Ликей.

Римская наука обычно оценивается как упадочная. Это справедливо только отчасти. Рим стал родиной новой науки – юриспруденции, которая продолжала совершенствоваться в период империи. Отцом юриспруденции называют Гнея Флавия. Он происходил из семьи вольноотпущенника. В 304 году до нашей эры, будучи писцом коллегии понтификов, он опубликовал свитки понтификов и фасты, сделав их объектом свободного обсуждения и толкования. В дальнейшем Гней Флавий избирался трибуном, претором и закончил карьеру сенатором. Он же в 509 году до нашей эры ввел новое летоисчисление от установления республики. Во II веке до нашей эры появляются первые трактаты по праву, например, «De iure civile» Катона Младшего и Юния Брута. В I веке нашей эры возникли правоведческие школы – Сабинианская и Прокулианская, получившие названия по именам самых выдающихся правоведов того времени – Сабина и Прокула. Во II–III веках сформировалось классическое римское право, высшими авторитетами в котором признавались Павел, Папиниан, Гай, Ульпиан, Модестин. Им принадлежит заслуга разработки частного и публичного права, основных правовых категорий и понятий. В IV веке сочинения этих правоведов были наделены нормативной силой, как законы. В 426 году был принят закон о цитировании, согласно которому нормой становятся ссылки на указанные авторитеты.

Получила развитие политическая теория. Здесь наиболее значительными представляются труды Цицерона и Полибия о республике как о смешанной форме правления, обладавшей одновременно разделением властей.
В естественных науках отмечается значительная степень заимствования эллинских знаний. Цельс обобщил достижения греческой медицины. Гален продолжил практику анатомических вскрытий. Основателем собственно римской науки нередко называют Варрона, составившего энциклопедию наук; помимо обширных естественнонаучных познаний он демонстрировал глубокое понимание римских религиозных и бытовых традиций, римских памятников древности, римского театра, латинского языка и пр. Универсальным энциклопедистом выступал Плиний Старший, автор «Естественной истории». Вергилий, пользующийся славой первого поэта Древнего Рима, обнаруживал незаурядные агрономические познания в своем сочинении «Георгики». Создавались теоретико-практические трактаты по архитектуре (Витрувий), об акведуках (Фронтин), по ботанике (Диоскордий), создавались географические сочинения (Помпоний Мела, Клавдий Птолемей), дорожные карты, например, «Таблицы Пейтингера»; геометр Паппа продолжал совершенствовать исчисления площадей и объемов; математик Диофант пользовался буквенными, а не цифровыми значениями при решении уравнений, предвосхитив появление алгебры; астроном Сосиген производил календарные вычисления, заложив основы Юлианской реформы календаря; алхимик Зосима открыл свойства серы, ртути, кислот. Вместе с тем можно отметить отступление римской науки периода империи в область эзотерии: астрономия превращалась в астрологию, медицина – в магию, математика и геометрия – в мистику чисел и фигур, химические познания становились алхимией, то есть особой символической химией.

В гуманитарных науках римляне также отталкивались от греческих идей. Сципион Эмилиан – первый римский философ – говорил и писал по-гречески, придерживался учения греческих стоиков. Лукреций, автор философской поэмы «О природе вещей», развивал доктрину Эпикура; он отвергал идею бога, выдвигал теорию прогресса, вводил трехчленную периодизацию развития человечества – каменный, медный и железный века. Значительна роль Цицерона в разработке латинской философской терминологии. Основателем римского стоицизма был Сенека, воспитатель будущего императора Нерона, которого называют «дядей христианства»; он развивал учение о внутреннем достоинстве человека, которое могло делать раба возвышающимся над свободным; учил о загробном воздаянии. Стоиком был и Марк Аврелий, император-философ; он проповедовал отказ от всего внешнего, покорность судьбе.
В период принципата возникло учение гностиков, основателем которого считается Филон Александрийский; он различал избранных, обладавших духовным знанием (гносис), и чернь, чуждую духовности. Тогда же зародилась и христианская теология, подвергшая резкой критике языческую науку за ложное многознание. Один из первых теологов – Тертуллиан – провозгласил принцип превосходства веры над знанием: «Верю, ибо абсурдно» (credo quia absurdum est). В период домината получил развитие неоплатонизм, виднейшим представителем которого был Плотин – последнее достижение умозрительного знания римской и вообще античной культуры.

Родоначальником римской исторической науки считается Энний (II век до нашей эры). Высшего расцвета римская историография достигла в период империи. Самым блестящим историком был Тит Ливий, оставивший «Историю Рима от основания города». Из представителей греческой интеллигенции, писавших на латинском языке, наибольшей известностью пользовались Дионисий Галикарнасский, написавший книгу «Римская археология» и утверждавший о родстве римлян и греков, и Плутарх, автор знаменитых «Сравнительных жизнеописаний». Вершиной римской исторической мысли стали «История» и «Анналы» Тацита; он резко отрицательно относился к империи и императорам, крайне болезненно воспринимал деградацию римского гражданского общества.

История древних цивилизаций →

Художественная культура и религиозные воззрения →

Педагог (Древняя Греция)

Первый учитель — он как первая любовь:
Он навсегда в душе и сердце остается.
Мы будем вспоминать вас вновь и вновь,
Хоть в первый класс, конечно, не вернемся.

Вы нас учили буковки писать,
Любить природу и считать примеры,
Друзей беречь и старших уважать
И у доски нам делали премьеры.

Отчетливо мы помним этот день,
Как в школу мы ворвались без оглядки,
Вам подарили нежную сирень,
А вы взамен нам прописи-тетрадки.

Года умчались быстро в никуда,
И вот теперь мы — взрослые ребята.
Но знайте, вас запомним навсегда
И как сидели мы за первой партой.

Спасибо вам, учитель первый наш,
За труд и ласку, доброту, заботу.
И вот пойдем уже мы в старший класс,
Но вы всегда останетесь в почете.

Пусть звонкий смех последнего звонка
Подарит вдохновений новых старты,
А в сентябре придут к вам малыши,
Чтоб, как и мы, сесть первый раз за парты!

Вы нас учили с самого начала,
Когда нас только в школу привели.
Мы ничего практически не знали:
Ни дважды два, ни азбуки азы.

Спасибо Вам за этот труд бесценный,
За тонны нервов, их ведь не вернуть,
За воспитание новых поколений
И наставления на светлый путь.

Сегодня мы прощаемся со школой и хотим вынести особую благодарность нашему первому учителю. Вы учили нас писать, читать, дружить, уважать. Столько сил и труда Вы вложили в каждого из нас, столько нервов потратили, что просто невозможно подсчитать. Ваша душа полна добра и любви. Вы настоящий педагог, который предан своему делу. Мы хотим пожелать только благодарных и старательных учеников. Низкий Вам поклон. Мы всегда будем признательны за всё, что от Вас получили!

Еще поздравления в прозе →

Мы с Вами путь свой начинали
В страну волшебных школьных знаний,
Вы новый мир нам открывали,
Дав старт для наших начинаний.

Успехов Вам, учитель первый,
Добро дарите детям, свет.
Учеников во всём примерных,
В работе — творческих побед!

Недавно шли мы в первый класс,
И вы с любовью ждали нас.
Учили дружными расти,
И счет обидам не вести.

Вы замечали все тревоги,
И помогали нам в дороге,
Гранит науки изучать,
Азы учений познавать.

И вот мы выросли теперь,
Для всех дорог открыта дверь.
Спасибо, вам мы говорим,
За все мы вас благодарим.

Вы наше детство, наша память,
Вы первый в жизни наш урок.
Мы Вас в стихах хотим прославить,
Ведь Вы наш первый педагог!

Любя, умея, много зная,
Вы научили нас всему,
С добром, с терпеньем отвечая
На наши «Как?» и «Почему?».

Звенит для нас звонок последний.
Сегодня он звенит в честь Вас!
Примите же дань уваженья
И поздравления от нас!

Первый учитель — сердечный и строгий,
С вас начинается в школу дорога,
Мудрый, веселый, в глазах — теплота,
В сердце — любовь и еще доброта!

Первый учитель, последний звонок,
Пусть не кончается этот урок,
Вам благодарность за труд и уменье,
За понимание и за терпенье!

Пусть вам успехи даются легко,
Мыслью летаете вы высоко,
Пусть вас и любят и ценят без меры,
К вам уважение будет, доверье!

Наш первый любимый учитель,
Спасибо огромное Вам.
За то, что терпению учили,
Писать и читать по слогам!

Мы вместе считали, играли,
Учили построчно стихи.
Частенько Вы нас усмиряли,
Просили ответ у доски.

Последний звонок — лучший повод
Еще раз спасибо сказать.
Вы будьте успешны, здоровы,
А мы не дадим унывать!

Наш первый учитель, надежный и мудрый,
Сегодня прощаться приходит пора.
Спасибо, за каждое доброе утро,
Что в школе начальной делили вчера.

Спасибо за то, что учили нас мыслить,
От зла доброту отличать помогли,
И низкий поклон посылаем вам искренне,
За то, что поверить в нас сразу смогли.

Вчерашние детсадовцы
Пришли к Вам в первый класс.
Вы радостно нас встретили,
Мы полюбили Вас.

Старались быть похожими,
Во многом брать пример.
Но вот уже звонок для нас
Последний прозвенел.

Учительница первая,
Мы помним Вас всегда,
И где б ни оказались,
Не забудем никогда.

Желаем Вам здоровья
И прекрасных долгих лет.
Чудеснее учителя
В начальной школе нет.

Для нас Вы были первым из людей,
Кто научил: что хорошо, что плохо.
За годы много поменялось учителей,
Но лишь один — запомнится надолго!

Не плачьте, уберите слезы с глаз,
Ведь будут у Вас новые свершения.
Вы помните, порадуйтесь за нас
И дай Вам Бог здоровья и терпения!

Поздравлений: 78 в стихах, 18 в прозе.

В начале октября рабочий ТНХК (Тобольского Нефтехимического комбината) В.Д.Браздецкий принес в Тобольскую Духовную семинарию ценный исторический документ — "Журнал Тобольской Духовной Консистории" за 1905 год. Почти два года документ лежал в одном из цехов и довольно сильно пропитался машинными маслами и сигаретным дымом. Еще до этого много документов лежало на крыше ремонтного завода, но потом они все куда-то исчезли.

В сохранившемся журнале с большой дотошностью и тщательностью занесены все дела, которые каждый день поступали на рассмотрение Духовной консистории из приходов Тобольской епархии. Читатель, перелистывая страницы журнала, переносится в необычный для себя мир, со своим особым восприятием жизни. Приятно удивляет добропорядочность и высокая культура людей той поры, продуманность решений всех дел.

Но невольно у читателя возникает вопрос: если в то время все так было хорошо, то почему же всего через какой-то десяток лет люди начали разрушать святыни, которые они на протяжении веков с таким трудом созидали? Что стало детонатором революционного взрыва и массового отступления людей от Церкви?

Наибольшее зло для человека, как верующего, так и неверующего, когда он перестает стремиться к совершенствованию себя и окружающего мира, когда он начинает довольствоваться своим малым внешним благополучием, когда живет своим малым замкнутым мирком, под лозунгом: "Я вас не трогаю, и вы меня не трогайте!". В таком случае человек не замечает того, что творится кругом. Он, ссылаясь на свою занятость, важность неотложных дел, подобно упоминаемым в Евангелии священнику и левиту (Мк.10;30-36), проходит мимо побитого разбойниками человека, не замечает нуждающихся в его помощи людей. Он лишь формально воспринимает молитвенное прошение Церкви о мире всего мира. Но, самое интересное, что при таком своем настроении, он может довольно правильно рассуждать о политике и глобальных проблемах мирового устройства. Всегда удобнее, сидя в домашнем мягком кресле, рассуждать о гуманизме и милосердии, нежели на самом деле проявлять гуманизм и милосердие в отношении к близким.

При внимательном изучении "Журнала Тобольской Духовной Консистории" все-таки складывается впечатление, что перед революцией в Церкви была непростая ситуация.

Отставная учительница жизни

Да, среди пастырей Церкви и среди простого народа было много настоящих подвижников, тружеников, которые позже пополнили ряды новомучеников и исповедников Российских, но в основном народ пребывал в некоторой духовной спячке, которой ловко воспользовались враги России и Православия. Это заметно в журнале, например, по тому, как особо тщательно велся финансовый учет всех средств, выделяемых Консисторией на ремонт или строительство храмов, на зарплату священнослужителям. С одной стороны, это оправданно, нельзя отвергать необходимость строгого порядка и отчетности. Но, с другой стороны, как говорит Апостол, праведнику закон не нужен, ибо он все делает по любви, по совести, по благодати. Законом, по слову Апостола, познается грех, то есть строгий закон нужен там, где есть недоверие друг к другу, где иссякает любовь. Система и порядок не должны довлеть над человеком, умалять его свободу и человеческое достоинство. Они должны только содействовать раскрытию и развитию богоподобных качеств человека. Специальная запись всех исповедников и причастников, которая велась на приходах уполномоченными Консисторией людьми, — еще одно доказательство оскудения доверия и любви друг к другу. Епископ хотя и утверждал своей подписью все консисторские дела, но чувствуется его отстраненность от дел, не чувствуется его тесной связи со своей паствой. Все это привело к отторжению от Церкви в первую очередь интеллигенции, а после 1917 года — к открытой вражде между разными слоями общества и к массовому государственному террору.

И в наше время на несправедливость и косность системности особо остро реагируют дети и молодежь, которые в силу особенностей своей природы, хотят быстро расти и развиваться. Ныне почти все осознают, что советская школьная система, при всех своих достоинствах, старалась воспитывать именно "людей системы", которыми бы можно легко управлять и манипулировать. Всякое новаторство, за редкими исключениями, пресекалось на корню. Большинство школьных предметов преподавалось в духе господствующей идеологии материализма, односторонне. Не случайно, в условиях современной так называемой "свободы и демократии", дети и молодежь стали во многих случаях неуправляемыми. Они стараются вырваться из тяжелых уз. Даже городские многотысячные "тусовки" молодежи возле Софийского собора в ночь на Пасху и на Рождество похожи на молчаливое ожидание нищих на паперти храма. Они ждут, что на них в какой-то момент обратят внимание, проникнутся их проблемами, помогут найти смысл жизни.

Они ждут, что в школе и вузах им будут давать не одностороннее материалистическое образование, а целостное (целомудренное), которое одновременно развивает интеллект, обуздывает чувства и укрепляет волю. Сегодняшняя светская школа когда-то вышла из монастырских и церковно-приходских школ и оскудела на любовь и милосердие. Настало время все вернуть на круги свои. Светскому образованию не надо таить обид и брезговать многовековым опытом Церкви по воспитанию не просто внешне добропорядочных людей, но людей святых, которые милосердны, гуманны не на словах, а на деле.

"Historia est magistra vitae" (История — учительница жизни) — любили повторять древние римляне. Так и мы должны усвоить себе уроки истории и стараться не повторять тех ошибок, которые допускали наши деды и прадеды.

История профессии педагога

Наука » Педагогика » Общая педагогика

Профессия педагога одна из наиболее древних в истории человечества. Воспитание подрастающего поколения начало складываться в период перехода первобытного человека к трудовой деятельности (орудийной деятельности). В обществе возникла потребность в передаче опыта трудовой деятельности. Дети работали вместе со взрослыми, подражали им, и научились выживать. Постепенно в обществе складываются брачные отношения (семейное воспитание). Усложнение хозяйственной деятельности, социальных связей определило изменение в воспитании детей и подростков.

Вопрос: Какую науку древние римляне называли учительницей жизни?

Возникает первая в истории человечества форма воспитания и обучения – инициация.
Инициация – это совершение ритуала, обрядов, посвящение юношей и девушек во взрослую жизнь. Это был своеобразный экзамен на взрослость. Обряд можно считать прообразом школы. Постепенно в обществе выделились лица, посвятившие свою жизнь воспитанию и обучению молодежи. Слово «педагог» возникло в Древней Греции. В состоятельных семьях попечение о детях возлагали на образованного человека. Его и стали называть педагогом (pidas – дитя, ago – вести). Позднее педагогами стали называть профессиональных воспитателей, а за тем и преподавателей, учителей. Профессия педагога становится государственно значимой профессией. Профессия – это род человеческой деятельности, требующий специальной подготовки. Профессия является источником существования. Профессия – это многозначное понятие, которое включает в себя: общность людей, занимающихся данным видом труда и жизненный путь человека, область приложения его сил.
Воспитатель ДОУ одна из молодых современных педагогических профессий. Она возникла в 17 – 18 веках, когда появились первые дошкольные учреждения (в Европе, России). Постепенно в 19 веке стали возникать платные, частные детские сады. Заниматься в них могли дети состоятельных родителей. Придумал название «Детский сад» Фридрих Фребель. В России детские сады стали появляться в конце 19 века – начале 20 веков. Воспитатели назывались фребеличками. После революции в России начинает складываться общественное государственное дошкольное образование. Начинает развиваться дошкольная отечественная педагогика, появляются педагогические училища и институты.

Первый вопрос: История становления образовательных учреждений-«школ» для профессиональной подготовки учителей-педагогов

Как известно, первые школы возникли в рабовладельческом обществе, в странах древнего Востока (Ассирии, Египте, Вави­лоне, Финикии), где жители занимались по преимуществу зем­леделием, которое требовало в условиях жаркого климата искусственного орошения. Наблюдения за периодическими разливами рек (Нила, Тигра, Евфрата), строительство городов и плотин на реках приводили к постепенному накоплению опыта трудовой деятельности, связанной с использованием научных знаний об окружающем мире, вычленению и использованию научных зна­ний (арифметики, геометрии, астрономии, медицины). Научные сведения были недоступны подавляющему большинству населе­ния, хранились особыми людьми — жрецами — в большой тайне и передавались из поколения в поколение небольшому кругу лиц, предназначенных к будущей жреческой деятельности. Среди жрецов знания передавались от родителей детям. Однако суще­ствовали и жреческие школы при храмах в больших городах. Учи­телями были, таким образом, жрецы, составлявшие привиле­гированную часть общества. Первое упоминание о школе встре­чается в египетских источниках примерно за 2500 лет до н.э. Там описывается дворцовая школа для детей сановников. Позже в Египте возникло учебно-научное учреждение «Рамессеум», где получали подготовку не только жрецы, но и воины, архитекто­ры, врачи.

В древней Греции были частные платные школы грамматистов и кифаристов, в которых обучались мальчики с 7 до 14 лет. Обуче­ние могло осуществляться как одновременно в двух школах, так и последовательно — сначала в одной, потом — в другой. Девочки во весь период возрастного развития получали исключительно семейное воспитание. Учителя в школах грамматистов и кифарис­тов назывались дидаскалами (от греческого «дидаско» — учу).

Какую науку древние римляне называли "Учительницей жизни"?

Иду­щего в школу и из школы мальчика сопровождал раб, которого называли педагогом, т.е. детоводителем.

В 13 лет мальчики переходили в палестру — школу борьбы, где в течение двух-трех лет занимались гимнастикой под руководством педотриба. Здесь они учились бороться, бегать, прыгать, метать диск и копье, плавать.

В Спарте руководителей государственных воспитательных уч­реждений (агелл), называли педономами; они назначались ста­рейшинами из числа знатных аристократов. В обязанности педонома входило наблюдение за нравственным поведением и воен­но-физическими упражнениями воспитанников, наказания за проступки. В первой половине II века до н.э. в Риме оформляются грамма­тические школы. Это связано с возрастанием роли культуры, нау­ки, искусства, изменением роли воспитания в жизни римского общества. (Рим к тому времени завоевывает и подчиняет своему влиянию многие государства Средиземноморья.) В грамматиче­ских школах обучались в течение четырех лет дети знати и бога­чей, мальчики 11—12 лет, получившие навыки чтения и письма либо в домашних условиях, либо в начальных школах. Целью школы являлось хорошее по тем временам гуманитарное образование и на его основе подготовка к дальнейшей деятельности, возможно, в качестве политического или судебного оратора. Преподавателей грамматических школ, вышедших в основном из социальных ни­зов, называли грамматиками, или литератами. Они, как прави­ло, были широко образованными людьми.

В начале и середине I века до н.э. в Римской республике в усло­виях жесточайшей политической борьбы в обществе, когда воз­росло значение политического и судебного красноречия, были созданы риторские школы, дававшие широкое общегуманитарное образование, знакомившие с произведениями историков, орато­ров, поэтов, с философией, правом и дававшие, таким образом, своим воспитанникам ключ к политической карьере. В риторских школах обучались подростки и юноши в возрасте от 13—14 до 16— 19 лет.

В период Римской империи государство взяло под контроль кроме других сторон общественной жизни и образование. Импе­ратор Веспасиан назначил риторам ежегодный государственный гонорар, Юлий Цезарь дал всем учителям право на римское граж­данство. Все грамматики и риторы постепенно становились госу­дарственными служащими. Император Антоний Пий установил -число риторов и грамматиков, полагавшихся каждому городу в зависимости от числа его жителей, а для учителей — льготы и привилегии. Император Диоклетиан установил обязательный ми­нимум учителей для каждого типа школ и определил их обязан­ности и размер гонорара.

В раннем средневековье в просвещении господствовала цер­ковь. В этот период имелись школы трех типов — монастырская, соборная {кафедральная, или епископская) и приходская. Мона­стырская школа была предназначена для мальчиков, которых ро­дители хотели видеть монахами. Во всех типах школ учителями были монахи, имеющие склонности к педагогической профессии. Учитель-монах занимался с учениками индивидуально, хотя все они сидели вместе в одном помещении.

С развитием ремесла и торговли в больших городах по инициа­тиве ремесленников возникли цеховые школы, а по инициативе купечества — гильдейские школы. Те и другие — платные, впослед­ствии слившиеся в городские (магистратские школы, содержав­шиеся городским самоуправлением, которое несло расходы по постройке школьных зданий и хозяйственным нуждам). Назначение учителей, заведующих школами, производилось цехами, гиль­диями и/или городским самоуправлением.

В XVI в. для детей господствующих классов создается закры­тое, интернатное учебное заведение — школа иезуитов, или кол­легиум, целью которой являлось укрепление влияния католиче­ской церкви. Здесь применялись новые средства — усиленное физическое воспитание, наглядность в обучении, внешне мяг­кая дисциплина. Привлекается широкий круг общеобразователь­ных знаний. Для реализации столь серьезных задач воспитания требовались хорошие учителя, и иезуиты добивались подготовки таких учителей исключительно из числа членов ордена. Именно иезуиты впервые осуществили систематическую подготовку учи­телей для своих школ, что происходило в форме педагогической практики. Лучшие студенты по окончании иезуитских коллегиу­мов приглашались на несколько лет для пробной преподаватель­ской деятельности в младших классах коллегиумов. Они вели пе­дагогические дневники, и их уроки и дневники разбирались на общих собраниях опытными преподавателями, которые посеща­ли уроки молодых учителей. Через несколько лет такой практи­ческой деятельности молодые учителя становились преподавате­лями в старших классах.

В XVIII—^XIX вв. профессия учителя становится массовой. Учи­теля занимают штатные должности в школах и училищах разных типов. Получает распространение гувернерство как начальное об­разование с помощью домашних наставников и учителей. В этой связи уместно вспомнить систему воспитания джентльмена в Ан­глии (автор Джон Локк), согласно которой местом воспитания не может являться школа, ибо это учреждение, где собрана пестрая толпа дурно воспитанных порочных мальчиков всякого состояния. Настоящий джентльмен воспитывается дома, ибо даже недостат­ки домашнего воспитания несравненно полезнее приобретаемых в школе знаний и умений.

Сначала обязанности учителей выполняли люди, не имеющие никакой специальной подготовки. Кто учил?

В России в период петровских реформ учили грамоте и ариф­метике в отдельных случаях сами ученики, знавшие грамоту и цифирь. Иностранцы обучали инженерным наукам.

В 1779 году при Московском университете открылась учитель­ская семинария как педагогическое учебное заведение, готовившее учителей для начальной школы, московской и казанской гимна-48зий и пансионов. В 1803 году в Петербурге открылась учительская гимназия, готовившая учителей для городских училищ. В 1804 году она была преобразована в педагогический институт. В XIX в. в Рос­сии вообще создаются первые учительские институты, готовив­шие учителей для средних классов школ.

В дореволюционной России преобладала подготовка учителей для начальных школ. Она осуществлялась на начало 1917 года в 171 учительской семинарии с четырехлетним сроком обучения; находились они в подчинении Министерства народного просве­щения. В семинариях помимо закона Божьего, церковнославянс­кого языка, ремесел, а также общеобразовательных предметов пре­подавали педагогику и методику первоначального обучения общеобразовательным предметам. Учителей для церковноприход­ских школ готовили церковно-учителъские школы и двуклассные учительские школы, находившиеся в подчинении святейшего Си­нода. Учителя, не имеющие педагогического образования, могли получить звание учителя после сдачи специальных экзаменов.

Учителей начальной школы готовили также в педагогических классах 913 женских гимназий, 50 женских епархиальных училищ и в женском педагогическом институте в Петербурге.

Учителями средних учебных заведений могли быть в России лишь лица, закончившие университеты, некоторые высшие учеб­ные заведения непедагогического профиля и духовные академии. В 60— 70 гг. XIX в. были открыты Высшие женские курсы, которые гото­вили учителей для женских средних учебных заведении и младших классов мужских средних школ.

После революции 1917 года учительские семинарии были пре­образованы в трехлетние педагогические курсы, затем — в педаго­гические техникумы; бывшие учительские институты были преоб­разованы в педагогические институты или институты народного образования для подготовки учителей по предметам для старших классов школы. В 30-е гг. получило распространение вечернее (сред­нее и высшее) и заочное педагогическое образование (заочные кур­сы, факультеты и отделения при пединститутах и университетах).

С середины 80-х гг. XX в. в педагогических вузах стали вводиться дополнительные специализации. Стандартами высшего педагоги­ческого образования предусмотрена подготовка не только учите­лей-предметников, но и учителей, имеющих вторую педагогиче­скую специальность (например, информатика, иностранный язык). Так, выпускники Московского педагогического университета — учителя истории имеют право преподавать также политологию, иностранный язык, юридические дисциплины, а учителя русско­го языка и физики — иностранный язык. В С.-Петербургском пе­дагогическом университете учителя географии могут одновремен­но готовиться как педагоги-организаторы экологической и туристической работы, учителя химии — как учителя иностран­ного языка, учителя биологии — как педагоги-психологи и т. д.

В 90-е гг. часть педагогических институтов России была преоб­разована в педагогические университеты; появились новые типы средних педагогических учебных заведений. Все это предполагает качественные изменения в подготовке педагогических кадров на рубеже XXI в. Подготовка кадров учителей ведется более чем по 50 специальностям, причем их состав постоянно расширяется. Так, в С.-Петербургском педагогическом университете, например, го­товят на факультете экономики — экономистов, на факультете философии человека — учителей философии и культурологии, на факультете социальных наук — учителей политологии, социологии.