Лермонтов на кавказе

15.05.2018 0 Автор admin

Известно, еще мальчишкой М. Лермонтов писал портреты своих близких и товарищей.

За что Лермонтова сослали на Кавказ в 1837 году?

Можно с уверенностью сказать, что если бы он не был поэтом, то был бы прекрасным живописцем. В фондах ДГОМ им. Тахо-Годи хранится копия одной из картин Михаила Юрьевича «Перестрелка в горах». Автор данной копии – художник Б.И. Клабуновский (она числится в музее под инд. № 96986, размер 48 х 38 см. Масло, 1979 г.). Специалисты-лермонтоведы утверждают, что сюжет картины Лермонтова «Перестрелка в горах» — это и есть битва при Валерике. Интересно знать, как поэт оказался на Кавказе и как проходила его служба здесь. Об этом наше повествование.

Из военной биографии поэта известно, что корнет Михаил Лермонтов был сослан на Кавказ в ссылку за стихотворение «Смерть поэта». Здесь он встретил старых своих друзей и приобрел новых, среди них были и декабристы. Первая ссылка поэта – наблюдения за жизнью простых солдат и офицеров в обстановке продолжительной Кавказской войны. Заодно он созерцал природу величественного Кавказа, пробуждающую в нем не только стихи, делал зарисовки, писал картины военных сражений в горах Кавказа. Вот что писал Лермонтов своему другу Святославу Раевскому: «…Я в беспрерывном странствовании, то пешком, то верхом изъездил линию всю вдоволь от Кизляра до Тамани, переехал горы, был в Шуше, в Кубе, Шемахе, в Кахетии, одетый по-черкесски, с ружьем за плечами… Здесь кроме войны, службы нету ничего… Я снял на скорую руку все примечательные места, которые посещал и везде с собой имел порядочную коллекцию…» (Говоря о коллекции, поэт имел в виду свои наброски, сделанные им на перевале в горах в минуты затишья или на отдыхе).

Ссылка сыграла большую роль в формировании мировоззрения поэта, почувствовавшего в себе желание расстаться с военной службой, он говорил, что хочет целиком заняться литературной деятельностью. В том же письме Раевскому Лермонтов писал: «…Скучно ехать в новый полк, я совсем отвык от фронта и серьезно думал выйти в отставку…» Речь идет о предстоящем переводе поэта в Гродненский гусарский полк, размещенный недалеко от Новгорода. В этом полку он прослужил всего около трех месяцев.

Получив прощение государя императора, благодаря стараниям бабушки корнет Лермонтов в мае 1838 г. вернулся в свой Гусарский полк в Царское село. В 1839 г. Лермонтов, уже поручик, подумает серьезно об отставке. Однако весна 1840 года принесла новые неприятности. Дуэль с де Барантом привела к суровому приговору Николая I – второй ссылке на Кавказ. На этот раз поэт был переведен в Тенгинский полк, который вел боевые действия на наиболее опасных участках Кавказской войны. Передовую линию планировалось отодвинуть к югу. На правом фланге линии операция была поручена отрядам Засса и Раевского, на левом – чеченскому отряду генерала Галафеева. Но русские отряды опоздали. Предводитель горцев Шамиль успел распространить свое влияние на всю Чечню и даже за ее пределами. В связи с этим операции русских войск носили скорее не наступательный, а карательный характер.

Лермонтов сам напросился в отряд Галафеева, где получил должность адъютанта. Ему вменялось в обязанность наблюдение и донесение о действиях штурмовой колонны отряда, в случае необходимости – самому участвовать в боях. Для выполнения задания требовались высокие качества: хорошие знания, кругозор, решительность, мужество, смелость. Служба Лермонтова по тем временам считалась более опасной, чем действия в строю. Главным форпостом командования царских войск на левом фланге Кавказского фронта считалась крепость Грозная. Состоявшая из земляного вала и рва, она была построена в 1818 году генералом Ермоловым и должна была надежно защищать своих солдат и офицеров от дерзких набегов горцев, которые хорошо знали местность, умело использовали густые леса.

Весной 1840 года соединенные силы Чечни и Дагестана угрожали Грозной. К ней были стянуты царские отряды.

В стихотворении «Валерик» Лермонтов говорит об этом так:

…Нам был обещан бой жестокий.

Из гор Ичкерии далекой

Уже в Чечню на братный зов

Толпы стекались удальцов.

Отряд Галафеева вышел из Грозной в Малую Чечню на войну с Шамилем в начале июля и шел по левому флангу через Ханкульское ущелье. Одновременно проводились карательные меры: сжигались аулы, вытаптывались поля. Лермонтов не одобрял этих методов и уклонялся от карательных действий. В свободные минуты он записывал строки возникавших в уме стихов и делал зарисовки отдельных походов. 11 июля отряд подошел к реке Валерик и наткнулся на завалы, устроенные чеченцами. Вместо того, чтобы мчаться с донесением об этом к командиру, Лермонтов выхватил шашку и бросился в гущу сражения вместе с штурмовиками. Здесь и произошла кровавая битва, которую без прикрас отразил поэт в стихотворении «Валерик». Он же сам и проиллюстрировал это произведение. Поэтический слог, утверждали позже лермонтоведы, еще более отражает жестокость бойни, очевидцем и участником которой стал и поэт:

… здешние полки

Народ испытанный… «В штыки,

Дружнее!» раздалось за нами.

Кровь загорелася в груди!

Все офицеры впереди…

Верхом помчался на завалы

Кто не успел спрыгнуть с коня…

«Ура!» — и смолкло. «Вон кинжалы,

В приклады!» — и пошла резня.

Позднее в письме Алексею Лопухину из Пятигорска Лермонтов писал: «…Одно довольно жаркое дело продолжалось шесть часов кряду…» После этого похода, не принесшего существенного успеха в войне, Лермонтов продолжал участвовать в дальнейших операциях отряда Галафеева. Трижды представляли его командиры к боевым наградам, но он не получил ни одной. По царской милости ему не суждено было получить даже отставку, так как царь не велел отпустить Лермонтова от «фронта» в Тенгинском полку. Побывав в недолгом отпуске в Петербурге и Москве, поэт в начале 1841 г. снова на Кавказе. Но судьбой ему было уготовлено умереть не от пули или кинжала горца, а от пули русского офицера на дуэли.

«назад

Фотолента

“Демон”

Ученые спорят: “Мцыри” или “Демон” последнее слово Лермонтова-романтика, какая из этих поэм идейно-эстетически выше?
Они обе принадлежат к вершинным достижениям мировой романтической поэмы. Их роднит социальный протест и богоборство. Но каждый из них идейно-эстетически своеобразна, ставит и решает свои задачи. В начале был создан “Демон”. Поэма начатая в 1829 году (“Мой Демон”, “Я не для ангелов и рая”), имеет восемь редакций, первая – 1829 год, вторая – 1830 год, третья и четвертая – 1831 год, пятая – 18321834 гг., шестая – 8 сентября 1838 года, седьмая – 4 декабря 1838 года и восьмая – декабрь 18838январь 1939 год.
Поэма ходила по рукам в списках и производила на современников “потрясающее впечатление…Вся читающая Россия знала ее наизусть”. Она предназначалась к публикации в январском номере “отечественных записок за 1842 год”, но подверглась цензурному запрету. Краевскому удалось опубликовать лишь отрывки из нее. (“Отечественные” записки”, 1842, №6) без фамилии автора.
В основу поэмы “Демон” положен библейский миф о духе зла, восставшем против бога, потерпевшим поражение и изгнанном из рая. Эта тема получила широкое распространение в западноевропейской литературе (“Потерянный рай” Мильтона, “Манфред”, “Каин”, “Небо и земля” Байрона, “Фауст” Гёте, “Любовь ангелов” Т.Мура, “Эноа” А. Де Виньи). Своеобразно она проявлялась и на русской почве, например у Пушкина (“Демон”, “Ангел”) и Подолинской (“Див и Перы”).
“Демон” это шедевр по мощи творческой фантазии, по интеллектуальной глубине и широте идейно-нравственной проблематики, по пластической изобразительности, по блеску стихотворного мастерства, по силе эмоционально-поэтического воздействия. Поэма вобрала в себя лучшие достижения русской и мировой поэзии. Отдельные исследователи утверждают реалистичность “Демона” (С.Н.Дурыгин), но большинство относят его к романтическому направлению, например, А.М. Докусов. Созданное под воздействием передовых идей освободительного движения своего времени, она опирается на литературные и устно-поэтические источники, прежде всего на фольклор кавказских народов и предания Грузии.
Основной идейный пафос поэмы “Демон” возвеличивание человека в его стремлении к свободе, к неограниченному познанию мира. Лермонтовский Демон, как справедливо пишет Белинский, “отрицает для утверждения, разрушает для созидания.

Первая и вторая ссылка Лермонтова на Кавказ: причины, даты. Кавказ в судьбе и творчестве Лермонтова

Это тема движения вечного обновления, вечного возрождения”. (VII, 555).
В поэме “Демон” широко используются символика. В ее фантастическо“космическом” сюжете о “духе изгнания”, полюбившем смертную деву, ясны земные приметы.
Это философское и социально-политическое произведение смело ставит сложнейшие и насущнейшие вопросы бытия: о смысле жизни, правах и назначении человека, о бездумной вере и разумном скептицизме, о рабстве и свободе, добре и зле.
Демон в полном смысле слова – “герой века”. В нем сконцентрированы основные противоречия лучших людей 30х годов: действенный скептицизм и критицизм по отношению к господствовавшим общественным отношениям и бессилие их изменить; могучие порывы к деятельности и вынужденная пассивность; мучительно-страстные искания идеала социально-политического, морального, эстетического, и горькое сознание безупречности этих поисков; ощущение ужасающего политического гнета и ничем неудержимое стремление к воле; неутомимая жажда счастья и бесцельность жизни. Таков определяющий смысл поэмы “Демон” в ее законченной шестой редакции, которую автор подарил В.А.Лопухиной в сентябре 1838 года.
Эта рукопись была опубликована в 1856 году в Берлине.
В причудливой фантастике поэмы “Демон” явно отображаются сложнейшие, неразрешимые противоречия изображаемой эпохи и сущности трагедии ее передовых людей. Их моральная правота должна была временно отступить перед несправедливой, но еще грозной тогда материальной силой феодально-крепостного строя.
Неизъяснимое волнение Демона служит как бы завязкой поэмы. Лермонтов повествует о взаимоотношениях Демона и Тамары, сосредоточивая внимание на вершинных эпизодах, используя их ярко выраженную антитетичность. Идейная антитетичность поэмы, построенной на борьбе добра и зла, на внутренних противоречиях Демона, являлась причиной многочисленных стилистических антитез.
Несомненно, что поэма “история души” главного героя. Но “история души” Демона является способом, формой решения социально-философских и политических проблем.
“Демон” романтическая поэма. Но, завершенная в переходную пору острой борьбы в творчестве Лермонтова романтических и реалистических тенденций. Таковы объективно-описательные изображения природы Кавказа, Грузии, быта Гудана, приготовлений к свадьбе, красоты Тамары, гибели ее жениха, виды монастыря, облика сторожа, прощания родных с умершей Тамарой.
В России “Демон” полностью впервые опубликован лишь в 1860 году.

“Мцыри”

В поэме “Мцыри” использованы строки поэм “Исповедь” (1829) и “Боярин Орша” (18351836). Это произведение несомненно связано с поэмами кавказского цикла, в частности с “Измаилбеем”. Поэма “Мцыри” была завершена в 1839 году. Она появилась в первом собрании стихотворений поэта, изданном в 1840 г.
В этой поэме Лермонтов впервые подчеркнул историческую важность для Грузии союза с Россией. Темы поэмы – свобода и шире – смысл человеческого бытия. Основной идейный ее пафос – протест против порабощающей человека душной неволи, поэтизация борьбы как наиболее естественного выражения человеческих сил, призыв к свободе, утверждение любви к родине и героического ей служения. Это поэма об идеальном герое, проникнутом страстной жаждой жизни. В Мцыри нераздельно слились мятежно-могучая сила, твердая, как сталь, воля, героическая мужественность и душевность, мягкость, лирическая нежность. Он не индивидуалист, не эгоист, как герои пушкинских романтических поэм. Его гордое одиночество в монастырском плену – средство самозащиты, выражение протеста. Он тоскует по родному аулу, по общению с людьми, близкими ему по обычаям, по духу. Мцыри умирает, примиряясь с окружающими его людьми. Но его примирение признания внешнего бессилия при оправданности своих ничем неистребимых влечений к воле.
Образ Мцыри – огромное художественное обобщение. В нем воплощаются трагизм, неизбывные страдания, крайнее недовольство прогрессивных людей 30х годов самодержавно-крепостническим деспотизмом, их протест и стремление к свободе, их мечта о действенно-героической жизни, их вера в силу исключительной личности, выступающей на защиту своих поруганных прав.
Романтическое содержание поэмы “Мцыри” определило и соответствующую форму его выражения. Поэма строится как патетический монологисповедь, развертывающийся стремительно. Исповедь Мцыри о трех днях, проведенных на воле, противопоставляется быту монастыря – тюрьмы. Динамичности композиции поэмы содействует и то, что Мцыри рассказывает старикучеркесу лишь самые яркие эпизоды своего трехдневного скитания: созерцание раскинувшейся перед ним обольстительно роскошной природы; воспоминание о детстве в родном ауле и путь к аулу; встреча с грузинкой; борьба с барсом; блуждания, приведшие его снова к монастырю; бред и сон.
В композиции поэмы огромна роль природы, естественных обстоятельств человеческой жизни, могущественно и чарующе прекрасных, укрепляющих Мцыри в его жизнелюбии. Романтический пафос поэмы ярко сказывается и в языке. Ее лексика представляет органический сплав задушевной и патетической фразеологии. Придавая исповеди Мцыри приподнятость и возвышенность, Лермонтов насыщает его речь словами и выражениями книжного, литературно-поэтического языка.
Мятежноволевая натура ведущего героя определила эмоциональную концентрированность подавляющего большинства эпитетов поэмы. Они строятся не на полутонах, оттенках и нейтральных красках, а на редкой определенности и полноте выражаемых ими чувств, предметов, явлений. Мажорные, эмоционально-экспрессивные по своей главенствующей тональности изобразительные средства поэмы способствуют яркому раскрытию ее идейной направленности – бескрайне любви к жизни, стремления к свободе и героического протеста, против неволи. В стремлении к подробной психологической обрисовки внутреннего облика Мцыри, в изображении обстоятельств сформировавших его характер, проявились реалистические тенденции поэмы.

“Герой нашего времени”

Романы “Вадим” и “Княгиня Лиговская”, отрывок “Я хочу рассказать вам”, сказка “Ашик Кериб” этапы формирования искусства прозаического изображения жизни, с блеском раскрывшего в романе “Герой нашего времени”. Это произведение задумано в конце 1837 года. Основная работа над ними развернулась 1838 году и была завершена в 1839 году. Отдельными частями роман публиковался в “Отечественных записках” 1839 г., №3 и 11, и в 1840, №2, и полностью был издан в 1840 г.
Главная тема романа – социально-типическая личность дворянского круга после поражения декабристов. Ведущая его мысль – осуждение этой личности, а еще резче породившей его социальной среды.
Прогрессивная позиция Лермонтова обозначилась с самого начала романа – с обрисовки “записывающего путешественника-изгнаника”, “проезжего офицера”, издателя дневника Печорина. Это самое положительное лицо романа. В нем убедительно сочетаются черты гуманиста, правдолюба, патриота, восторженного поклонника природы, разочарованного в окружающей его жизни и твердо уверенного в том, что счастье в ней “не в порядке вещей”. Именно ему, а также в какойто мере и Печорину Лермонтов “отдает” собственные мысли и чувства.
Сюжетообразующим персонажем, проходящим через роман и связующим все его части, кроме рассказика, выступает Печорин. Это центральная фигура, средоточие романа, его движущаяся сила. Ему свойственны самые высокие стремления к общественной деятельности и пылкие желания свободы.
Сам он материалист и атеист. Горестный недостаток видит он в неспособности своего поколения “к великим жертвам для блага человечества”. Ненавидя и презирая аристократию, Печорин ближе сходится с людьми демократического склада: Вернером и Максимом Максимычем. Печорин лишен добрых порывов. Печорин не скрывает сочувствия угнетенным. Вот почему, читая в ночь перед дуэлью политический роман В. Скотта “Шотландские пуритане” о народном восстании против тиранов, он “забылся увлеченный волшебным вымыслом”. Нельзя сомневаться в его симпатиях к сосланным на Кавказ декабристам.
Но благие стремления Печорина не развились. Ничем не сдерживаемая социально-политическая реакция, душившая все живое, духовная пустота высшего общества исказили и заглушили возможности Печорина, невероятно изуродовали его нравственный облик, необратимо снизили свойственную ему жизненную активность. Печорин полностью ощутил и понял, что в условиях самодержавного деспотизма для него и его поколения осмыслимая деятельность во имя общего блага невозможна. Сомнения опустошили Печорина до того, что у него осталось только два убеждения: рождение – несчастье, и смерть неизбежна. Морально искалеченный, Печорин лишился добрых целей, превратился в холодного, жестокого, деспотичного эгоиста, застывшего в гордом одиночестве, ненавистного даже себе.
Печорин, по оценке Добролюбова, не зная куда идти и девать свои силы, истощает жар своей души на мелкие страсти и ничтожные дела. Положение и судьба Печорина трагические. Трагизм Печорина в том, что его не удовлетворяет ни окружающая действительность, ни свойственный ему индивидуализм и скептицизм. Лермонтов проявляет особое внимание к психологическому миру, к “истории души” не только главного героя, но и всех остальных действующих лиц Лермонтов впервые в русской литературе наделил действующих лиц своего романа способностью глубокого самоанализа.
Образ, подобный Печорину, в ту пору широко разрабатывался на Западе. Лермонтов показывает Печорина с разных точек зрения, углубляя и приближая к читателю: “глазами Максим Максимыча”, “издателя”, наконец через дневник самого героя. Типичность Печорина подчеркивается в известной степени и характерами бретерствующего офицерства, для которых жизнь – копейка.
Рисуя Печорина человеком 30х годов, отражающим построения подавляющего большинства образованной, мыслящей, дворянской молодежи, Лермонтов противопоставил ему образ другой среды – простого, непривилегированного офицера, тесно связанного с солдатской массой, непрестанного труженика и хлопотуна, живущего на жалованье. Лермонтову удались и женские образы: непосредственной, стихийнострастной дикарки Бэлы, странной, таинственноманящей “ундины;, жертвенно любящей, жаждущей счастье, но глубоко страдающей Веры; умной, начитанной, благородной, нравственно чистой Мери.
Мастерство внешней характеристики, воплощающей внутреннюю суть образа с особенной силой проявились в портрете Печорина.
В отличие от основных эпизодические персонажи романа рисуются более скупо, по-гоголевкси, лишь внешними деталями: то это огромная золотая цепь (франт Раевич), извивающаяся по его голубому жилету; то бородавка, прикрытая фермуаром (толстая дама) и так далее.
Действующие лица “Героя нашего времени” выступают в романе уже сложившимися. Но при этом Лермонтов намечает и их эволюцию, совершенствующуюся в процессе переживания или наиболее крупных жизненных событий. Изменяя хронологическую последовательность изображаемых событий, Лермонтов превратил произведение в цепь контрастных повестей: до крайности противоречивому сознанию эгоиста Печорина в повести “Бэла” противопоставляется цельность душевного доброго Максимыча из одноименной повести; “честным контрабандистом” из повести “Тамань”, отличающимся непосредственностью и свободой своих чувств, поступков противопоставлена условность и искусственность поведения “водяного общества” из повести “Княжна Мэри”. Роман “герой нашего времени” обогащается зарисовками прекрасной и величественной природы, противопоставляемой людям, их мелким и низменным интересам, несчастьям, страданиям, социальному неустройству.
Психологичность и лиричность пейзажа “Герой нашего времени” создается самыми разнообразными средствами, даже интонацией, ритмикой фразы, эмоциональными сравнениями.
Реалистическая манера повествования, так последовательно примененная в обрисовке ведущего героя, служит и развитию всего действия романа. Язык романа “Герой нашего времени” многоцветен. Это естественно, его формируют три повествователя: писатель, Максим Максимыч и Печорин. Следуя принципам реализма, писатель последовательно индивидуализирует язык действующих лиц.
Лиричность синтаксиса романа создается также ее вопросительно-восклицательной структурой, приемом многозначительной недоговоренности и в ряде случаев тенденцией к ритмичности.
“Герой нашего времени” – сложное произведение, связанное по своему виду с романом – путешествием, с исповедью, с очерковой традицией. Но в своей ведущей тенденции – это социально-психологический и философский роман. Такого типа романа у нас еще не было. Мнения о нем резко разделились. Бурные споры о романе не затухают и в наши дни. Его считают романтическим, реалистическим с явным отзвуком романтизма, романтико-реалистическим. Применяя именно реалистические способы анализа и критицизма, писатель развенчал романтического героя, каким является Печорин. Покоряя психологической правдой, он показал галерею исторически конкретных лиц с ясной мотивировкой их поведения.

Лермонтов на Кавказе

Пётр Красовский

     Радиолюбители Кавказских Минеральных Вод и Георгиевска Ставропольского края приступили к разработке положения к учреждаемому ими электронному  диплому памяти великого русского поэта Михаила Лермонтова — «Лермонтов на Кавказе». Кавказ стал  для него не только поэтической родиной. Вся сознательная жизнь поэта связана с этим чудесным краем. Здесь, на склоне воспетого им Машука, в результате  трагических обстоятельств,  завершилась его короткая жизнь, навсегда оставшаяся в нашей памяти. Синие горы  Пятигорья  остались  последним   мгновением,   запечатлевшемся   в  прощальном  взоре  поэта, сражённого  у подножия   Машука.
     …«Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство моё; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры всё мечтаю об вас да о небе…».  Этими  вдохновенными словами Лермонтов выразил своё отношение  к первым его поездкам на Кавказ в детские годы. Впервые он побывал на Кавказе в четырёхлетнем возрасте в 1818 году, а затем в 1820 и 1825 годах. Его бабушка Елизавета Алексеевна Арсеньева привозила любимого внука на Горячие Воды, так тогда  до 1830 года назывался Пятигорск, чтобы поправить его здоровье. Этот край в предгорьях Северного Кавказа занял особое место в жизни Лермонтова. Здесь он не раз находил приют в годы изгнаний.
       Величественный зелёный край Кавказа, увенчанный на горизонте белоснежными вершинам, сказочно красивым пятиглавым Бештау и чудесными картинами природы, давно привлекал к себе внимание   многих русских поэтов  его славной поэтической историей. Здесь были Ломоносов, Херасков, Державин, Жуковский, Грибоедов, Рылеев и другие менее известные поэты.                                           Здесь нашла  когда — то приют и свободолюбивая муза Пушкина: «Во дни печальные разлуки мои задумчивые звуки напоминали мне Кавказ, где пасмурный Бешту, пустынник величавый, аулов и полей властитель пятиглавый был новый для меня Парнас», вспоминал он об этих дорогих ему местах. А своему брату Лёвушке восторженно писал: «Жалею, друг мой, что ты со мною не видал великолепную цепь этих гор; ледяные их вершины, которые издали, на ясной заре, кажутся странными облаками, разноцветными и недвижимыми; жалею, что не всходил со мною на острый верх  пятихолмного Бешту, Машука, Железной горы,  Каменной и Змеиной».
      Здесь, летом в 1820 году,  пересеклись жизненные пути Пушкина и Лермонтова, когда Пушкин впервые приехал на Кавказ. И вполне можно предполагать, что, гуляя по пятигорской горной тропе, он мог встретиться с шестилетним мальчиком Мишей Лермонтовым, внимательно всматривающимся в синевшие на горизонте  горы.  Конечно,    Пушкин  не знал, что     этот  мальчик через несколько лет станет его достойным наследником. . Наслышанный в детстве рассказов о Кавказе от людей, побывавших там, юный Лермонтов стремился увидеть  таинственные картины кавказской жизни, наблюдал нравы горцев, их праздники, игры, в которых  выражались ловкость и мужество, посещал жилища,  их уклад жизни. И общаясь с их бытом, традициями, в его живом воображении уже созревали поэтические строки. Четырнадцатилетний Лермонтов пишет поэмы: «Черкесы» и «Кавказский пленник», а затем – «Каллы», «Аул Бастунджи», «Измаил Бей», «Хаджи – Абрек». Кроме них Кавказу он посвятил несколько стихотворений.
       Поэт хорошо знал этот край. Уже в период первой ссылки на Кавказ он писал, что  «изъездил  Линию всю вдоль от Кизляра до Тамани, переехал горы, был в Шуше, в Кубе, в Шемахе, в Кахетии, одетый по – черкески, с ружьём за плечами;  ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов, ел чурек, пил кахетинское даже…» . Он был ещё и хорошим  художником. В поездках по Кавказу, встречая на своём пути прекрасные места окружающей природы, производил их зарисовки с последующими превращениями их в картины, писаные маслом.

       Первые свои, по сути автобиографические  произведения, посвящённые Кавказу, он создавал в разные годы, будучи уже воспитанником университетского пансиона, студентом Московского Университета, а затем юнкером в школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в  Петербурге. А уже в зрелые годы в его литературных произведениях раскрылась истинно русская душа поэта, его гражданское мужество и удивительная способность проникать в существо тяжелой жизни людей в условиях крепостного права. Это понимание  общества отмечалось уже в ранних его стихах.

      Создавая свои произведения, Лермонтов придавал некоторым из них аллегоричные формы узнаваемых обстоятельств и персонажей.

Кавказ в жизни и творчестве М. Ю. Лермонтова.

В стихотворении «Парус», например,  выражено его личное мнение о состоянии мрачного  народного моря его времени, требующего бури перемен обретающих покой. А в  драме «Маскарад» с обличительной силой изображен «век нынешний, блестящий, но ничтожный», где показана жизнь петербургского великосветского общества, которая представлялась ему как пустой и лживый маскарад. Он знал себе цену, рассказав о ней про «дубовый листок, оторвавшийся от ветки родимой». Такой гений мог родиться только на российской земле.

       В те годы Кавказ был местом ссылки  людей,  по каким – либо причинам неугодным царской России. Среди них был и Лермонтов. Он был сослан на Кавказ по делу  «О непозволительных стихах, написанных корнетом лейб – гвардии Гусарского полка Лермонтовым». 29 января 1837 года скончался смертельно раненый на дуэли Пушкин. Его убийство потрясло Лермонтова, и он пишет стихотворение  «Смерть поэта», в котором выражает свой протест с обличением тех, кто погубил  поэта. На донесении царю шефа жандармов Бенкендорфа, в котором говорилось: «Вступление к этому сочинению дерзко, а конец – бесстыдное вольнодумство более чем преступно», резолюция Николая I: «Мы поступим с ним согласно закону». написал он,  отправляя в ссылку «под пули черкесов».  К счастью они пролетали мимо него. Но трагическая гибель  Лермонтова потрясла тогдашнюю общественность своей нелепостью.

      До наших дней дошли свидетельства современников Лермонтова о событиях, предшествующих трагической гибели поэта до и после неё. Бывая в Пятигорске, Лермонтов постоянно встречался не только со своими друзьями и хорошими знакомыми, но и с явными и тайными врагами. В  его недолгой жизни таких было много.  Среди них был и Мартынов, получивший позорное имя убийцы поэта. Человек себялюбивый, озлобленный  неудачной  военной карьерой, готовый стать  орудием любой провокации недругов поэта. Постоянно находился в обычном экстравагантном одеянии – в черкеске с засученными рукавами, с огромным кинжалом и шашкой на поясе. И вот эта форма его одежды стала невинной шуткой Лермонтова, сказанной им дамам на вечере в доме Верзилиных,  одном из наиболее известных в Пятигорске того времени:  «Горец с большим кинжалом». Услышав эту шутку, побледневший Мартынов, давно питавший  скрытую личную неприязнь к Лермонтову, подошел к нему и гневно сказал: «Сколько раз просил я Вас оставить свои шутки при дамах». На что удивлённый Лермонтов спросил: «Что ж, на дуэль  что ли вызовешь меня за это?». Мартынов ответил утвердительно и назвал день  дуэли.

      …Это был вторник , 15 июля 1841 года, последнее утро жизни поэта. Он всегда любил встречать рассвет, когда подножия гор были ещё в ночном тумане, а вершины были уже ярко освещены восходящими лучами солнца, одеваясь в розовый наряд. И тогда ему становилось радостно на душе и работалось легко и  вдохновенно. Вот и в это утро он побродил немного по лесным тропинкам склона Машука, помня, что будет стоять на дуэли под прицелом пистолета  своего противника. Как — то всё сложится? Да и думать ему об этом не хотелось, как и стрелять в Мартынова тоже, считая повод для дуэли ничтожным. Об этом  он решительно заявил ещё до поединка.      День склонялся к вечеру. Из-за гор стремительно надвигались грозовые тучи. Секунданты торопливо избрали местом поединка небольшую лужайку вдоль дороги, и, сделав разметку барьера между дуэлянтами в 15 метров, вручили  им дальнобойные крупнокалиберные пистолеты. Не подходя к барьеру, Лермонтов выстрелил вверх. Мартынов целился долго. Прозвучал выстрел. Лермонтов упал замертво. Тело поэта в течение нескольких часов лежало под проливным грозовым дождём, разразившимся после дуэли. Будто сама природа выразила свою скорбь его гибели. Только поздним вечером оно было перевезено на его квартиру в Пятигорск.  Первоначально Лермонтов был захоронен в Пятигорске, а после, убитая горем  бабушка, перевезла гроб с останками Лермонтова в Тарханы, где 23 апреля 1842 года он был захоронен в семейной часовне рядом с могилой  матери – Марии  Михайловны Лермонтовой.         
       Среди множества мест, освящённых его поэтическим гением, особое положение занимают города Кавказских Минеральных Вод. На Кавказе трудно найти другой уголок, где бы так тесно переплетались нити личной и творческой биографии Лермонтова. Здесь и сейчас многое напоминает о нём. В центре Пятигорска в небольшом скверике ему установлен памятник. На высоком постаменте, склонившись на выступ скалы, сидит поэт и пристально всматривается вдаль, на раскинувшиеся горные хребты  Кавказа с его величавым седым Эльбрусом.       Этот край был для него  «жилищем вольности простой», с неисчерпаемыми чудесами природы, второй  поэтической родиной. В Пятигорске, на базе литературно —  мемориального музея «Домик Лермонтова» и  лермонтовских мест в городах Пятигорске, Кисловодске и Железноводске создан Государственный музей – заповедник М. Ю. Лермонтова. В нём объединено всё, что связано с именем поэта. Тысячи  почитателей поэта ежегодно проходят по этим  местам. Это всенародная память бессмертия и славы великого поэта России. И учреждаемый диплом «Лермонтов на Кавказе»  станет одной из её страниц.

© Copyright: Пётр Красовский, 2016
Свидетельство о публикации №216010501616

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Пётр Красовский

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Пётр Красовский

М.Ю.Лермонтов в сознании русских читателей более всех связан с Кавказом. И это нисколько не удивительно. Путь на Северный Кавказ был хорошо знаком поэту с детства.  Слабого здоровьем Мишеля Лермонтова бабушка (по матери)  Елизавета Алексеевна Арсеньева трижды привозила из Тархан к целительным источникам Северного Кавказа. Затем —  в 1837, 1840, 1841 годах —   этот путь поэт проделал не по своей воле из Петербурга. Сосланный на Кавказ в 1837 году, Лермонтов проехал всю Кавказскую линию. Близкое знакомство с жизнью горцев, природой Кавказа породило одну из самых гениальных книг русской литературы – «Герой нашего времени». Лермонтов создал  необыкновенно  достоверный образ главного героя. Даже теперь, приезжая в Пятигорск и Кисловодск, вы готовы поверить, что Печорин глядел  из окна своей квартиры  на Машук и Бештау, встречался у источника с Лиговскими, гулял возле Эоловой арфы, сидел с Верою в гроте, танцевал в ресторации с княжной Мери, стрелялся с Грушницким в ущелье Ольховки.

Во время второй ссылки на Кавказ, в 1840 году, поэту пришлось участвовать в военных действиях на территории  нынешней Чечни и Дагестана. У реки Валерик 11 июля произошло кровопролитное сражение, описанное в известном стихотворении Лермонтова «Валерик» («Я к вам пишу случайно; право…»).

Был сослан на Кавказ за стихотворение бородино(м.ю. лермонтов

Дагестанские впечатления Лермонтова отразились в стихотворении «Сон».

В 1841 году последнее возвращение на Кавказ: Ставрополь, отъезд в действующий отряд, Пятигорск и …дуэль. Лишь 27 неполных лет прожил поэт, но за тринадцать лет творчества им было написано более 400 стихотворений, 30 поэм, 6 драм и 3 романа («Вадим», «Княгиня Лиговская», «Герой нашего времени»).

Имя Лермонтова увековечено на Северном  Кавказе в названиях населенных пунктов и улиц, школ и библиотек. Здесь установлены памятники поэту, созданы лермонтовские музеи. Свято оберегается всё, что связано с памятью о самом кавказском поэте из всех великих поэтов и художников.

Дорогие пользователи, искренне надеемся, что электронный ресурс расширит ваш кругозор и даст возможность детально изучить  пребывание Лермонтова на  Северном Кавказе.   

 

 

Лермонтовские места Северного Кавказа:

    

Лермонтову не суждено было дожить до двадцати семи лет. Выстрел дуэльного пистолета, прогремевший в предгрозовых сумерках у подножия Машука, оборвал жизнь поэта, полную неразделенной любви, мучительных раздумий и беспрестанных скитаний по дорогам России и Кавказа. За строками таких непревзойденных лермонтовских шедевров, как "Завещание", "Валерик" и "Сон", стоит его драматическая боевая судьба.

"Умереть с пулею в груди"

Не окончив курса в Московском университете, Лермонтов в 1832 году поступил в юнкерскую школу в Петер- бурге. С детских лет он имел пристрастие ко всему военному; лепил из крашеного воска картины сражений, а среди игр ему особенно нравились те, которые имели военный характер. Так, в саду у них было устроено что-то вроде батареи, на которую дети бросались с жаром, воображая, что нападают на неприятеля.

С фамильных портретов смотрели на юного Мишеля его предки — сплошь офицеры и генералы. Основатель рода Лермонтовых в России шотландец Георг Лермонт был ландскнехт, то есть профессиональный наемник. Служил у поляков, но в 1613 году перешел на государеву службу. Дед поэта по матери Михаил Васильевич Арсеньев, в память о котором Лермонтов получил свое имя, был капитаном гвардии, а его брат Афанасий, которого будущий автор "Бородина" очень любил и называл дядюшкой, получил в награду золотую шпагу с надписью "За храбрость" и участвовал в Бородинском сражении. Кстати, гувернером Мишеля был отставной наполеоновский гвардеец Жан Капе.

Испытать себя в настоящем бою поэту предстоит еще не скоро, а пока он с успехом постигает воинское искусство. "Лермонтов был довольно силен, — вспоминает его товарищ А. Меринский, — в особенности имел большую силу в руках и любил состязаться в том с юнкером Карачинским, который известен был по всей школе как замечательный силач". В очередной раз, когда друзья на спор гнули шомполы гусарских карабинов, в залу вошел директор школы генерал Шлиппенбах. За порчу казенного имущества оба силача отправились на сутки под арест.

Класс фехтования был обязателен для всех юнкеров, за которыми оставался только выбор оружия — эспадрон или рапира. Судьба распорядилась так, что противником поэта в учебных поединках часто становился его будущий убийца. "Я гораздо охотнее дрался на саблях, — признается Н. Мартынов. — В числе моих товарищей только двое умели и любили так же, как я, это занятие: то были гродненский гусар Моллер и Лермонтов. В каждую пятницу мы сходились на ратоборство, и эти полутеатральные представления привлекали много публики из товарищей".

В ноябре 1834 года Лермонтов был выпущен корнетом в лейб-гвардии гусарский полк, стоящий в Царском Селе. Гусары несли караульную службу во дворце, участвовали в придворных празднествах и церемониях. Объясняя причины, побудившие его ступить на военную стезю, Лермонтов писал из Петербурга Марии Лопухиной:

"До сих пор я жил для литературной карьеры, столько жертв принес своему неблагодарному кумиру, и вот теперь я — воин. Быть может, это особая воля провидения; быть может, этот путь кратчайший, и если он не ведет меня к моей первой цели, может быть, приведет к последней цели всего существующего: умереть с пулею в груди — это лучше медленной агонии старика. А потому, если будет война, клянусь вам Богом, буду всегда впереди".

"Здесь кроме войны, службы нету"

За стихи на смерть Пушкина пришлось расплачиваться ссылкой: корнета Лермонтова царь Николай велел перевести в драгунский полк на Кавказ. В марте 1837-го поэт покинул Петербург. На Кавказе, как всегда, шла война. Горцам, собранным Шамилем под знамена газавата, противостояли силы Отдельного Кавказского корпуса. Штаб корпуса находился в Тифлисе. На Северном Кавказе войска были сосредоточены на Азово-Моздокской укрепленной линии, состоящей из ряда крепостей и казачьих станиц; впоследствии линия получила название Кавказской.

Генерал-майор В. Вольховский, лицейский друг Пушкина, а в то время начальник штаба Кавказского корпуса, решил отправить молодого офицера за Кубань — понюхать пороху. "Два, три месяца экспедиции против горцев могут быть ему небесполезны, — полагал Вольховский, — это предействительное прохла- дительное средство, а сверх того — лучший способ загладить проступок. Государь так милостив…" В дело вмешался случай: в дороге Лермонтов простудился и лето провел не за Кубанью в жарких стычках, а на горячих водах в Пятигорске. "Я приехал в отряд слишком поздно, — с огорчением сообщал он другу, — ибо государь нынче не велел делать вторую экспедицию, и я слышал только два, три выстрела; зато два раза в моих путешествиях отстреливался: раз ночью мы приехали втроем из Кубы, я, один офицер нашего полка и черкес (мирный, разумеется), и чуть не попались шайке лезгин". Той осенью Лермонтов исколесил весь Кавказ — "изъездил линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани", был в Тифлисе, в Кахетии и Азербайджане, а возвратный путь на север проделал по Военно-Грузинской дороге.

Перевод назад, в гвардию, поэту выхлопотал Жуковский, в то время воспитатель наследника престола. Подводя итог затянувшейся кавказской одиссеи, Лермонтов заметил в письме к другу: "Здесь, кроме войны, службы нету". И справедливость этих слов впоследствии ему в полной мере довелось испытать на собственном опыте.

"Все картины военной жизни, которых я был свидетелем"

За дуэль с французом де Барантом Лермонтова выслали снова, вторично исключив из гвардии, и, что особенно унизительно, его, кавалериста, на этот раз отправили в пехоту.

Из Ставрополя в июне 1840-го Лермонтов сообщает в письме к другу: "Завтра я еду в действующий отряд на левый фланг, в Чечню брать пророка Шамиля, которого, надеюсь, не возьму, а если возьму, то постараюсь прислать к тебе по пересылке". Шутливое предсказание поэта не сбылось: минуло еще долгих девятнадцать лет, прежде чем Шамиля пленил товарищ Лермонтова по юнкерской школе князь Александр Иванович Барятинский. В июне 1840-го поэт в составе чеченского отряда генерала Галафеева выступил в свою первую экспедицию. Каждый шаг вперед здесь давался потом и кровью, и, подводя итог пережитому, Лермонтов пишет Лопухину: "Может быть, когда-нибудь я засяду у твоего камина и расскажу тебе долгие труды, ночные схватки, утомительные перестрелки, все картины военной жизни, которых я был свидетелем".

Произведением, в котором наиболее полно и ярко отразились боевые впечатления поэта, навсегда осталось его большое стихотворение "Валерик". Это, как сообщает лермонтовская энциклопедия, "развернутое описание походной жизни и военных действий на Кавказе, кровопролитного боя на р. Валерик между отрядом генерала Галафеева и чеченцами 11 июля 1840 года, в котором участвовал Лермонтов.

na-more.su

Обе стороны понесли большие потери, но существенного военного успеха достигнуто не было".

В доверительном письме другу поэт приводил подробности дела, страшные картины которого спустя долгое время все еще стояли перед глазами: "У нас были каждый день дела, и одно довольно жаркое, которое продолжалось 6 часов сряду. Нас было всего 2000 пехоты, а их до 6 тысяч; и все время дрались штыками. У нас убыло 30 офицеров и до 300 рядовых, а их 600 тел осталось на месте — кажется, хорошо! Вообрази себе, что в овраге, где была потеха, час после дела пахло кровью".

В официальных военных сводках о Лермонтове сказано: "офицер этот, несмотря ни на какие опасности, исполнял возложенное на него поручение с отменным мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших солдат ворвался в неприятельские завалы".

"Я получил в наследство отборную команду"

В конце сентября отряд Галафеева выступил из крепости Грозной к реке Аргун. Во время похода получил ранение Руфин Дорохов. Это был человек, даже на Кавказе среди отчаянно храбрых людей поражавший своей холодной, решительной смелостью. Будучи намного старше Лермонтова, он имел скромный чин унтер-офицера, так как за участие в дуэлях и буйное поведение не раз лишался офицерских погон. Поначалу их отношения едва не дошли до поединка, но жизнь под чеченскими пулями быстро сблизила их. Старый кавказский рубака, Дорохов имел под началом "команду охотников", которую, выбыв по ранению из строя, передал Лермонтову. "Я получил в наследство от Дорохова, которого ранили, отборную команду охотников, состоящую из ста казаков, — разный сброд, волонтеры, татары и прочие, это нечто вроде партизанского отряда, — сообщает поэт, — и если мне случится с ним удачно действовать, то авось что-нибудь дадут".

Желанная награда давала бы надежду на прощение и отставку, о чем Лермонтов уже подумывал, мечтая целиком посвятить себя литературе. Его "летучая сотня" отличалась в боях за шалинским лесом и при переправе через Аргун. Конец осени прошел в новых походах по Чечне. Человек, чья легендарная храбрость не только не требовала сравнений, а сама служила известным мерилом, Руфин Дорохов высоко оценил воинскую отвагу поэта: "Славный малый — честная, прямая душа — не сносить ему головы. Мы с ним подружились и расстались со слезами на глазах. Какое-то черное предчувствие мне говорило, что он будет убит… Жаль, очень жаль Лермонтова, он пылок и храбр — не сносить ему головы".

В терминах тех времен действия лермонтовской сотни иначе, чем "партизанской войной", назвать было трудно. По существу же, это была особая штурмовая группа, прообраз современного спецназа, с широким диапазоном боевых задач. Условия горной войны диктовали при этом и выбор оружия, и способы ведения боя. Внешняя бесшабашность ("сброд", "головорезы") на деле оборачивалась прекрасной подготовкой к бесконечным рукопашным схваткам. Успешно перенятые у противника боевые качества — подвижность, быстрота и неотразимый натиск — обеспечивали действиям "летучей сотни" максимальный эффект. В документах о представлении Лермонтова к награде говорилось, что "ему была поручена конная команда из казаков-охотников, которая, находясь всегда впереди отряда, первая встречала неприятеля и, выдерживая его натиски, весьма часто обращала в бегство сильные партии".

"Авось что-нибудь дадут"

Несмотря на оказанные отличия, боевых наград он удостоен не был, хотя и представлялся своими командирами к ордену Св. Владимира 4-й степени. Представление снизили до ордена Св. Станислава 3-й степени, но не дали и этого. Князь В. Голицын представлял поэта к награде золотой саблей с надписью "За храбрость", но с тем же успехом.

Говорить о возможной военной карьере Лермонтова трудно даже предположительно. Он собирался выйти в отставку, издавать свой журнал и писать большой роман из кавказской истории времен Екатерины и Ермолова. Двое из его однокашников, повоевавших на Кавказе, закончили ратный путь в звании генерал-фельдмаршалов, многие дослужились до генеральских погон. Лермонтов же так и остался в нашей памяти поручиком Тенгинского пехотного полка.

Николай Маркелов

19 марта 1837 года Лермонтов выехал из Петербурга на Кавказ и затем в течении целого года был "в беспрерывном странствовании, то на перекладной, то верхом".

Дорогой на Кавказ Лермонтов простудился, из ставропольского военного госпиталя во второй половине мая его перевили в пятигорский госпиталь, и все лето до начала сентября он лечился на Кавказских минеральных водах в Пятигорске и Кисловодске.
При выходе из госпиталя Лермонтов встретился с товарищем по Университетскому пансиону Н. Сатиным, другом А.И. Герцена.

Здесь Лермонтов познакомился с другом сосланных на Кавказ декабристов, умным и смелым в своих суждениях доктором Н.В. Майером, которого вскоре под именем доктора Вернера вывел среди действующих лиц "Княжны Мери".

У М.Н. Сатина произошла встреча Лермонтова с В.Г. Белинским. Они резко поспорили и разошлись, но через 3 года в Петербурге поэт и великий критик встретились снова, и на этот раз поняли и оценили друг друга.

В конце сентября Лермонтов получил предписания отправиться в Закавказье, в свой Нижегородский драгунский полк, стоявший около Тифлиса. В эту поездку, особенно на Военно-грузинской дороге, Лермонтов много рисовал. Поэт не был профессиональным художником, но талантливо рисовал, как многие писатели-современники с увлечением делал наброски карандашом и акварелью и писал маслом и пересылал друзьям в Москву и Петербург. Многие из его рисунков и картин сохранились и до наших дней.

Кавказские впечатления имели для творчества Лермонтова очень большое значение.

Гражданин и зрелый поэт знакомился с людьми и природой и богатого края. Древние памятники архитектуры, сказания и песни народов Кавказа и Закавказья, горные пейзажи, оригинальная кухня народов кавказа, все это отразилось в новых редакциях "Демона" и в поэме "Мцыри", а также в повести "Бела". Лермонтов начал изучать азербайджанский язык, который по его замечанию, "в Азии необходим, как французский в Европе". В Грузии Лермонтов встречался с лучшими представителями грузинской, армянской и азербайджанской интеллигенции.

Между 8 и 10 октября 1837г Лермонтов встретился в Ставрополе с поэтом декабристом А.И. Одоевским, прибывшим вместе с декабристами Нарышкиным и Назимовым прибывшим из Сибири. От Одоевского он узнал много нового о восстании 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади. Лермонтову были близки взгляды и интересы Одоевского и он привязался к своему новому старшему другу.

В связи с пребыванием в Закавказье и на Кавказе Николая первого, осенняя экспедиция против горцев в 1837г. была отменена. По собственному признанию, Лермонтов "слышал только 2-3 выстрела." Он "странствовал одетый по-черкесски с ружьем за плечами; ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов". Возникали планы поездки в Персию, в Мекку; Лермонтов хотел проситься в Хивинский поход с Перовским.

Лермонтов М. Ю. и Кавказ

Но 10 окт. Николай первый в Дидубе под Тифлисом сделал смотр войсковым частям кавказского корпуса, среди которых были 4 эскадрона Нижегородского Драгунского полка. Царь нашел их в хорошем состоянии, это косвенно повлияло на судьбу Лермонтова, который был переведен в Гродненский гусарский полк, стоявший недалеко от Новгорода. Лермонтов уже знал о своем прошении и о предстоящем возвращении на север, но высочайший приказ должен был дойти до Петербурга и оттуда, через военное министерство, вернуться в Грузию. Вот почему Лермонтов задержался в Закавказье , был в Шуше, Кубе и Кахетии.

Только 25 ноября Лермонтов был выключен из списков Нижегородского Драгунского полка. Но "прощение" не радовало его, на Кавказе дышалось вольнее.

По дороге Лермонтов задержался в Ставрополе. Лермонтова не могли удовлетворить ограниченные николаевской цензурой высказывание даже передовых журналистов. Его глубокий и могучий дух, как говорил о нем Белинский, не мог примериться с русской крепостнической деятельностью, и не от самодержавия ждал он разрешения важнейших социальных вопросов. Ссылка не смирила Лермонтова. Он был готов к дальнейшей борьбе. Поэта-борца он сравнивал с булатным кинжалом в стихотворении "Кинжал"

…Ты дан мне в спутники, любви залог немой,
И страннику в тебе пример не бесполезный:
Да, я не изменюсь и буду тверд душой.
Как ты, как ты, мой друг железный.