Почему мусульмане такие агрессивные

01.07.2018 0 Автор admin

Юрий Григорьевич Петраш, почетный гражданин Обнинска, доктор философских наук, профессор – один из немногих профессиональных исламоведов в России. Эту религию он изучает около полувека. Сам Петраш по мировоззрению атеист, своих убеждений не скрывает. По его мнению, люди очень мало знают об исламе, и народ необходимо просвещать по поводу этой религии. Мы попросили Юрия Григорьевича ответить на несколько вопросов.

— Есть такое понятие, как «исламский терроризм». При этом ничего не слышно о христианском, буддистском или, например, зороастристском терроризме. Как Вы думаете, почему?

— Скажу как человек, изучающий ислам многие годы, что это очень агрессивная религия. В переводе с арабского ислам означает «покорность, преданность». Имеется в виду то, что последователь ислама обязан выражать истовую покорность Аллаху. Перевод этого имени с арабского простой – «божество». Корни исламской воинственности уходят очень глубоко в историю. Эта религия возникла в VII веке в западной части Аравийского полуострова, в области Хиджаз. Ее первые апологеты – торговая знать Мекки, которая кровно была заинтересована в собирании разрозненных арабских племен в единое целое – чем больше народа, тем лучше идет торговля. В те времена политика и идеология еще не сложились как формы общественного сознания. Поэтому процесс объединения арабских племен в единое государство происходил под религиозной оболочкой. Таковы были социально-экономические предпосылки возникновения ислама. А идеологические основы религии нынешнее мусульманское духовенство тщательно скрывает. По своей же идеологии ислам до сих пор соответствует раннефеодальному мировоззрению, эта религия базируется на идее избранности, правильности веры в Аллаха. Кто не с нами – тот против нас. Людей, исповедовавших другие веры, стали называть «кафирами», то есть «неверными». Что с ними делать? Либо обратить в «правильную веру», либо уничтожить.

Причины агрессивности ислама

Отсюда и войны. Первой войной во имя Аллаха было столкновение двух торговых центров Аравии – Мекки и Медины. Обычная борьба за лидерство. По преданию, в войне на стороне Мекки участвовал сам Мухаммед и победил. И его популярность резко возросла, значит Аллах помогает мекканцам. Вскоре был завоеван весь Аравийский полуостров. Аппетит же приходит во время еды, и Арабский Халифат поглотил Ирак, Переднюю Азию, Северную Африку и Пиренейский полуостров, где сейчас находится современная Испания. Несколько столетий потребовалась на то, чтобы вытеснить силой оружия арабов из Испании. А в последние 20-30 лет ислам активизировался. И главную причину этого я вижу в том, что цивилизованные страны во многом сами спровоцировали мусульман на агрессивное поведение. Это и война СССР в Афганистане, и война США против Ирака. Произошли и так называемые контртеррористические операции в Чечне. Упрощенно говоря, действие порождает противодействие. И, как следствие, кровавые теракты в Нью-Йорке и Москве. Их совершили мусульмане.

— Неужели до сих пор мусульмане считают необходимым обращать «неверных» в ислам?

— С VII века до середины XIX столетия Средний Восток так и сидел в трясине раннефеодальной идеологии. А когда европейский капитализм стал проникать в страны ислама, в религии появилась тенденция модернизма. Среди мусульман стали раздаваться голоса о том, что Коран не соответствует окружающей действительности и ему на смену должен прийти реконструированный текст, приспособленный к буржуазным отношениям. Особенно популярным исламский модернизм был в Египте. Но духовная власть задавила свободомыслие, и современный ислам мировоззренчески практически ничем не отличается от того, каким он был более тысячи лет назад.

— Можно ли говорить о том, что современный ислам угрожает цивилизованному миру?

— Я считаю, что угрожает. Даже написал серьезное письмо в ООН с предложением усмирить эту воинственную религию. По моему мнению, надо разъяснять агрессивную идеологию Корана и ослаблять агрессивную сущность раннефеодальной идеологии. Но мне ничего не ответили. А это серьезное упущение и мировой, и российской политики. Я обращался к российскому руководству. Но из аппарата правительства мне ответили, что вопрос требует изучения и консультаций. Странная позиция. Нужно, так консультируйтесь. Я исламовед и изучил эту религию досконально, могу все пояснить и объяснить. Единственный из мировых лидеров, кто действенно отреагировал на мои предложения, бывший президент Франции Жискар д’Эстен.

— Вы и к нему обращались?

— Да. Я несколько раз лично бывал во Франции. И еще 12 лет назад сказал братьям-французам: «Париж хороший город, но мало в нем французов». На улицах города сплошные хиджабы. Я тогда пошел в турецкий анклав Парижа поговорить с мигрантами. И почувствовал, что они очень недовольны, настроены воинственно. Спрашиваю у одного: «У тебя какое образование?». Оказывается, школу при мечети окончил, а в Париже моет тротуары шампунем. Так я ему говорю: «А ты хочешь, чтобы тебя ректором университета поставили? Твоя работа соответствует уровню образования. Ты благодарить французов должен и радоваться тому, что живешь в прекрасном европейском городе, мировой столице культуры».

Когда я вернулся в Обнинск, написал французскому президенту письмо. Я ему посоветовал, что нужно делать дружественной Франции в борьбе против наступления ислама: вести широкую разъяснительную работу, объяснять агрессивную сущность этой религии, прекратить доступ мусульман на территорию Франции, а недовольных – депортировать, и везде запретить мусульманскую символику. Прошло несколько месяцев и Жискар д’Эстен запретил некоторые исламские символы во Франции.

— Каковы Ваши предложения для России?

— Прежде всего, прекратить активную пропаганду православия. У нас по Конституции светское государство. А на телевидении обилие религиозных программ, прямые трансляции праздничных служб. Государство потакает православию, а это вызывает в свою очередь раздражение у мусульман, живущих в России. У некоторых раздражение перерастает в агрессию. Повторюсь, на всякое действие находится противодействие. И самый главный рецепт, как успокоить мусульман – надо прекратить государственную поддержку православия. Все религии должны быть равноудалены от государства. Замечу, что фон становится крайне неблагоприятным для коренного населения Центра России. Я часто разговариваю с мусульманами, приехавшими на работу в Обнинск. И чувствую, они набирают все больше уверенности. И не хотелось, чтобы их уверенность дошла до критического уровня.

— В Малоярославце местные татары-мусульмане хотели построить мечеть, но власти запретили это делать. Как относитесь к этому?

— Если прямо отвечать на этот вопрос, я на стороне решения о том, что мусульманскую мечеть строить нельзя. Главное основание – это обязательно вызовет протест большинства населения. Как говорил Маркс, традиции всех мертвых поколений, кошмаром довлеют над умами живых. Как хотите, но у обычного христианина все, связанное с мусульманством, вызывает отторжение. Вы можете мне хоть что угодно говорить о прекрасных немцах, но к ним, я, «сын полка», воевавший на фронте, до сих пор отношусь с опаской. Я видел, что они творили в России.

— В России есть традиционные места, где исповедуют ислам, Татарстан, например. И что делать? Запретить религию?

— Я этого никогда не предлагал и не стану предлагать. Запрещение – это абсурд. Нужно не силой действовать, а интеллектом. Необходимо влиять на массовое сознание правдой об исламе. Давайте открывать глаза на религию! Бога вообще нет!

— На Ваш взгляд, большая война между христианским миром и Востоком неизбежна?

— Я думаю, обойдется локальными столкновениями. Мусульманский мир не способен вести масштабные военные действия. Он не может противостоять вооруженной до зубов современной цивилизации. И на Востоке это прекрасно осознают. Поэтому и действуют путем террористических атак.

— Как Вы относитесь к фильму «Невинность мусульман»?

— Я считаю, что зубоскальством заниматься нельзя. Вспомним, что большевизм допускал по отношению к религии. Это было идеологическое мировоззренческое хулиганство. Так поступать никогда нельзя. Всегда надо быть толерантными, проявлять уважение к чувствам верующих. Но и не поступаться при этом принципами. Сжигание Корана, поджог мечетей, рисование карикатур на Мухаммеда – это неверно. Цивилизация должна бороться с религией не с факелами в руках и не с револьверами, а убеждением, словом. Я против зубоскальства и методов хулиганствующего большевизма. Так вызывается обратная реакция у верующего человека, он становится озлобленным и агрессивным. Сколько невинных людей погибло из-за протестов по поводу этого фильма! Ни в коем случае нельзя издеваться над верующими, с ними нужно действовать только интеллектом, только убеждением!

— Вам самому удалось кого-нибудь перековать?

— Да, в моем активе сотни, а может быть тысячи переубежденных в духе научного атеизма, что свидетельствует об эффекте умелого воздействия на сознание прежних верующих.

Петр Фокин

Вопрос-ответ
Напишите свой вопрос

Обнаружила в сети ваш сайт, почитала. Скажите, почему среди верующих так часто проскальзывает неуважение, пренебрежение и презрение к тем, кто придерживается иной
веры? А как же смирение? Многие верующие очень злые и агрессивные и выказывают явное превосходство над инакомыслящими. Если не сложно, хотелось бы получить более
аргументированный ответ нежели "никто не совершенен". ( 0голосов: 0 из 5 )

Мэри , возраст: 27 / 21.09.2015

Ответы:

Во-первых, далеко не все верующие проявляют негатив к атеистам. И даже не многие. Кто больше всех занимается делами милосердия в России, помогая всем без разбора
мировоззрения? Православная церковь. Благотворительных организаций и участвующих в них православных гораздо больше, чем атеистических, при том, что православных — 3% от
населения. Можно ли при этом сказать, что православные презирают атеистов? Презирают и заботятся о них?
Что же касается тех случаев, когда действительно имеет место негатив православных к атеистам, причин у этого явления две.
Во-первых, несовершенство православных. Православные отличаются от иноверцев не тем, что они безгрешны, а тем, что борятся с грехами. Процесс же борьбы бесконечен. Это у
сектантов, только вошел в «церковь» — и ты уже святой, а в православии — реальность: меняться — очень трудно и долго. Грехи высокомерия и осуждения свойственны многим из
нас.
Во-вторых, беспомощность, непоследовательность и неуспешность атеистов во многих житейских вопросах и прежде всего — жизненных кризисах. А также их агрессия по отношению у
православным. Нужны большие добродетели, чтобы уважать и любить тех людей, которые практически добровольно низводят себя на уровень животных.
Что же касается иноверцев, мы по-разному смотрим на разные веры. Например, в исламе почитают Христа и Деву Марию.

почему ислам агрессивная религия

А неоязычники, мало того, что верят самым нелепым басням,
изобретенным американской агентурой, так еще и вера их вся сводится к ненависти к православию (ради чего она и разработана врагами нашей страны). Поэтому к иноверцам
отношение разное — рассуждение считается в православии одной из главных добродетелей.

Дмитрий , возраст: 48 / 28.07.2016

Фу ты, ну ты… а между тем все просто: у Вас воспаленное самолюбие. Любое несогласие, особенно аргументированное,
воспринимается таким самолюбием как агрессия. И чем сильнее аргументы, тем больше они его унижают.

P.S. Конкретно на этом сайте не встречал того, о чем Вы говорите. Да Вы и не читали его материалов, иначе не сказали бы такого.

Андрей , возраст: 51 / 13.06.2017

Предыдущий вопросСледующий вопрос

Вернуться в начало раздела

Версия для печати

Что несет ислам?

www.asyan.org 1 … 15 16 17 18 19 … 44 45
b. Если Ислам жесток, то почему так много мирных мусульман?

Этот вопрос сродни, скажем, такому как "Если Христианство учит смирению терпимости, и прощению, то почему очень много христиан высокомерных, нетерпимых, и мстительных?" Ответ в обоих случаях очевиден: в любой религии или идеологии всегда будут те, кто провозглашает, но не практикует принципы своей идеологии/религии. Так же, как часто христианину легче ударить в спину, прикидываться более святым, или презирать других, также и для мусульманина часто легче остаться дома, а не предпринять джихад. Лицемеры всюду.

Кроме того, есть также люди, которые действительно не понимают их собственной веры и нарушают предписанные рамки. В Исламе, похоже, много мусульман, которые действительно не понимают их религию благодаря важности объяснения Корана на арабском языке, без необходимости понимать его. Это — слова и звуки Корана, которые привлекают милосердное внимание Аллаха, а не Кораническое знание со стороны слушателя. Особенно на Западе, мусульмане более вероятно будут привлечены Западными путями (чем и объясняется то, почему они здесь) и менее вероятно, что они будут яростно действовать против общества, к которому они, возможно, сбежали от исламской тирании за границей.

Однако, в любом социальном контексте, поскольку Ислам укоренятся здесь, увеличивающееся число последователей, строительство большего количества мечетей и "культурных центров," и т.д. — большая вероятность, что некоторое число ее сторонников отнесется к своим воинственным предписаниям серьезно. Это — проблема, которая сегодня стоит перед Западом.
c. Что насчет жестоких мест в Библии?

Во-первых, жестокие сцены в Библии не имеют отношения к вопросу о том, жесток ли Ислам.
Во-вторых, жестокие сцены в Библии, однозначно ни в коей мере не предписывают совершать насилие против так называемых “неверных”. В отличие от Корана, Библия — огромная коллекция документов, написанных различными людьми в разное время в различных контекстах, которая предоставляет намного большую свободу интерпретации. Коран, с другой стороны, пришел исключительно от одного источника: Мухаммеда. Именно через жизнь Мухаммеда Коран должен быть понят, как говорит сам Коран. Его войны и убийства и отражают и сообщают значение Корана. Кроме того строгий буквализм Корана означает, что нет никакого места для свободы интерпретации когда дело доходит до жестких запретов. Взять даже пример Христа, "принца Мира" по интерпретации Христианских священных писаний, и пример военачальника и деспота Мухаммеда, в мусульманском понимании Корана.

d. Может ли Исламское "Преобразование" умиротворить Ислам?

Для любого, кто исследовал исламские источники, должно быть ясным, что чтобы вынуть насилие из Ислама потребовалось бы “выбросить за борт” две вещи: Коран как слово Аллаха и Мухаммеда как пророка Аллаха. Другими словами, чтобы умиротворить Ислам потребовалось бы его полное преобразования во что-то, чем бы это уже не являлось. Западное христианское преобразование, которое часто используется в качестве примера, было попыткой (успешной ли или нет) возврата к сущности Христианства, а именно, к примерам и учениям Христа и Апостолов. У попыток возврата к примерам Мухаммеда были бы совсем другие последствия. Действительно, можно сказать, что Ислам сегодня проходит свое "Преобразование" с увеличивающейся деятельностью джихада во всем мире. Сегодня, мусульмане школы Салафи ("Салафи́я («предки, предшественники») — направление в исламе, объединяющее мусульманских религиозных деятелей, которые в разные периоды истории ислама выступали с призывами ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, на праведных предков квалифицируя как новшество все позднейшие нововведения в указанных сферах, начиная с методов символико-аллегорической трактовки Корана и заканчивая всевозможными новшествами, привнесёнными в мусульманский мир его контактами с Западом") делают все точно в сосредоточении на жизнь Мухаммеда и его ранних преемников. Эти реформаторы известны их хулителям нарушающим термином “Ваххабизм”. Черпая свое вдохновение от Мухаммеда и Корана, они неизменно расположены к насилию. Несчастный факт — это то, что Ислам сегодня такой, каким он был четырнадцать столетий назад: сильный, нетерпимый, и экспансионистский. Это безумие думать, что мы, в ходе нескольких лет или десятилетий, в состоянии изменить основное мировоззрение иностранной цивилизации.
Насильственный характер Ислама должен быть принят как данное только тогда, когда мы будем в состоянии предпринять соответствующие меры, которые могут улучшить наши шансы для выживания.
e. Что относительно истории Западного колониализма в исламском мире?

После поражения Османской армии у стен Вены 11 сентября 1683 в борьбе с польскими силами, Ислам вошел в период стратегического спада, который всецело зависел от власти европейских стран. Большая часть дар аль-Ислама была колонизирована европейцами, которые использовали их превосходящую технологию и эксплуатировали конкуренцию в пределах мусульманского мира с целью установления колониального правила.
В то время, как многие из методов Западных полномочий в управлении мусульманскими колониями были явно несправедливы, это является совершенно негарантированным, чтобы расценивать Западный империализм, как это часто бывает, как местное преступное предприятие, которое является основанием современной ненависти к Западу. Это происходило благодаря утверждающейся роли Западных держав в том, что такие современные государства, как Индия, Пакистан, Израиль, Южная Африка, Зимбабве, и т.д. приехали, чтобы существовать во-первых. Без Западных организаций, эти области, вероятно, остались бы такими же хаотичными и племенными, какими они были в течение многих столетий.
Если смотреть на весь постеолониальный мир в целом, очевидно, что у самых успешных постколониальных стран (находящихся под властью Западных колоний) есть общий признак: они не мусульмане. Соединенные Штаты, Австралия, Гонконг, Израиль, Индия, и южноамериканские страны явно затмевают их постколониальных коллег, где произошло утверждение Ислама- Ирак, Алжир, Пакистан, Бангладеш, Индонезия, и т.д.
f. Как сильная, политическая идеология может быть второй по величине и наиболее быстро растущей религией на земле?

Нет ничего удивительного, что сильная политическая идеология оказывается настолько привлекательной для большей части мира. Силу притяжения фашистских идей доказала история. Ислам комбинирует в себе внутренний комфорт, предоставленный религиозной верой, и власть, направленную наружу и преобразовывающей мир политической идеологией. Как и революционное насилие Коммунизма, джихад предлагает альтруистическое (направленное на добро и улучшение жизни людей) оправдание за огромное количество смертей и разрушения. Такая идеология естественно привлечет к себе людей с сильным нравом, поощряя невоинственных поднять оружие непосредственно, или поддерживать насилие косвенно. В то время, как идет популяризация, более мягкой эта идеология не становится.
Кроме того, те места, где Ислам растет особенно быстро (например, Западная Европа) были в значительной степени лишены религиозного и культурного наследия Ислама, которое делает его единственно яркой идеологией, доступной тем, кто ищет смысл.
g. Действительно ли справедливо будет назвать все исламские философские школы «сильными»?

Исламские апологеты часто утверждают, что Ислам не является “монолитом”, то есть существуют расхождения во мнениях среди различных исламских философских школ. Это верно, но, в то время как есть различия, есть также и общие элементы.

Так же, как ортодоксальный католик и христианский протестант расходятся во многих аспектах Христианства, тем не менее они имеют важные общие элементы. То же самое и с Исламом. Один из общих элементов для всех исламским философским школ — джихад, понятый как обязательство Уммы, чтобы завоевать и подчинить мир от имени Аллаха и управлять этим миром в соответствии с Шариатскими законами. Четыре суннита Мэдххэбса (школы Фикх ) — Ханаки, Малики, Шафии, и Ханбали- все они соглашаются, что есть коллективное обязательство для всех мусульман вести войну с остальной частью мира. Кроме того, даже философские школы внешней суннитской ортодоксальности, включая школы Суфизма и Джафари (шиитская), сходятся во мнении о необходимости джихада. Когда дело доходит до вопросов джихада, различные школы не сходятся во мнениях на таких вопросах, как например “Нужно ли неверных сначала спрашивать, хотят ли они обратиться в Ислам прежде, чем начинать военные действия?” (Осама бин Ладен просил о переходе Америки в Ислам перед нападениями Аль-Каиды), “Как награбленное должно распределяться среди победивших джихадистов (моджахедов)?” или “Предпочтительна ли долгосрочная стратегия Фабиана (Медленно истреблять противника) против дар аль-Харба для всеобщего прямого нападения?” и т.п.

h. Что относительно больших достижений исламской цивилизации на протяжении всей истории?

Исламские достижения в областях искусства, литературы, науки, медицины, и других областях никоим образом не опровергают тот факт, что Ислам силен от природы. Римские и Греческие цивилизации также достигли больших высот в этих областях и также и вырастили сильные традиции насилия. Давая миру великолепных Вергилия и Горация, Рим был также домом гладиаторских боев, христианской резни, и, время от времени, необузданного милитаризма.

Кроме того, достижения Исламской цивилизации довольно скромны за ее 1300-летнюю историю, по сравнению с Западными, индуистскими, или конфуцианскими цивилизациями. Многие исламские достижения были фактическими результатами немусульман, живущих в исламской Империи, или недавно обращённых в Ислам. Один из самых великих исламских мыслителей, Аверроэс, столкнулся с исламской ортодоксальностью посредством его исследования неисламской (греческой) философии и его предпочтения Западным способам мышления. Как только население дхимми Империи сократилось к середине второго тысячелетия нашей эры, Ислам начал свое социальное и культурное "снижение".
Первоисточник- (первоисточник был далее развит/расширен автором компендиума 2083) http://jihad watch.org/islam101/ by Gregory M. Davis

1.7 Обзор 2: Ислам – Что должен знать о нем Запад. Фильм.
Оглавление:
1. Введение

2. Нет никакого Бога, но Аллаха, и Мухаммед — свой пророк

3. Борьба

4. Расширение

5. Война – Обман

6. Больше, чем религия

7. Палата войны

Этот документальный фильм доступен тут: http://video.google.com/videoplay?docid=-871902797772997781

(Так как фильм на английском языке, А.Брейвик (автор компендиума) выписал весь текст, дабы его смогли перевести на нужный язык.)
1.Введение.
Тони Блэр: “Я хочу подвести итог, сказав, (поскольку я говорил уже много раз прежде) что это не война с Исламом. Меня, как и огромное количество мусульман по всему миру возмущает слышать Бин Ладена и его сторонников, которые называют себя “исламскими террористами”. Они — террористы, чистые и простые. Ислам — мирная и терпимая религия, действия этих людей (террористов) свято противоречат учению Корана.”
Джордж Буш младший: “Мы уважаем Вашу веру. Подобное отношение свободно практикуется многими миллионами американцев и миллионами других людей в странах, которые Америка считает своими друзьями. Учение Корана является добрым и мирным, и те, кто совершает зло от имени Аллаха, поносит имя Аллаха.”
Билл Клинтон: “Наши действия не были нацелены против Ислама. Это вера сотен миллионов хороших, миролюбивых людей по всему свету, включая Соединенные Штаты. Никакая религия не покровительствует убийству невинных мужчин, женщин и детей. Наши действия были нацелены на фанатиков и убийц, которые оборачивали убийства в справедливость, и при этом оскверняли великую религию, от имени которой, как они утверждали, они действовали.”

Серж Трифкович, Редактор Журнала “Chronicles” по иностранным делам:

“Тенденция западных политических лидеров отрицать связь между Ортодоксальной исламской Господствующей тенденцией и террористическим насилием копируется и распространяется в университетах, СМИ, везде, куда вы не посмотрите, находясь в Западной Европе и в Северной Америке.
У членов элитного класса есть тенденция говорить, что Ислам является мирным и терпимым, и те мусульмане, которые связаны с насилием, не являются представительной группой Ислама.
Я действительно оценил бы, если люди, которые делают подобные заявления, смогли бы объяснить непрерывность насилия от самого первого дня Ислама, с самых ранних дней пророка Мухаммеда и его непосредственных преемников в течение 1300 летнего промежутка и до наших дней.”

Роберт Спенсер, Автор, Директор Jihadwatch.org
“Действительно ли Ислам и исламская цивилизация фактически разрешают насилие, которое мы видим, каждый день по всему миру? Если мы хотим быть честными по этому поводу, мы должны ответить на этот вопрос следующим образом: “Да. Абсолютно”. Исламские источники, исламские тексты, начинающиеся с Корана, но не ограничивающиеся им, исламские тексты, включая хадисы, исламские традиции, исламское богословие, мусульманские права, традиции интерпретаций Корана на протяжении всей исламской истории- непосредственно все является свидетелем того факта, что у Ислама есть развитое богословие доктрины и закон, который передает под мандат, разрешая насилие над неверующими.”

Бэт Е’ор (BatYe’or), Автор – “Дхимми: евреи и христиане под Исламом” (TheDhimmi: JewsandChristiansunderIslam) :

“Истоки находятся, конечно, в мусульманском желании навязать всему миру единственную религию, всего лишь религию, которой является Ислам, и подавлять все другие религии, чтобы установить законы Аллаха по всему мире. Это — религиозная обязанность, которая связывает целые сообщества, и которую мусульманское сообщество обязано выполнить, потому что они обязаны повиноваться законам Аллаха, и это — желание Аллаха, как выражено в Коранических откровениях.”

Абдулла-Араби – Директор публикаций “Перо против Меча”

“Я полагаю, что те террористы, которые хотят причинить вред другим, применяют истинный Ислам, который осуществлялся Мухаммедом и его последователями на ранней стадии Ислама.”
2. Не существует Бога, кроме Аллаха и Мухаммед его пророк.
Роберт Спенсер

В исламском богословии, пророка Мухаммеда рассматривают как "аль-инсан аль-камил" — совершенного человека. Чем больше мусульманин походит на него, тем он лучше. Таким образом, пророк Мухаммед почитается сегодня в исламском мире как "образец" человеческого поведения.
Абдулла Аль-Араби

Как иллюстрации, следующие примеры Мухаммеда, вдохновляют современные палестинские группы к борьбе в рамках джихада против евреев в Палестине.

Авторитетная исламская История – Жизнь Мухаммеда/Сират Расул Аллаха (The Life of Muhammad/Sirat Rasul Allah) – по Мухаммеду бин Ишеку (773г. нашей эры). Отредактированный Абдулом Маликом бин Хишем (840 нашей эры). Переведенный профессором Альфредом Гийомом (1955).
Жизнь Мухаммеда – стр. 464
Они сдались, и Апостол закрыл их в Медине. Потом Апостол вышел на рынок Медины и вырыл там траншеи.
Роберт Спенсер

Другой пугающий пример сегодняшнего влияния Мухаммеда на исламский мир недавно был проиллюстрирован египетским лидером радикальной мусульманской партии.. Недавно он написал, что не может поверить, что против обезглавливаний в Ираке возражали мусульмане. Они не могли не знать, что пророк Мухаммед лично обезглавил от 600 до 900 мужчин, членов еврейского племени Кураза в Аравии, после того, как он победил их. Разве они не понимают, что если пророк сделал это, то это должно являться примером, как нужно поступать? Таким образом, моджахеды в Ираке, которые обезглавливали людей, просто следовали примеру пророка.
Таким образом, мы видим, что сам пророк Мухаммед участвовал во многих сражениях и набегах и совершал обезглавливания, он же приказал убить нескольких его политических противников, и он вел себя вообще как типичный военачальник 7-ого столетия. Проблема в том, что когда такого рода поведение мы рассматриваем в контексте 21-ого века, мы получаем нынешних террористов.

Коран занимает место, у которого нет аналога в Западной цивилизации.

Ислам — последняя агрессивная религия

Коран трактуется мусульманами и традиционным исламским богословием как слово Аллаха, данное через Ангела Гавриила (Джибраила) пророку Мухаммеду. Таким образом, каждое слово Корана — слово самого Аллаха. Кроме того, каждое слово Корана, если оно не отменено другим словом самого Корана, дано навсегда, и не может быть подвергнуто сомнению, не может быть перефразировано, и не может быть изменено в рамках Ислама. Это означает, что умеренные мусульмане, мирные мусульмане, если они являются искренними, должны полностью отклонить "буквальность" Корана, и следовательно выйти из сферы того, что считали истинным Исламом на протяжении всей истории. Сделать так означает отклонить базовую предпосылку Ислама- то, что это книга которую диктует Аллах, и она является полной копией совершенной книги “Умм Аль — Китаб”, матери Корана, которая существовала с Аллахом на небесах вечно.

>

 

Мусульмане дико извиняются
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

«И вот почему иногда я говорю нашим людям «а стоит ли туда ходить? Стоит ли говорить или писать эти заявления?» Почему мы должны занимать такую оборонительную позицию?

Правда ли что ислам агрессивен

Почему мы уверяем себя, что должны защищаться?… Вы американцы. Вы возглавляете общины. Вы твердите о социальной справедливости. Вы — законопослушные граждане. Почему вы всегда чувствуете себя вынужденными извиниться за каждого чертового мусульманина, который где-то там «съехал с катушек» или что-то там делает насильственно?»

Мусульманам, наверное, есть за что извиняться перед всем миром. По крайней мере, в Твиттере уже несколько месяцев полно извинений:

«Извините за алгебру :)»…

«Я извиняюсь, что головной платок вас пугает, а бикини – нет».

«Я извиняюсь, что старейший в мире университет основала женщина Фатима ал Фихри в 859 году в Фезе (Марокко)».

Хештаг «#Мы все Шарли» в Твиттере зашкалил за 10 миллионов, по 6.300 в минуту. Оживился и другой хештаг, начатый еще в ноябре – «#Не от моего имени». Публика на Западе была напугана отрубанием голов в Исламском Государстве и беспрецедентным потоком молодых граждан западных стран, желающих воевать за идеалы Халифата. Согласно опросам Pew Center, 62% американцев заявляли, что очень напуганы угрозой исламского экстремизма (по сравнению с 37% еще год назад). Большинство американцев верят, что ислам вдохновляет на насилие больше, чем другие религии.

Согласно данным Манхэттенского института, американские мусульмане  – очень ассимилированная группа населения. И им приходится как-то справляться с последствиями такого общественного мнения. Тем более что с самых высоких трибун звучат призывы к мусульманам «осудить и заклеймить«. Даже президент Обама счел нужным заявить: «Настало время для того, чтобы мир, и особенно мусульманские общины, открыто, мощно и последовательно отвергли идеологию таких организаций, как Аль-Каида и ИГИЛ». Атмосфера чем-то напоминает «представителей общественности еврейской национальности СССР» 1960-70х годов, осуждавших «израильскую агрессию против арабских народов».

Имамы мечетей и лидеры мусульманских общин на Западе вместе и порознь заявляют всем, кто желает их слушать, что «насилие — абсолютно антиисламское и антигуманное», что «мы собрались здесь вместе, чтобы остановить эти группы, не дать им вредить исламу и всем мусульманам» (из заявления собрания представителей британских мусульман). Тоже самое повторяется и в связи с резней в рекации «Шарли», где, кстати, двое убитых – мусульмане – литературный редактор Мустафа Урад и полицейский охранник Ахмер Мерабе. Даже шейх Хасан Насралла, глава ливанской Хизбаллы (которая все еще продолжает считаться террористической организацией) заявил, что резня в «Шарли» наносит больше вреда исламу, чем все карикатуры на пророка.

В социальных сетях, в Твиттере и Ютубе развернулась кампания с меткой «Не от нашего  имени». Мусульмане и мусульманки снимаются с плакатиками, и всячески демонстрируют, что они не хотят иметь с насилием ничего общего. Видеоклип «Не от нашего имени» продолжает набирать десятки тысяч просмотров.

Вместе с этим появилась и конкурирующая метка:

«Я извиняюсь за изобретение хирургии» «Мы извиняемся за то, что дали миру кофе и университеты» «… за госпиталя, зубные щетки, прививки от инфекции, арабские числа…» «…я извиняюсь, что в мультике «Король-лев» Муфаса должен был умереть». Все это под меткой «#muslimapologize»… «я должна бы извиниться за то, что живу, что дышу, что родилась мусульманкой…»

Евреи находят способы смеяться над антисемитизмом. Мусульмане смеются над исламофобией, и это совершенно еврейский юмор. Сатира и саракзм – далеко не новый способ реагирования. Еще в 2011 мусульмане так засмеяли запущенный после провокационных видеоклипов журналом «Ньюсвик» хештег «мусульманская ярость». «Моего сына зовут Джихад, и я не могу его позвать в аэропорту #Мусульманская ярость». Когда голландский политик Вильдер потребовал запретить Коран, то местные мусульмане развернули кампанию «#Обними Вильдера». Мол, бедный-несчастный-обиженный, не получал в детстве внимания от мамы, так давайте всем миром обнимем его. Сотни тысяч твитов, виртуальных «обнимонов» и прочих саркастических выражений любви и симпатии от мусульман и немусульман свели на нет ненавистническую политическую провокацию.

Видное лицо в лагере «#мусульмане извиняются» — Линда Сарсур – исполнительный директор Арабо-Американского совета Нью-Йорка.

«Почтенные имамы и лидеры на крупных мечетей, которые представляют десятки тысяч людей в Нью-Йорке, выступают, и как жители Нью-Йорка, и как мусульмане, и как американцы, – пишет Линда Сарсур у себя в блоге. – Они собирались вместе и заявляли «Мы осуждаем терроризм». И где СМИ? Я не знаю. Все это довольно грустно. И вот почему иногда я говорю нашим людям «а стоит ли туда ходить? Стоит ли говорить или писать эти заявления?» Почему мы должны занимать такую оборонительную позицию? Почему мы уверяем себя, что должны защищаться?… Вы американцы. Вы возглавляете общины. Вы твердите о социальной справедливости. Вы — законопослушные граждане. Почему вы всегда чувствуете себя вынужденными извиниться за каждого чертового мусульманина, который где-то там «съехал с катушек» или что-то там делает насильственно?»

Мусульманская община в Нью-Йорке большая, разноликая и разнообразная. Имам Ал-Надж Талиб Абдур Рашид – афро-американец из течения «черных мусульман», имам старейшей в Нью-Йорке мечети в Гарлеме, был 10 лет назад героем моего самого первого репортажа о мусульманах Америки. Сегодня он возглавляет Совет исламских лидеров Большого Нью-Йорка. Он уверен, что осуждение Исламского Государства помогает его деятельности, как проповедника и достигает молодых мусульман.

«Здесь идет целенаправленная информационная кампания, направленная на Америку и остальной Западный мир, от определенных сил за рубежом, – говорит имам. — Особенно они пытаются повлиять на молодежь. Молодые люди задают естественные вопросы, они хотят знать, неужели взгляды и перспективы являются законными или незаконным в соответствии с нашей верой? Никогда не бывает слишком много учебы или слишком много проповедей для того, чтобы установить истину».

Роберт Перез – стратег-политтехнолог, работавших для многих кампаний по улучшению взаимоотношений с различными гендерными и религиозными меньшинствами в Америке. Он провел успешную кампанию, изменившую настроение в Пресвитерианской церкви Америки в пользу рукоположения ЛГБТ в духовный сан. В радиоинтервью Перез сказал, что обе кампании неравнозначны. «#Не от нашего имени» способно достичь немусульманской аудитории, которые готовы были бы симпатизировать мусульманам. Зато кампания «#Мусульмане извиняются», это как заслон на дороге, устроенный демонстрантами. Она вызывает позитивные эмоции среди своих, но мешает движению и раздражает шоферов на шоссе.  С точки зрения профессионального пиара, такая кампания игнорирует страхи публики, и потому обречена на провал. Она ничего не делает для снижения уровня озабоченности и страха, которые разделяются большинство американцев по отношению к мусульманам.

Опыт учит, что не обязаны соглашаться с пиарщиками, даже маститыми профессионалами. Ведь не только кампании различных меньшинств вызывают подобное противодействие среди своих же. Насилие против женщин породило кампанию под хештагом «#Не все мужчины». Однако на него немедленно откликнулись мужчины и женщины кампанией «#Да, все женщины». И таких кампаний в социальных сетях будет все больше и больше. Они становятся частью идентификации современного человека. Обе кампании мусульман вместе приносят пользу. Они говорят людям, что мусульмане бывают очень разные, не все они на одно лицо. Мусульмане говорят разными голосами, на разный лад, как и все люди, и разрываются между различными побуждениями.

«Понимаешь, с одной стороны надо как-то остановить исламистское насилие, отразить фундаментализм, — сказал мне мой друг-пакистанец, сотрудник инвестиционного банка на Уолл-Стрит, — С другой стороны, из любви к Богу я не могу прекратить говорить об исламе, и просто стать средним американцем, и говорить о бесйболе и телесериалах. Однако я тебя спрашиваю, как долго еще нам надо оставаться «профессиональными» мусульманами, и чувствовать себя обязанными отдуваться за всех»?