Любимая жена пророка мухаммеда

15.07.2018 0 Автор admin

  • Марк Твен. Письма с Земли
  • Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу…


  • Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши — все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями…


  • Мир в году 920 после Сотворения

    …Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики…


  • Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей…


  • Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь…


  • Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли…


  • Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера.

    Жёны Пророка Мухаммада ﷺ – матери правоверных

    Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было…


  • Дневник Адама

    …Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…


  • Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.


  • Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

  • ПЕСНИ ВОССТАНИЙ В ИРАКСКОМ КУРДИСТАНЕ 1930-40-х гг. (в русских переводах)

    Ниже приводятся русские переводы курдских народных песен, посвященных восстаниям в Иракском Курдистане в 1930-х – 40-х гг. Тексты на курдском и подстрочники этих и ряда других песен см.: О. Дж. Джалилов. Исторические песни курдов, СПб, 2003. Здесь тексты даются по изданию: «100 лет Барзани, М., 2003», где подстрочники Джалилова подвергнуты стилистической правке.

    Общий исторический фон песен таков. Барзан – горная область в Иракском Курдистане, населенная одноименным племенем, на протяжении всего ХХ века славившимся своей непокорностью властям. В 1931 г. барзанский шейх Ахмед Барзани поднял восстание против иракских властей; к июню 1932 г. восстание было подавлено при активной помощи английской авиации, барзанцы со своими руководителями: шейхом Ахмедом и его братьями Мустафой (известному под почетным прозвищем Молла Мустафа, хотя собственно муллой он никогда не был; в песнях также упоминается как «отец Лукмана и Обейдуллы» — имя старших сыновей М. Барзани) и Мохаммедом Садыком эмигрировали в Турцию. Оттуда они вернулись под обещанную правительством амнистию, однако в нарушение обещания лидеры барзанцев были схвачены и отправлены в ссылку на юг Ирака.

    Из барзанских лидеров на свободе остался только Халил Хошави, который не попал под амнистию из-за убийства (при попытке к бегству) пленного полицейского. Он поднял новое восстание, но в 1935 г. оно было подавлено при активной помощи турок, а сам Халил Хошави в феврале 1936 г. был выслежен (благодаря предательству) в пещере, где он укрылся со своим отрядом, и погиб в бою.

    В 1943 г. Мустафа Барзани бежит из ссылки в Иран, собирает там отряд, вторгается в Барзан и поднимает новое восстание, в короткий момент разоружив все полицейские посты в округе. После этого иракское правительство под давлением англичан идет с ним на переговоры и подписывает мирное соглашение, предоставляющее некоторую административную автономию Курдистану. Соглашение не было ратифицировано парламентом, однако вплоть до конца Второй Мировой войны в Курдистане сохранялось перемирие, а Барзан оставался под контролем Мустафы Барзани. В августе 1945 г. боевые действия возобновились, вновь при активной поддержке англичан. После первоначальных успехов Барзани к началу октября 1945 г. был вынужден оставить Барзан и со всем племенем (10 тыс. человек, из них 2 тыс. вооруженных мужчин) ушел в советскую зону оккупации в Иране, где вскоре (январь 1946 г.) возникла Курдская республика со столицей в Мехабаде, а Барзани был назначен главнокомандующим ее войсками.

    В декабре 1946 г. Мехабадская республика была уничтожена шахскими войсками. В течение зимы барзанцы продержались в Иране, затем, не видя возможности держаться далее, Барзани велел племени возвращаться в Ирак под обещанную амнистию, сам же с 500 отборных добровольцев принял решение прорываться в СССР. В 17-18 июня 1947 г. Барзани и его люди, совершив беспрецедентный переход и разгромив все встречавшиеся по пути иракские и иранские войска, переправились через Аракс на территорию СССР. Вскоре после этого барзанцы были сосланы на спецпоселения в Узбекистан, а Барзани отправлен в Муйнакск (на Аральском море), затем в Ташкент. Немедленно после смерти Сталина Барзани бежал в Москву и потребовал приема в Кремле. В результате он был направлен на учебу в Академию им. Фрунзе, где окончил курс; курдская молодежь также была направлена на учебу в советские ВУЗы.

    После иракской революции 1958 г., свергнувшей монархию Хашимитов, Мустафа Барзани возвращается в Ирак и возглавляет Демократическую Партию Курдистана (номинально он был ее председателем с момента образования партии в 1946 г.).

    В сентябре 1961 г. в Курдистане под лидерством Барзани вспыхивает всеобщее национальное восстание под лозунгом: «Демократию Ираку – автономию Курдистану!» Повстанцам Барзани в течение года удалось освободить всю горную часть Курдистана (территория размером с Бельгию и Голландию вместе взятые, с населением 1.200 тыс. человек) и создать фактически собственное независимое государство, просуществовавшее до 1975 г.

    11 марта 1970 г. между Барзани и Саддамом Хусейном был подписан договор, в принципе признававший за курдами право на автономию. Предполагалось, что конкретный закон об автономии будет выработан в течение 4 лет по общему согласию. Однако 11 марта 1974 г. Саддам Хусейн в одностороннем порядке опубликовал текст закона об автономии, не удовлетворявший курдов (фактически декоративное самоуправление предоставлялась лишь части этнического Курдистана, при этом на условиях полной зависимости от Багдада). Ответом явилось новое мощное восстание, продолжавшееся ровно год – до начала марта 1975 г., когда иранский шах, до того поддерживавший курдов, заключил в Алжире договор с Саддамом, в обмен на территориальные уступки согласившись вместе бороться против повстанцев. Видя бесперспективность дальнейшей борьбы, Барзани отдал приказ повстанцам сложить оружие и уходить в Иран. Сам он умер в 1979 г. в США (родился в 1903 г. в Барзане).

    Приводимые песни посвящены восстаниям.

    Приведенные песни записаны Джалилом Джалиловым главным образом от участников восстания 1943-45 гг.: «Халил Хошави» — записана в 1966 г. в Ереване от Салыха Бахши, 1924 г.р.; две другие – в Узбекистане от Хусейна Шакр Барзани; и только песня №3 – от советского курда, из Казахстана, Махмуда Короглые, 1932 г.р. В этой последней песне чувствуется как преобладание фольклорных общих мест над конкретикой, так и анахронизмы. Так, в начале песни говорится, что «в прошлом году взяли шейха Махмуда» — стало быть, имеется в виду восстание 1931-32 гг. (под предводительством шейха Ахмеда, а не Моллы Мустафы!), действительно произошедшее после того, как в Сулеймании было разгромлено восстание шейха Махмуда Барзанджи, а сам шейх Махмуд на английском самолете был отправлен на юг Ирака (Махмуд Барзанджи, ум. 1956 – лидер курдского национального движения предшествующего периода, дважды, в 1919 и 1922 гг., провозглашал себя королем Курдистана). С другой стороны, упоминается измена Талабани (Джалал Талабани, нынешний президент Ирака – в начале Сентябрьского восстания он был ближайшим сподвижником Барзани, но после раскола в ДПК в 1964 г. выступил против него).

    ХАЛИЛ ХОШАВИ

    Ага, храбрец! Жаркие сражения были на иранской и турецкой границе, у Марика, что стоит средь лесов.
    Халиле Хошави трижды прокричал: «Брат Салим, Абдулла Кылкамо, Тагаре Хазиран, Салыхе Азиз, Йасине Авадори! Эй вы, храбрые воины и соратники, возьмите в руки немецкие винтовки, автоматы, пулеметы, будем сражаться, перебьем предателей! Не плен и не гибель храбрецов терзают мне сердце, а болит оно от того, что сегодня ранен хулам Иса тремя выстрелами из турецкого автомата.»
    Но не спешит, не спешит, не спешит к нам подмога!
    Наша подмога далеко, отец Лукмана и Обейдуллы в ссылке, в Басре.

    Ага, храбрец! Жаркое сражение было у Мази, что стоит средь лесов.
    Абдулла Кылкамо трижды прокричал: «Эй вы, удальцы, соратники! Возьмите в руки, зарядите турецкие автоматы, будем сражаться, перебьем предателей, прорвем кольцо окружения. Если бы не клятва мужчины, что я давал, снял бы я снаряжение, бросил бы винтовку, воровался в кольцо врагов, стал бы биться кинжалом».
    О горе, о горе, о горе! Как нам быть? Далека наша подмога, настигли нас сегодня власти.

    Ага, храбрец! Жаркое сражение было у Суряна Мазын, что стоит на равнине.
    Брат Салим трижды прокричал: «Халил, Абдулла Кылкамо, Сакко из Кании Лынджи, Тагаре Хазиран, Салыхе Азиз, Йасине Аавадори, эй вы, храбрые воины и соратники, будем сражаться, перебьем предателей!
    Не думаю я о своей гибели, ни о гибели Халила, но как мне быть – сегодня кровь раны Салыхе Азиза свернулась, как кислое молоко!
    Нет, не спешит, нет, не спешит подмога!
    Не видно курдов Бахдинана*, не спешат они на помощь.
    Подмога далеко, отец Локмана и Обейдуллы (и) Мухаммед Садык в ссылке, в Басре.

    *Бахдинан – область в Иракском Курдистане, где расположен Барзан

    МУСТАФА БАРЗАНИ

    Я вернулся из Барзана, что стоит под горой.
    Войско Брки-бека из Багдада получило приказ.
    Пошло оно на прекрасный Барзан и стало лагерем вокруг.
    Мустафа Барзани – лев могучий, отец Обейдуллы, был еще объят сном.
    Молла Мустафа Барзани сказал: «Эй, богословы и миряне,
    Вставайте! Подобно отцам и дедам нашим, возьмемся за руки и изничтожим арабские пушки.
    Брки-бек будет убит, как кабан, что рыщет у озера».
    О люди, о Молла Мустафа! Курды-предатели не спешат к нам на помощь!

    Я вернулся из Барзана, что стоит под горой.
    Над головой Моллы Мустафы гудят самолеты, свистят бомбы, рвутся снаряды, грохочут пушки,
    Слышатся голоса англичан.
    Мустафа Барзани сказал: «Эй вы, богословы и миряне,
    Вставайте! Подобно отцам и дедам нашим, возьмемся за руки и следа не оставим от арабских пушек!
    О люди, о люди, о люди!
    Иншалла, мечта и желание Моллы Мустафы сбывается!

    Я вернулся из Багдада, что на склоне горы, обращенной к солнцу.
    Над головой Моллы Мустафы весело свистят фугаски.
    Хорошо слышна трескотня пулеметов.
    Шейх Молла Мустафа сказал: «Эй вы, богословы и миряне,
    Если Бог мне поможет, я с помощью Бога и пророков
    Не оставлю на этом свете ни одной арабской пушки».
    О люди, курды-предатели не спешат Молле Мустафе на помощь!

    Я вернулся из Барзана, что в долине,
    Всюду слышна стрельба из винтовок джанбезаров.
    Молла Мустафа сказал: «Эй вы, богословы и миряне,
    Если Бог будет со мной,
    Я с помощью Бога и пророков с корнем уничтожу всех врагов и неприятелей!»
    Хэй-вае, хэй-вае!
    Иншалла, мечта и желание Моллы Мустафы сбудется!

    МУСТАФА БАРЗАНИ

    Горе, горе, горе,
    Курды, вы помните, как в прошлом году, в это же время,
    Когда взяли шейха Махмуда, на руки надели кандалы, на ноги – колодки, отправили его на юг Арабистана,
    Шейх Молла Мустафа тогда поклялся Кораном, что не сдастся всадникам-арабам,
    Пока девушки и невесты Курдистана, подобно цветущей весне, не пройдут по улицам Багдада.
    Аман, прекрасный Аман,
    Али-бек – эмир шейхов,
    Он в Мосуле созвал совет:
    «Молла Мустафа – надежда нашего Курдистана»

    Гора Шангал – в стороне от дороги,
    Молла Мустафа шлет письмо Али-беку, что ездит на коне Хазал:
    «Племя племени – опора, сегодня – я, завтра – ты.

    Как зовут всех жён пророка Мухаммеда?

    Если арабы отстанут от меня, завтра нападут на Шангал».
    Аман, прекрасный Аман,
    Али-бек – эмир шейхов,
    Он в Мосуле созвал совет:
    «Молла Мустафа – надежда нашего Курдистана».

    Гора Шангал – скалистая,
    Гора Шангал – скалистая,
    Племя Моллы Мустафы в скорби и рыданиях,
    Молла Мустафа дважды прокричал: «Племя мое, вернись обратно, Талабани для меня ненадежен».
    Аман, прекрасный Аман,
    Али-бек – эмир шейхов,
    Он в Мосуле созвал совет:
    «Молла Мустафа – надежда нашего Курдистана».

    МУСТАФА БАРЗАНИ

    Ло, ло, ло, ло, ло, ло, ло, ло, горе мне.
    Отец, битва была у нас в Иракском Курдистане, покрытом фруктовыми садами,
    Битва была у нас в Иракском Курдистане, покрытом фруктовыми садами.
    Мустафа Барзани сказал: «Эй, племена Курдистана, мужайтесь, храбро сражайтесь! Хворь, войди в дома арабских беков и агаларов, самолеты закрыли нам небо, на земле грохочут пушки и танки, мгла и туман застлали все.
    Хворь, порази семьи арабских ханов и беглеров! Братья Курдистана, мужайтесь, храбро сражайтесь, с Божьей помощью, мы устроим арабам битву, подобную битвам древних времен, когда сражались великаны с дэвами».
    О горе, горе, горе!
    Как мне быть? Советские курды-братья далеко, им не протянуть нам руку помощи,
    Хворь, порази Иранский и Турецкий Курдистан!
    Почему они к братьям на помощь не спешат?!

    О горе, о горе, о горе, о горе,
    Братья, Мустафа Барзани сказал: «Сражение было в Иракском Курдистане, когда цвели фруктовые сады,
    Битва была в Иракском Курдистане, когда цвели фруктовые сады.
    Хворь, порази семьи арабских ханов и беглеров, начали они с бомбежек, а ныне движут свои пушки и танки по земле Курдистана!

    Как отсекают людские головы в городах и в селах сжигают курдских беженцев!»
    О горе, горе, горе,
    Горе, горе, не жить мне на свете,
    Как мне быть? Советские курды-братья далеко, не протянуть вам руку помощи,
    Хворь, порази Турецкий Курдистан!
    Почему они к братьям на помощь не спешат?

    О горе, горе, горе, горе, горе,
    Мустафа Барзани сказал: «Братья, со вчерашнего дня сердце мое в грусти и печали,
    Сердце мое в грусти и печали,
    Хворь, порази семьи арабских ханов и беглеров! Выйдите утром на улицу и посмотрите на колонну беженцев из Курдистана. Вот они побежали по дороге, а в небе над ними самолеты.
    Хворь, порази того злодея на земле, что движет пушки и танки!
    Мне не жаль, что остались прижатыми к сердцам матерей головные платки их убитых сынов.
    А жаль мне, что остались за занавесками молодые невесты с вуалью на лицах.
    О горе, горе, горе,
    О горе, не жить мне на свете,
    Советские курды далеко, им не протянуть вам руку помощи.
    Хворь, порази Иранский и Турецкий Курдистан, почему не спешат они к братьям на помощь?!

    Сражение было в Иракском Курдистане, к моему горю-печали,
    Битва была в Иракском Курдистане, к моему горю-печали.
    Я вижу. Шангальский Курдистан пустился в путь, у них в руках красные пурпурные знамена.
    Кричат: «Молла Мустафа, сражайся, наша надежда – Всевышний, мы свергнем арабских ханов и белеров, мы разрушим их старый строй до основания, а на его месте построим новый!»
    О горе, горе, горе.

    Прислал Павел Шехтман <sfrandzi @ rambler.ru> 12 августа 2006 г.