Отношение мусульман к христианам

16.06.2018 0 Автор admin

протоиерей Димитрий Смирнов

Об Исламе. По общепринятым нормам, если 60% населения составляют один этнос, то страна считается моноэтнической. У нас, по данным социологических исследований, 84% населения – русские православные. Говорят «русско-язычные», но что ведь что такое народ? Это язык. Нас не хотят называть русскими, но мы на 84% русские. У нас моноконфессиональная и моноэтническая страна. Русский народ большой. И угрофинны, и вятичи, и древляне, и поляне – мы все один народ.

Теперь по поводу мусульман. У нас 15% населения корнями уходит в мусульманство, как русские в Православие. Обычно из любой этнической группы религиозны только 5-7%. Если взять 5% от этих 15%, то мы получаем меньше одного процента населения. Ни в одном современном учебном заведении никогда не ставят вопрос о межконфессиональных направлениях.

Как же нам нужно себя вести? Мы должны твердо усвоить на всех форумах, даже вопреки словам нашего дорогого Президента, который говорит, что у нас многоконфессиональная страна. Президент искренне ошибается. Ему написали – он так и сказал. У нас моноконфессиональная страна, и мы, как сильная держава, с огромными корнями, разрешаем здесь быть и мусульманам и буддистам. Мы не против. Мы их любим, они наши соотечественники. Мы им разрешаем даже служить в нашей армии, чего мы не разрешали раньше. Были отдельные полки, например Туркестанский полк, отдельные мусульманские части. Вот сейчас гигантская полумиллионная армия Ирака показала свою боеспособность. Явился народ, воины Ислама, и Ислам-то чисто условный – это чеченцы. Нормальный боевой народ. Но никак не связан с исламом. Они исламизировались только сто лет назад. К исламу их воинство не имеет абсолютно никакого отношения. Им движут совершенно другие причины. Поэтому мы везде должны подчеркивать, что мы в России, мы православные.

Посмотрите на русскую культуру. За тысячелетнюю историю на территории нашей страны Ислам хоть какой-нибудь след оставил в нашей культуре? Ни какого. Где мусульманская архитектура, литература, поэзия? Когда Шаймиев стал Президентом Татарстана они «перерыли» весь Кремль и не нашли ни следа исламской культуры. Ее просто нет. В поисках исламской великой культуры посмотри на Пиренейский полуостров – Мавритания, Африка. У нас на территории СССР была исламская культура: Самарканд, древнейшие центры письменности и поэзии, все это было. Но было вне России. В теперешней России у государства вообще нет ничего от исламской культуры. Единственное, что создало нашу культуру, это Православие.

У православного священника с мусульманским населением никогда никаких конфликтов на территории СССР не было. Нужно вставать в позицию доброжелателя и любовно относиться к мусульманину, как к младшему брату, которому разрешается жить в этой стране и исповедовать ислам. В отличие от них самих, которые ни грекам в рясах появиться на территории Константинополя не дают, ни обратить мусульманина в Православие (сразу смертная казнь во многих странах).

Мы должны быть с ними добродушны, ласковы, терпимы. Не заставлять их ни в коем случае, а предлагать. И вот если будет у нас такая позиция, им нас не в чем будет упрекнуть. У нас ислам, более или менее, развит на северном Кавказе. Но жителей воспитал не ислам, Дагестан и Осетия вообще были страны православные. Изначала жители Северного Кавказа были христиане, там до сих пор находят в горах памятники христианской культуры. Памятников исламской культуры там не находится, потому что их нет и не было.

Вот, например, выражение: «Кавказ дело тонкое». Но в чем эта тонкость? Они не представляют. Поэтому и пытались в первую Чеченскую компанию провести сразу и все завоевать. А ведь сначала надо было все обсудить со специалистами по Кавказу. В Дагестане два села, живут вместе тысячу лет, говорят на разных языках, относятся к разным языковым группам – и не понимают друг друга.

Критика ислама

Как это возможно? Именно менталитет и рождает это. На Кавказе живут десятки народов, причем очень малочисленные, со своей культурой, Кавказской. Для нас это все одно, а они все прекрасно различают. И вот это формировало кавказского мужчину и кавказскую женщину. Все это надо знать, на это опираться, а мы все трубим: «ислам, ислам, ислам». На наш Кавказ он не оказал практически никакого влияния.

Надо запомнить две вещи.

Первое. Ислам как учение, не есть некая стройная система.

Второе. В Исламе не существует иерархии, не существует единого центра. Мулла – это не священник. Он просто учитель, раввин, поэтому, строго говоря, духовенства в Исламе нет. Всякий принадлежащий к исламу, интуитивно, всегда очень благоговейно относится к русскому духовенству. Поэтому мы должны быть на высоте своего служения, к любому представителю ислама относиться с подчеркнутой добротой и уважением. Неплохо бы основные положения (они очень простые) изучить: что нужно, чтобы быть добрым мусульманином, для этого мало что нужно.

Мусульманин признает Библию как Священное писание, признает Иисуса Христа как пророка и Матерь Божию, поэтому для них все эти понятия известны и понятны. А в тонкости богословия немногие мусульмане, в силу своего образования, могут вникнуть. Когда 10 лет назад приехала делегация из Аравии, они пришли выводу, что уровень духовного мусульманского образования находится на нуле. Если даже поговорить с муллой об исламе, то вы поймете, что он имеет весьма смутные понятия. Дюжина неких представлений, пятикратный намаз, смысл которого вы должны знать – и этого достаточно.

Поэтому если у Вас будет уважительное, доброе отношение, тогда у Вас с муллами будут хорошие отношения. Не надо никогда вступать в спор, и все вопросы будут решаться. Очень многие люди, по своим семейным традициям, принадлежали исламу. У нас даже возник целый народ в бывшем Казанском ханстве, называется кряшены, это этнические татары, которые приняли Святое Крещение. Хотя они говорят по-татарски, Божественную литургию служат по-татарски, но являются православными христианами.

Почему Церковь победила? Тысяча лет! Мы сейчас живем в эпоху, конечно, отказа христианских народов от христианства, но тысяча лет царство Христа держится на земле – чем? Любовью. Кто больше любит тот и прав. Каждый человек понимает: дал сто рублей – это добро, отнял сто рублей это зло. Это же понятно. И вот если русский священник будет на высоте своего служения, тогда нам никто не страшен. Тогда будут любить и уважать.

Обсудить на форуме

На протяжении многовековой исламской истории мусульманские правители, исламские ученые и обычные мусульмане вступали в различные отношения с представителями других религий. Стиль этих отношении менялся в зависимости от времени, места и обстоятельств.

Ислам и представители других религий

Коран проводит различия между людьми Писания (Ахль аль-Китаб) (представителями монотеистических религий — еврями, христианами, сабиями и др.) с одной стороны и многобожниками, или идолопоклонниками, с другой стороны. Есть определенные виды ограничений, которые применяются к многобожникам, но не к людям Писания. Одним из примеров является то, что мусульманские мужчины могут вступать в брак с христианками или еврейками, но не с язычницами. Мусульманки, однако, не могут вступать в брак с мужчиной не своей конфессии.

Идея исламского превосходства заключается в формуле «Ислам возвышен, и ничто не возвысится над ним».

Авраам, Моисей, еврейские пророки, и Иисус являлись пророками ислама, но согласно мусульманскому преданию, их послания и тексты Торы и Евангелия были искажены евреями и христианами.

Согласно большинству интерпретаций, иртидад (отступничество от мусульманской веры) в исламе может караться смертью или лишением свободы. В. Хеффенинг утверждает, что Мухаммад Шафии интерпретировал стих Корана 2: 217 как главное доказательство правомерности осуществления смертной казни. Ваэль Халлак утверждает, что смертный приговор был элементом, который добавили позже, он "отражает более поздние реалии и не имеет отношения к делам Пророка». Он также заявляет, что «ничто в законе, регламентирующем отступничество, не вытекает из буквы священного текста». Есть также интерпретации, согласно которым муртады (вероотступники) не обезглавливались либо вовсе не наказывались, и существовала свобода вероисповедания.

Видео по теме

Источники

  • Bat Ye’or (2002).

    Отношение мусульман к христианам

    Islam and Dhimmitude. Where Civilizations Collide. Madison/Teaneck, NJ: Fairleigh Dickinson University Press/Associated University Presses. ISBN 0-8386-3943-7.

  • Lewis, Bernard (1984). The Jews of Islam. Princeton: Princeton University Press. ISBN 0-691-00807-8.
  • Lewis, Bernard (2002). The Arabs in History. Oxford: Oxford University Press. ISBN 0-19-280310-7.
  • Esposito, John (2002). What Everyone Needs to Know about Islam. Oxford University Press. ISBN 0-19-515713-3.
  • Friedmann, Yohanan (2003). Tolerance and Coercion in Islam: Interfaith Relations in the Muslim Tradition. Cambridge University Press. ISBN 978-0-521-02699-4.
  • Waines, David (2003). An Introduction to Islam. Cambridge University Press. ISBN 0-521-53906-4.

Литература

  • Еремеев Д. Е. Ислам: образ жизни и стиль мышления. – Политиздат, 1990.

См. также

Вопрос о моём личном отношение к религии предполагает у меня наличие выработанного мнения на этот счёт, которого, стыдно это признать, у меня нет. Дело в том, что я не так уж много осмыслял свою жизнь и жизнь вокруг меня, больше плывя по течению. Отдаваясь различным развлечениям(общение в сети Интернет, поглощение медиа-продукции(просмотр фильмов, прослушивание музыки и т.д.), компьютерные игры) я не ощущал в себе любопытства к такому явлению человеческой культуры как религия. Однако задача поставлена и ничего не остаётся, как выработать ответ на ходу, импровизируя.

Прежде чем ответить на упомянутый выше вопрос, постараюсь определить, что же представляет собой предмет моего рассуждения – религия. Насколько мне известно, единого, общепризнанного определения феномену религии нет, существует множество формулировок, дефиниций насчитывающее порядка 250 видов трактовок. В общем же, религия есть проявление духовной сферы жизни человека. И как следствие, представляет собой совокупность решений и ответов к духовным запросам человека, которые росли и видоизменялись вместе с человечеством на протяжении всей его истории. Свидетельством гибкости по отношению к культурному уровню человечества и привязки развития религии к нему является многообразие религиозных форм и их исторических типов: от первобытных верований и культов до сложно организованных религий мирового уровня. В не зависимости от своего типа и вида, религия, как я уже отмечал выше, сохраняет свою существенную черту – в той или иной мере успешно удовлетворять духовные запросы человека, как то:

  • предоставление определённой картины мира, т.е. формирование мировоззрения.
  • Формирование духовных ценностей, нравственных ориентиров
  • Регулирование жизни человека в частности и общества в целом посредством упомянутого выше формирования духовных ценностей и нравственных ориентиров.
  • Предоставление ответов на вечные вопросы человечества: «кто я есть в этом мире?», «как преодолеть смерть?» «зачем жить?» и т.д.

Таким образом, религия есть спутник и регулятор духовной сферы жизни человека, по-своему решающая его духовные потребности. Но если добавить толику конкретности к этому столь общему определению, то будет верно назвать самой существенной чертой религии допущение существования сверхъестественной силы, божества. Собственно, даже не допущение, а верование в это. Опираясь на это уточнение к определению религии, вопрос об отношении к ней сведу к философскому вопросу о выборе своей позиции из двух существующих по отношению к идее сверхъестественной силы, всего нематериального: материализм или идеализм? Даже такое упрощение, видоизменение вопроса не позволяет мне достаточно ясно очертить свою позицию по нему. Я никогда не интересовался и не пробовал рассуждать на тему сверхъестественного.

Мусульмане и христиане: диалог или вражда?

И как следствие, всё опять сводится к необходимости импровизации. И если уж формировать моё отношение к вопросу о существовании сверхъестественных сил, то оно будет нейтральное и безразличное. На данном этапе моего духовного, культурного, умственного развития мне не интересно, существует ли божество( равно как иная форма сверхъестественной силы) или нет.

Вообще, как видно из всего тона моего рассуждения, я не являюсь носителем религиозно богословского подхода. Моя позиция скорей ближе к светской, но сохраняет нейтралитет. Т.е. я не симпатизирую ни ярым атеистам, ни воинствующим фанатикам – и те и другие для меня есть нелицеприятные общественные течения, явления крайние в своих взглядах и от того уродливые.

Если вернуться к исходной точки моего рассуждения – определению религии, то вспоминаем, что хотя верование в существование сверхъестественной силы является центральным столпом любой(или большинства) религий, полностью этим оно её не исчерпывает. Как я упоминал ранее, религия, отвечая на духовные потребности человека, предоставляет ему, во-первых, корпус духовных ориентиров и ценностей. В том числе этического характера: нормы взаимоотношения между людьми как в узких рамках родственных, семейных связей, так и в более широких рамках общества в целом. Нормы эти меняются вместе с движением истории человечества(а вместе с ним и религии): от ветхозаветного «око за око, зуб за зуб» до гуманнейшего христианского «возлюби ближнего своего». Во-вторых, религия касается вопросов мироустройства, картину которого постигает своим специфическим методом божественного откровения. И в этом вопросе очень коррелирует с наукой, которая одновременно выступает как соперницей, так и союзницей религии: одни научные теории охотно берутся религией на вооружение, подтверждая какие-либо из её космологических и космогонических положений, в то время как другие оспаривают религиозную точку зрения, открывая её несостоятельность с научно-материалистических позиций.

Что же, постараюсь подвести первые итоги выяснения моей позиции по отношению к религии.

Итак, религия для меня открывается, соприкасается лишь следующими своими сторонами:

  • Бескомпромиссным признанием существования сверхъестественной силы, божества
  • Предоставлением комплекса духовно-нравственных ценностей
  • Утверждением определённой картины мира и его происхождения, зачастую вступающей в конфликт с научным взглядом на этот вопрос.
  • Дополнение: положение о существовании загробного мира и божественном воздаянии за пренебрежение следованием установленным духовным ценностям не отношу к самостоятельно существенной стороне религии, а понимаю как необходимо вытекающее из положения о существовании божества.

Конечно, ещё есть чисто материально-организационная сторона религии(празднества, ритуалы, богослужения и т.д), которую я намеренно не рассматриваю по причине, во-первых, полного отсутствия интереса к этому религиозному аспекту и, во-вторых, отношения к этому аспекту как к менее значимому и существенному элементу религии, как к некоторого рода её оболочке, внешней форме, которая, разумеется, ни сколько необходимо вытекает из её внутреннего содержания, сколько отражает его. Таким образом, существенными аспектами религии я полагаю три выше упомянутые её стороны. И для завершения выработки своего мнения к столь сложному явлению как религия перехожу к последним шагам, а именно к установлению взаимосвязи трёх упомянутых её существенных элементов и к установлению лица(того частного случая религии, который мне наиболее знаком и интересен) многоликой(имеющей разные формы, виды) религии. Начну с последнего пункта, связав своё нижеследующее рассуждение с конкретным представителем(в силу того, что мне видятся наиболее очевидно верными мои выводы в отношении к именно этим религиям) религии – христианство, ислам(с которыми, разумеется, знаком очень опосредственно). Я полагаю, что положение о существовании сверхъестественной силы, божества сводится в религии к роли инструмента по привидению в исполнение следование установленным религиозным духовным ценностям. Равно как и менее значимое религиозное положение о существовании загробного мира, которое также выступает инструментом по мотивированию к ревностному следованию духовным ценностям — своё последующее пребывание в загробном мире человек может улучшить за счёт строго следования указанным в религии духовным ориентирам. Одно время я ошибочно полагал, что подобный метод мотивирования к исполнению религиозного комплекса духовных ценностей характеризует религию не с лучшей стороны, напоминая процедуру дрессировки обезьян в вольерах: сделай то-то и получишь за это банан. Ныне полагаю, что данный метод мотивирования характеризует не религию, но паству к которой она обращена: на тех исторических этапах, в каковые зародилась данная форма религии, человечество очень походило на животных, которых так просто в ущерб своим корыстным, но вполне понятным желаниям собственного счастья и довольства, выраженным в крайне грубых и низменных потребностях(которые скорей несут разрушение как самому человеку, так и обществу в целом, чем действительно способствуют достижению состояния счастья), не убедить следовать духовным ценностям, которые качественно выше уже исповедуемых(так как способствуют всеобщему благополучию, а не довольству единиц, это раз; взамен сиюминутного, проходящего удовольствия дают чувство постоянного удовлетворения, счастья, это два): к примеру, отдать нуждающемуся ценную для себя вещь, поступившись собственным комфортом не видится правильным с грубой эгоистической точки зрения. Но когда свершение такого поступка мотивируется возмещением земного дискомфорта вечным блаженством, счастьем в последующей загробной жизни, тогда да, с эгоистической точки зрения разумно пожертвовать земным довольством ради счастья и довольства небесного. Таким образом, метод мотивирования, представленный положениями о, во-первых, возможности более счастливой, чем на земле, загробной жизни и, о, во-вторых, существовании сверхъестественной силы, божества, представляет собой убеждение, подталкивание в следовании религиозному комплексу духовных ценностей на понятном данной пастве языке, принимаемых ею в расчёт аргументах. Подводя пока ещё не последний итог, резюмирую, что религию я, получается, вижу как систему духовных ценностей с инструментами(сверхъестественная сила(божество), загробный мир) по мотивированию к принятию указанных ценностей и последующему следованию им.

Выше я как-то затрагивал тему внешней стороны религии, очертив тогда её организационно-материальными аспектами, такими как празднества, ритуалы, богослужения. К этой внешней стороне также стоит добавить ещё один элемент религии – религиозную организацию, взявшую на себя роль по исполнению