Рабство в османской империи

30.07.2018 0 Автор admin

Статус личности подданных Османской империи

Подданные султана

Османская империя в период расцвета являет собой антипод государству-нации: речь идет об империи, состоящей из разнородных элементов. Территории отличаются большим разнообразием природных условий. Население состоит из множества этносов: турки, татары, арабы, персы, курды, цыгане, берберы, копты, греки, армяне, славяне, албанцы, венгры… Многочисленные религии живут здесь бок о бок: преобладает ислам суннитского толка, но шиизм и различные неортодоксальные верования присутствуют также. Христианство тоже представлено в разных формах: греческое православное, армянское, католическое… К иудаизму принадлежат романиоты, караиты, сефарды, ашкенази.

Но, пожалуй, больше, чем по этнической и религиозной принадлежности, подданные различаются скорее по правовой и идеологической, чем по социологической шкале, делясь на две категории: аскеры и реайя.

• Аскеры: «солдаты» в широком смысле слова; сюда включаются не только собственно солдаты, но и, более широко, все служивое население государства (солдаты, чиновники, придворные чины), которые за свою службу освобождаются от налогов в обмен на их службу. Султан обладает всей полнотой власти над своим служивым населением и их имуществом. Хотя большинство из них сохраняло свои чины до своей естественной смерти и оставляло наследство согласно правилам Корана (по шариату), конфискация собственности, которая сопровождалась разжалованием, ссылкой, а то и смертной казнью, была часто применявшейся мерой наказания.

•   Реайя (в ед. ч. райя): буквально «пасомые», означает stricto sensu сельские подданные (мусульмане или немусульмане), указанные в списках переписей как земледельцы. Это определение, хотя и верное, но не совсем точное, поскольку исключает горожан. Но есть более широкое определение, defacto, применявшееся в документации: «все производители «подданные султана», которые поддерживают государство уплатой налогов за свою работу». Эта категория включает в себя, таким образом, крестьян, горожан, кочевников, как мусульман, так и не мусульман; но не рабов. Она представляет собой политическую, а неэкономическую категорию, что объясняет сильное неравенство. В XV в. большинство богатых торговцев Бурсы относятся к реайя, так же, как и купцы из Алеппо и Каира в XV—XVII вв. Между тем в большинстве своем реайя состоят из крестьян со скромными доходами, если судить по описи их имущества. В от ношении своей личности, имущества, наследства они пользуются защитой просто по своему фискаль ному статусу (налогоплательщиков. — Прим. ред.).

Помимо налогов и трудовой повинности, реайя обязаны оказывать государству содействие в военном отношении, которое может иметь разные формы: служба гребцами на султанских галерах, поставка продовольствия, чрезвычайные денежные взносы. Султан может своими указами полностью или частично освобождать их от уплаты налогов в обмен на оказанные услуги (охрана опасных переходов, ремонт мостов, работа в шахтах и т.д.). Подданные, пожалованные таким указом, занимают промежуточное положение между аскерами и простыми реайя и называютя муаф ее мюслим реайя, т.е. реайя, «свободные и избавленные».

Для того чтобы турок мусульманин из реайя был принят на постоянную военную службу, необходимо, чтобы он доказал свою храбрость в походах и военных кампаниях, участвуя в них на добровольной основе (гепюллю), и получил тимар по имперскому указу.

Таким образом, можно отметить, что в Османской империи общественное положение подданных зависит от конкретно выполняемой службы и от возложенных функций в рамках государства. Согласно османской концепции государства, мир и согласие в обществе могут быть достигнуты, если каждый человек занимает свое место в той группе общества, к которой принадлежит. Отметим, что категория реайя была официально упразднена лишь в 1839 г. (по Гюль-ханейскому хатт- и шерифу). С тех пор все османские подданные получили равные права.

Немусульманское население

Османская империя, по определению, сложилась в результате объединения разнородных элементов; серьезные противоречия здесь (такова была эпоха) проявляются на религиозной основе при полном игнорировании культурных, языковых и, главное, этнических особенностей. Со второй половины XV в. османская администрация делила подданных немусульман на три больших религиозных группы:

— православные христиане, называемые рум, т.е. ромеи — имя, которое они давали сами себе и которое потом используют греки. В эту группу входили как рассеянные по империи грекоязычные народы, так и балканские славяне, православные арабы — сохраняющие до наших дней, между прочим, чисто религиозное название от греческих ортодоксов — валахи, грузины и т.д.

— восточные христиане, в целом называемые эрмеии, т.е. армяне. Эта группа включает в себя анатолийских монофизитов, в том числе и, несомненно, пришедших в XI—XIII вв. последователей восточно-христианского вероучения, за исключением, возможно, местных древних групп, которые смогли обособиться (сириаки на юго-западе империи, марониты и т.д.).

— иудеи, яхуди, которые делились на многочисленные религиозные сообщества:

— романиоты, состоящие из потомков византийских евреев;

— караиты, также поселившиеся здесь со времен Византии, но соблюдающие другие обряды;

— сефарды, состоящие в основном из евреев, изгнанных из Испании и Португалии в конце XV в., к которым затем присоединились евреи, перебравшиеся из Италии;

— ашкенази, потомки выходцев из Германии и Центральной Европы, часть которых поселилась в Империи после изгнания евреев из Баварии по велению Людовика X в 1470 г.

Статус христиан и иудеев определялся исламским каноническим законом, шариатом: он признает за этими людьми, зимми, право проживать в государстве, свободно исповедовать свою религию, но он ставит их в подчиненное положение подданных второго сорта по отношению к «правоверным». Османская власть принуждает их к уплате подушной подати, называемой джизья, или харадж, подчеркивая их зависимость от мусульманского господства.

Немусульманское население является объектом различных дискриминационных мер, отражающих их неполноценность. Османы в этом смысле верны, впрочем, традициям исламских государств. Зато не мусульмане пользуются некоторой административной и правовой автономией.

В принципе, зимми не имеют права ездить верхом и носить оружие (исключение было сделано для некоторых христианских военизированных отрядов). Они должны были носить отличающую их от мусульман по цвету и покрою одежду, поскольку некоторые детали платья и некоторые цвета (синий, например), разрешенные мусульманам, для них были запрещены. Иными словами, они принуждены воздерживаться от роскошных и ярких одеяний. В том же духе исламский закон запрещал, чтобы их гражданские или культовые постройки были выше, чем у правоверных. В Стамбуле, например, они не могут строить или занимать помещение вблизи от мусульманских культовых мест, и по положению 1725 г. их жилище не должно превышать 9 зира в высоту (около 7 метров), дом не должен строиться из камня и иметь баню. Они должны просить официальное разрешение на ремонт культовых сооружений и не могут, без такового, строить новых. Вообще, их богослужения и религиозные отправления должны проходить тихо и скромно. Согласно предписаниям Корана, закон не дозволяет мусульманке выйти замуж за немусульманина. Отступничество (возвращение обращенного в ислам к своей родной религии) карается смертью. И, наконец, свидетельские показания зимми на суде по весомости уступают показаниям мусульманина.

Но если мусульмане и пытались помешать «неверным» проживать в своих собственных «кварталах» (махалле), то контакты между ними все равно были неизбежны. Они все время соприкасались на улицах и в профессиональной деятельности, особенно в рамках торгово-производственных отношений. Именно немусульмане играли важную роль в ремесленничестве, а в некоторых областях они на голову выше других. Стамбульские греки, например, этс»— мелкие торговцы или лавочники, специалисты-ремесленники, трактирщики, они же занимаются, что важно, морским делом: матросы, лодочники, перевозчики, рыбаки, плотники, столяры, конопатчики, а на высшем уровне — капитаны судов, купцы. Армяне контролируют торговлю шелком между османской столицей и Персией. Что касается евреев, то они представлены в самых различных отраслях: выплавка металлов, бижутерия, работа по золоту и с драгоценными камнями и очень активны в торговом и ростовщическом секторах как денежные менялы (сараф), ростовщики-банкиры.

Иногда представители немусульманского населения достигали высокого положения в обществе: некоторые из них — сборщики налогов, врачи, особенно среди евреев, менялы и банкиры, особенно среди христиан. Они, таким образом, были представлены во всех сферах профессиональной деятельности, несмотря на то, что в некоторых районах остаются в своей массе людьми, занятыми в основном в аграрном секторе.

Рабы

Раб, называемый абд или келе, это одновременно и вещь, и человек. Как вещь, он существует бессильно и бесправно, кем бы он ни был. Он подчинен праву собственности и может быть объектом различных сделок, в то время как его хозяин должен заботиться о его содержании. Раб не может иметь имущества, кроме незначительных сбережений, участвовать стороной в сделках, иметь собственность или наследовать.

Его статус, как личности, остается таким же, как и у свободного по определению мусульманина. Он, однако, исключен из сферы религиозной деятельности, а также из любой другой, предполагающей юридические права над кем-то. Он может вступать в брак, с разрешения своего господина, но не может содержать сожительницу, поскольку не может ничем обладать. Хозяин рабыни имеет право сделать ее своей сожительницей, но та, став «матерью ребенка», становится свободной только после смерти своего хозяина.

Что касается уголовной сферы, раб имеет особый статус, позволяющий рассматривать его в качестве индивидуума низшего порядка. Так, мусульманин не может быть приговорен к смертной казни за убийство раба. Наказание, предписанное законом в случае совращения, между тем менее сурово для раба.

В целом положение раба в османском обществе несравненно лучше, чем греческого или римского, благодаря предписаниям Корана. Например, хозяин должен оказывать рабу медицинскую помощь, давать ему подходящую пищу и обеспечивать уход в старости. Если хозяин пренебрегал этими обязанностями, судья, или кади, мог его принудить выполнять их, продать раба или освободить его. К тому же хозяин не должен перетруждать раба, а если он это делает из жестокости, он может быть подвергнут санкциям.

Рабы играют самую разную роль в османском обществе. Они необходимы в домашней жизни. В городах они часто служат доверенными лицами, экономами и хозяйственниками во дворцах, сторожами в мечетях и мавзолеях; евнухи несут охрану и следят за порядком в гаремах. Женщины-рабыни в основном становятся служанками и наложницами. В сельской местности рабы используются в аграрном секторе и на разных работах.

Тайны Османской империи. 10 интересных фактов

Используются они и в армии.

Рабская часть населения происходит из двух источников: пленение в результате сухопутных набегов или морского пиратства и покупка. Последний имеет куда большее значение. Рабов покупали на границах исламских территорий, затем перевозили в центральные города и перепродавали на невольничьих рынках, откуда они и расходились по всей стране.

Освобождение от рабства не только возможно, но и рекомендовано Кораном. Оно с большим предпочтением предоставляется рабам, обращенным в ислам и носящим имя, производное от слова абд, означающее «раб» или «служитель», как, например, Абдулла, «сын служителя Господа».

Существовали и другие способы освобождения рабов. Самый простой — «вольная» или формальное заявление хозяина, изложенное в грамоте, выдаваемой освобожденному рабу. Хозяин может также заявить, что раб будет освобожден после его смерти согласно акту, называемому тадбир; в таком случае раб становится свободным в момент кончины хозяина. Случается, что раб покупает собственную свободу, выплачивая в рассрочку фиксированную сумму, на что заключался договор (мукатаба). К тому же дети рабынь, легально сожительствовавших с мусульманами, рождались свободными.

На практике, фактически по праву, подданным немусульманам разрешалось иметь рабов. Однако они — по крайней мере в теории — не имели права иметь рабов-мусульман; и если раб какого-нибудь зим-ми обращался в ислам, его владелец по закону обязан освободить или продать его. Естественно, нарушений здесь было множество.



Джарийелик («женское рабство») существовало с давних пор. Во времена Аббасидов (750–1258) Багдад стал наиболее значительным рынком рабынь. В оттоманском гареме первые рабыни появились при султане Орхане (1326–1362). После того, как появилась традиция брать в жены рабынь гарема, наибольшим предпочтением пользовались черкешенки, грузинки и русские. Кавказские девушки с давних пор славились своей красотой на Востоке, поэтому гарем пополнялся главным образом за их счет, особенно в XVII в.
Кавказские князья отправляли своих дочерей в оттоманский гарем в надежде, что те станут избранницами султана. Они даже напевали им колыбельную: «Вот станешь ты женой султана и будешь усыпана бриллиантами». Рабынь покупали в возрасте 5–7 лет и воспитывали до полного физического развития. По мере взросления их обучали музыке, этикету, искусству доставлять наслаждение мужчине. В подростковом возрасте девочку предварительно показывали во дворце. Если у нее обнаруживались физические дефекты, плохие манеры или еще какие-нибудь недостатки, цена на нее падала, и ее отец получал меньше денег, чем ожидал. Родители девушек должны были подписывать документы, свидетельствующие о том, что они продали свою дочь и больше не имеют на нее никаких прав.

Гарем был подобен величественной сцене, где актеры, состязаясь друг с другом, разыгрывали экстравагантно костюмированную драму. Одеяния рабынь различались в зависимости от времени года. Летом они носили легкие шелковые облегающие платья, которые подчеркивали силуэт тела. Зимой же – меховые манто с соблазнительно открытым воротом и усыпанным бриллиантами поясом. Заботясь о прическе, они проводили немало времени у зеркала. Некоторые отращивали волосы до пят. Чтобы быть замеченными, использовали косметику и духи, носили подвески, ожерелья, серьги из жемчуга и бриллиантов. Рабыни выглядели очень привлекательно.

Политическая и сословная организация Османской империи

Ведь сам пророк Мухаммед сказал: «Давай рабам все то, что ты сам ешь и носишь, и никогда сурово их не наказывай»… Помимо гарема, султаны имели обыкновение содержать 10–20 рабынь в своих личных покоях. Наиболее красивые из них обслуживали его или принцев. Попадая в гарем, молодые рабыни в зависимости от поведения, внешности, красоты и характера получали разные имена, например, персидские – Гюльназ, Нешедиль, Хошнева.
Рабыням, которых султан мог скорее всего выбрать в качестве своих жен, приходилось очень тщательно учиться.

Принявшие ислам учились читать Коран, совершали молитвы вместе или по отдельности. Получив статус жены, они строили мечети и основывали благотворительные учреждения, как то предусматривали мусульманские традиции. Сохранившиеся письма султанских жен свидетельствуют об их широких познаниях. Так, Хюррем** добилась любви султана Сулеймана Великолепного, посылая ему свои стихи. В одном из них она писала, обращаясь к султану: «Позволь Хюррем быть принесенной в жертву за один волосок из твоих усов».

Рабыни получали ежедневное денежное довольствие, сумма которого изменялась при каждом новом султане. Им дарили деньги и подарки по случаю свадеб, празднеств и дней рождения. О рабынях хорошо заботились, но султан строго наказывал тех из них, кто отступал от установленных правил. Помимо 10–20 женщин, которые непосредственно обслуживали султана, различные обязанности имели и другие рабыни. Например, 10–15 рабынь были обязаны дежурить по ночам, охраняя спокойствие «Дома счастья». Наиболее важную роль играли помощницы султана, которые обслуживали его в течение всего дня. Те, кто выполняли личные и специальные поручения, назывались хазинедар (хранительницы) и имели ранги с 1 по 5. Когда султан находился во дворце, хранительницы оставались в его покоях, но только главная из них могла сидеть рядом с султаном, в то время как другим позволялось входить лишь по вызову. Хранительницы 3, 4 и 5 ранга должны были круглосуточно дежурить вместе со своими помощницами у дверей султанских палат. Кроме того, у главной хранительницы находился ключ от казны. Азинедар, которые носили печать султана на золотой подвеске на шее, также были особо доверенными лицами. Вот почему султаны всегда сами выбирали себе хранительниц, которые через какое-то время возвращались в старый дворец или отпускались на свободу с соответствующим документом.
Одна из хранительниц, Кетхуда-кадын, была знатоком церемониалов. Она организовывала празднества и свадьбы. Серебряный жезл подчеркивал значимость ее должности, а особой печатью кетхуда-кадын опечатывала имущество султана в его покоях. Чашнигир-уста пробовала всю еду, которая готовилась в гареме, чтобы султан не мог быть отравлен. Чамашир-уста отвечала за стирку белья. Ибриктар-уста помогала султану совершать омовение. За кофе отвечала кахведжи-уста, а за винный погреб – килерджи-уста. Кюлханджи-уста поддерживала жар в бане. Катибе-уста отвечала за дисциплину, устав и протокол. Хасталар-уста обследовала заболевших рабынь.
В перечне занятых в гареме во времена Махмуда I (1730–1754) значатся 17 рабынь, работающих в винном погребе, 72 – обслуживающих принцев, 15 фавориток султана и 230 всех прочих. Из этого перечня следует, что султан вступал в отношения не со всеми женщинами. Каждая рабыня мечтала и надеялась, что наступит день, когда султан ее заметит. Но для большинства эти мечты так и не осуществлялись.
По прошествии девяти лет неизбранная султаном рабыня имела право покинуть гарем. Султан давал ей приданое, дом и помогал найти мужа. Рабыня получала подписанный султаном документ, подтверждающий ее статус свободного человека. Известно, что некоторые сладострастные наложницы занимались любовью друг с другом или с евнухами, несмотря на то, что те были кастрированы. У евнухов было множество подобных приключений. Некоторые из рабынь, получив свободу и выйдя замуж, через некоторое время разводились со своими мужьями, оправдываясь так: «Я привыкла получать больше удовольствия от общения с чернокожими слугами»…

Автор:

Рабство в Османской империи

Морсад: невольничий рынок и собор Александра Невского

На этот раз мы познакомим вас с одним из самых загадочных и исторически насыщенных мест в Феодосии – с Матросским парком. Морсад расположен на площадке крупнейшего в Северном Причерноморье невольничьего рынка.

На месте Морсада в средние века был невольничий рынок Кан. Пленных после татарских набегов пригоняли из Московии, Польши и Кавказа. Взрослых продавали в рабство. В Крыму пленных рабов было в четыре раза больше, чем татар. Мальчиков обращали в мусульманство, в Турции из них воспитывали самых беспощадных воинов – янычар, а в Египте — мамлюков.

В турецкой Кефе была выстроена греком Синани красивая мечеть Биюк-Джами. Синани построил в Стамбуле самые лучшие дворцы и мечети для султана. После завоевания Кефе русскими, мечеть была разрушена.

В 1808 году на этом месте с высочайшего повеления царя Александра I городские власти решили возвести православный соборный храм во имя Александра Невского. Было выделено 47 тыс. рублей, и в 1810 году приступили к работам. Но начались первые неудачи: не хватило денег, умер подрядчик. Собор по-прежнему оставался в греческой Николаевской церкви. В 1847 году казна снова отпустила деньги, была объявлена добровольная подписка на пожертвования, денег снова не хватило. Вмешалось губернское правление и предписало выделить необходимую сумму. Наконец, в 1871 году приступили к строительству, и в 1873 году собор был построен и торжественно освящен епископом Гурием.

Новый собор имел два боковых придела: во имя св.

Иностранцы в Османской Империи

Николая Мирликийского и св. Гурия и в честь преподобной Феодосии. Собор построен в Византийском стиле, внутри украшен росписями, иконами и мраморными колоннами из Древнего византийского храма.

При раскопках была найдена каменная плита с изображением св. Николая, которую поместили в алтаре собора. В Александро-Невском соборе находилась и древняя Богородицкая икона на полотне работы итальянского мастера-живописца 16 века. Святыней собора была и древняя русская икона Знамения Пресвятой Богородицы (чудотворная). Ее подарил собору в 1876 году московский купец Рукавишников.

И. К. Айвазовский написал для собора колоссальных размеров полотно «Хождение Христа по водам, икону «Спасение утопающего Апостола Петра».

В соборе в 1875 году был похоронен вице-адмирал В. М. Микрюков, участник морского сражения под началом Нахимова при Синопе, герой Обороны Севастополя в Крымскую войну 1854-56 гг.

При соборе была открыта женская соборная школа. Во время русско-турецкой войны 1 января 1877 года город обстреляли турецкие корабли, но ни один снаряд не задел собор. В октябре 1914 года город снова подвергся обстрелу военных кораблей, три снаряда повредили купол собора.

В годы советской власти собор закрыли, а в 1933 году Александро-Невский собор, один из красивейших христианских храмов в Крыму, был варварски снесен. Место захоронения адмирала В. М. Микрюква утрачено.

На месте Морсада были фруктовые деревья. Один сад назвался соборным, другой католическим (католический находился в мечети Муфти-Джами). Садовником в католическом саду был агроном Михеев, он выращивал самые вкусные фрукты.

В советские времена в Морсаду располагалась дискотека. Танцпол там появился в послевоенные годы. 25 лет назад дискотеку закрыли, на этом месте осталось небольшое возвышение — пятак, который несколько лет назад сровняли с землей. Сейчас на месте дискотеки "На Морсаду" находится детская площадка.

Также, по словам старожила Олега Павлова, в советский период в здании, которое сейчас располагается на территории Морсада, напротив мебельного магазина, раньше был летний кинотеатр.

Олег Павлов — краевед, житель старого города

— Когда начинали строить собор Александра Невского, была найдена закладная икона Николая Угодника. Это говорит о том, что на месте Александро-Невского собора раньше, при генуэзцах, был греческий храм Николая Угодника.

Когда турки захватили генуэзскую Кафу, они построили большую мечеть, которая вмещала в себя до десяти тысяч человек. Кстати, приставка «Джами», которая присутствует во многих названиях мечетей, в переводе означает – «большая». Напротив этой мечети был рынок невольников.

Но потом, когда русские захватили турецкий город Кефе и уничтожили стотысячный турецкий гарнизон, на месте мечети они построили прекрасный Александро-Невский собор. В советский период его снесли, а стройматериалы, из которых был возведен собор, потом использовали при строительстве хлебокомбината.

Автор: Альбина Пупышева
Просмотры: 6,336