Родственные связи в исламе

24.11.2018 0 Автор admin

Большим злом считается обидеть мать, «плюнуть ей в душу», «разбить сердце». Этой теме уделял внимание ученый-педагог В. Сухомлинский. В своих беседах с молодежью он прибегал к легендам и притчам, которые лучше чем простые наставления доносили глубину и бескорыстие материнской любви, бесконечность ее боли за своего ребенка. Такие произведения актуальны и доходчивы и сегодня, когда много слов — лишние, а слово — точное. Видимо, времена Эзопа же возвращаются.

Легенда о материнской любви

У матери был единственный сын — дорогой, ненаглядный. Души в нем мать не чаяла, по капле собирала росу для умывания, из самого тонкого шелка вышивала рубашки. Вырос сын — статный, красивый. Женился на девушке удивительной, невиданной красоты. Привел молодую жену в родной дом, невзлюбила молодая жена свекровь, сказала мужу. «Пустьне заходит мать в дом, посели ее в сенях». Поселил сын мать в сенях, запретил ей заходить в дом. Боялась мать показаться злой невестке на глаза. Как только невестка шла через сени, мать пряталась под кровать.

Но мало показалось снохе и этого. Говорит она мужу: «Чтобы и духу матери не пахло в доме. Пересели ее в сарай».

Переселил сын мать в сарай. Только по ночам выходила она из темного сарая.

Отдыхала однажды вечером молодая красавица под цветущей яблоней и увидела, как мать вышла из сарая. Взбесилась жена, прибежала к мужу: «Если хочешь, чтобы я жила с тобой, убей мать, вынь из и груди сердце и принеси мне».

Не дрогнуло сердце сыновнее, околдовала его невиданная красота жены. Говорит он матери: «Пойдем, мама, искупаемся в реке». Идут к реке каменистые берега. Споткнулась мать о камень. Рассердился сын: «Что ты, мама, спотыкаешься? Почему смотришь под ноги? Так мы до вечера будем идти к реке». Пришли, разделись, искупались. Пошел сын с матерью в лес, наломал сухих веток, разжег костер, убил мать, вынул из груди сердце. Положил на угли. Вспыхнул сучок, треснул, полетел уголек, ударил в лицо сыну, обжег. Вскрикнул сын закрыл ладонью обожженное место. Екнуло сердце материнское, горящее на медленном огне, прошептало: «Сыночек мой родной, тебе больно? Сорви листик подорожника, вот растет у костра, приложи к обожженному месту, а к листку подорожника приложи сердце материнское … Затем в огонь положишь» Зарыдал сын, схватил горячее материнское сердце в ладонь, вложил его в растерзанную грудь, облил горячими слезами. Понял он, что никто и никогда не любил его так горячо и преданно, как родная мать.

Настолько огромной и неисчерпаемой была материнская любовь, столь глубоким и всесильным было желание материнского сердца видеть сына радостным и беззаботным, что ожило сердце, сомкнулись растерзанные грудь, встала мать и прижала кудрявую голову сына к груди. Не мог после этого сын вернуться к жене-красавице, немилой стала она ему. Не вернулась домой и мать.

Нэнни Досс – женщина, которая на протяжении десятилетий убивала своих родственников и супругов

Пошли они вдвоем в степь и стали двумя курганами высокими.

Каждое утро восходящее солнце, первыми своими лучами освещает вершины курганов …

Воспоминания детство «Мать … Больно мне становится сейчас, когда я вспоминаю, как в годы детства и отрочества чем-то — пусть незначительным — огорчил маму, принес ей бессонную ночь, преодолевал ей седину … Как сейчас, помню вечер ранней осени, на горизонте сгущаются тучи, гремит гром я собираюсь ехать в Тулу, в институт. Взял маленький свой ​​чемоданчик и пошел на станцию. Мамы в это время не было дома — Что-то делала в огороде. Увидела, что я иду на станцию, стала, как статуя, как живое воплощение материнской скорби. Слышу, говорит мама: «Оденься, ведь дождь собирается …». Я иду в одной рубашке, мне море по колено, а до станции километров семь … Не вернулся я. какое-то мелкое чувство себялюбия раздражало тогда мое сердце, какую-то мелкую обиду носил я в душе … Иду и все время слышу голос матери: «Оденься, ведь дождь собирается …». Сколько горечи вложила она в эти слова … Как много хотела она сказать: почему же ты не попрощался, сын, почему не занял, не поцеловал меня, чем ты обижен; нельзя таить в сердце обиду на родную мать … Прошло более тридцати лет с тех пор, маме более семидесяти лет, живет она так счастливо, как может быть счастливой пожилой человек. — И поныне мне звучат эти слова: «Оденься, ведь дождь собирается ..». И чем дальше в глубину отрочества и ранней юности выдвигаются те мгновения, когда я чем-то огорчил мать, тем острее, ярче всего это упоминается, тем глубже переживаю упреки совести. У меня уже седая голова, а перед матерью я чувствую себя ребенком, и чем старше становлюсь, тем в большей степени чувствую себя ребенком.

(С подборок В Сухомлинского)

Родственные узы

Я — простая дочь непростых родителей, имею в наличии двух старших братьев — чем не сюжет для бурной веселой истории? Но не все так просто: введем еще одного главного героя — молодого привлекательного мужчину, по стечению обстоятельств ставшего мужем матери. Припишем ему стальной характер, непробиваемое упрямство и необъяснимое стремление подружиться с падчерицей. И, несмотря на мое нежелание сближаться с новым родственником, судьба вновь и вновь сталкивает нас: будь то совершенно незнакомые люди или неожиданно появившиеся в квартире тараканы. И как бы комедийная история не обернулась в драму… За обложку спасибо Галине Прокофьевой

Родственные узы

— Привет, солнышко, — радостно заверещала мать в трубку, — ты вечером свободна?

Конечно, но тебе лучше об этом не знать.

— Извини, нет.

— Ты просто обязана сегодня со мной увидеться! У меня для тебя сюрприз.

— Рада за тебя, но не смогу — учеба.

— Да брось, — голос перестал быть писклявым, что означает недовольство, — мы вполне в состоянии купить тебе красный диплом…

— Пока.

— Нет-нет, я шучу. Просто неудавшаяся шутка, не клади трубку.

— Я же ясно выразилась, что не могу сегодня с тобой увидеться.

— Хорошо. Как насчет завтра?

— Давай.

Моя обида на сестру мужа разрушила нашу семью.

Когда и где? — поняв, что мать просто так не отстанет, согласилась я.

Получив точные указания о местоположении недавно открывшегося ресторана для местной элиты, к которой мать причисляла и себя и меня, я с ней кое-как распрощалась. Не подумайте, что я неблагодарная свинья, нисколько не люблю женщину, подарившую мне жизнь. Нет, все немного не так. Но это, увы, строго засекреченная информация.

На следующий день о вчерашнем разговоре с матерью я благополучно забыла. И если бы не ее звонок, то вряд ли бы вспомнила.

— Ты не забыла? — чопорно поинтересовалась мать.

Мысли заметались в черепной коробке, пока не наткнулись на нужную. Черт!

— Не забыла, — соврала, чтобы не вызвать лавину негодования. — Через полчаса в “Афродите”.

— О’кей. До встречи, рыбка.

Эти ее рыбки, солнышки и прочие ласковые словечки действовали на меня как красная тряпка на быка, однако мать продолжала так меня называть. Немного посетовав на судьбу и неожиданное пересечение с матерью, которая не особенно-то интересовалась моей жизнью, начала собираться. Время неумолимо бежало, а мне надо было еще успеть добраться до ресторана, одевшись соответственно.

Шкаф ломился от дизайнерских тряпок, купленных мамой во всех уголках мира. С чего-то эта ненормальная женщина решила взять надо мной шефство по подбору одежды. Можно подумать, будто я сама не умею одеваться. Но это все лирика. Больше всего на данный момент меня интересовало вот что: на кой черт я ей так неожиданно сдалась? Наши встречи, начиная где-то с пятилетнего возраста проходили строго по определенному расписанию — раз в месяц, а когда мать улетала по делам в другие страны или города — и того реже. С последнего ее визита прямо ко мне домой не прошло и трех недель. Странно, очень странно.

— Сюрприз… — протянула я, разглядывая в зеркале свое отражение. Девушка в Зазеркалье насмешливо фыркнула, выражая скептическое отношение к предстоящей встрече. — Ладно, узнаем позже. — Отражение согласно закивало.

Поправив лямки маленького черного коктейльного платья, я в последний раз мазнула взглядом по вечернему наряду. Надо любым способом совладать с волосами. Увы, это не всегда возможно.

— Врагу не сдается наш гордый “Варяг”! — взвыла я, в тщетной попытке расчесать свою непослушную шевелюру. — Господи, это невыносимо! — будто в насмешку, расческа, крепко стиснутая в руках, затрещала и оглушительно треснула. Приехали.

Следующие пятнадцать минут прошли весело. Я ругалась как сапожник, вынимая из волос зубья бедной, ныне уже отошедшей в мир иной расчески. Время, насмехаясь, не желало останавливать свой бег. Такими темпами мне придется расщедриться на такси, чего в обычные дни я себе не позволяю.

Наконец я одержала победу. Такси было вызвано, платье сидело как влитое, волосы выглядели более-менее сносно, а я морально готова к новому сражению.

Телефон на тумбочке в прихожей завибрировал. Ага, вот и такси.

Удивительно, но веселый таксист с русским — как он меня клятвенно уверил — именем Ахмед доставил меня в относительной — пару ушибов и несколько синяков, думаю, не стоит брать в расчет — целости в центр, минуя многочисленные пробки. Не имею ни малейшего желания знать, какими темными переулками и узкими дорогами он это проделал, но факт остается фактом — я приехала раньше, чем следовало.

Расплатившись с лицом точно нерусской национальности, я аккуратно, только чтобы не испачкать новые туфли на высоченной шпильке, выскочила из машины, которая тут же рванула по новому адресу. И начала заинтересованно оглядываться.

Здание ресторана выглядело презентабельно. Высокие белые колонны поддерживали балкон с витыми перилами, массивная дверь навевала мысли о чем-то старинном, а весь внешний вид ресторана, начиная с темно-золотых стен и яркой вывески “Афродита” над главным входом и заканчивая узкими дорожками по всей территории ресторана, проходящих вдоль больших цветочных клумб и броского журчащего фонтанчика в центре сего великолепия располагал к праздничной атмосфере. Стоянки для машин посетителей с той стороны, где была сейчас я, не наблюдалось, она, наверное, располагалась за домом. Вообще, ресторан больше напоминал богатый трехэтажный дом какого-нибудь банкира или олигарха, чем место для принятия еды. Поправив сползающие с плеч бретельки и зафиксировав сумочку-клатч подмышкой, я скользящей походкой направилась прямиком к двери.

Швейцар улыбнулся, сказал скороговоркой обычное в таких случаях приветствие и с легкостью открыл для меня дверь. Видимо, массивная дверь на самом деле сделана из легких материалов.

Внутри меня тут же встретили два мордоворота в официальных черных костюмах. Оба были похожи на ходячие антресоли. Под их внимательными взглядами я добралась до метрдотеля.

— Добрый вечер. У вас заказан столик? — слащаво улыбался мужчина лет сорока, одетый в строго-черную одежду.

— Савельева, посмотрите, пожалуйста.

Мужчина сверился со списком.

— Столик 2-А, прошу.

Мама никогда не любила отдельные кабинеты, часто присутствующие в ресторанах, если вдруг посетителям захочется уединиться, причем неважно по какой причине. Также она предпочитала не прятаться за невысокими, но все же скрывающими многое перегородками. В этот раз все было иначе. Тонкая перегородка с редкими ромбовидными отверстиями мало того присутствовала, так еще и была увита каким-то экзотическим цветком. Моя родственница не переносила цветы в любом виде. Даже безобидный домашний цветок в горшочке вызывал у нее неприязнь. Возможно именно поэтому в моей квартире таких горшков много.

— Добрый вечер. Я Ярослав и сегодня я буду вашим официантом…

Я сумрачно глянула на высокого молодого парня.

— Что-нибудь закажите? — для проформы задал вопрос Ярослав. — Позвольте вам посоветовать наше фирменное блюдо…

— Спасибо, я сделаю заказ позже.

Парень сбился и как-то обиженно засопел. Но, ясное дело, выполнил мое пожелание, то есть исчез. Проводив его взглядом, от нечего делать, вытащила из клатча мобильник. Вконтакте мгновенно обновился. Ого, хорошо тут интернет ловит. Убедившись, что до меня нет никому дела и мамы на горизонте не видать, я полностью сконцентрировала внимание на игрушках и общении.

— Элиза!

Ай! Палец от неожиданности дрогнул, и птичка полетела не в ту сторону. Я ведь этот уровень уже неделю пройти не могу! А счастье было так близко… Кстати, его спугнул голос мамы. Ничего не говоря, я быстро вышла из игры и посмотрела на родительницу. И тупо зависла.

— Солнышко, я так рада тебя видеть!

Мама была не одна. Она держала под руку мужчину. Молодого мужчину. Я бы сказала, слишком молодого.

~ 1 ~

Следующая страница

В известной книге имама аз-Захаби «Китаб аль-Кабаир» рассказывается о семидесяти больших грехах и девятое место в ней занимает порывание родственных связей. Оно считается худшим, чем прелюбодеяние. Так считается потому, что прелюбодеяние возможно от людей скрыть, этот грех может остаться лишь между Аллахом и его рабом. Но разрыв родственных связей всегда происходит явно. Что же заставляет людей совершить этот грех?

Причины разрыва родственных связей

На самом деле, причин обрывания связей между родственниками очень много. Но среди них можно выделить схожие черты.

  1. Материальные причины. Самые низкие и бесчеловечные из всех. Человек, который решился порвать с родственниками, что живут хуже него. Он думает, что перед Аллахом он лучше, чем нищая родня, ведь Всевышний наградил его ризком, а их нет. И вместо того, чтобы делиться благосостоянием и зарабатывать награды такой человек совершает большой грех, боясь, что бедные родственники попросят материальной поддержки. Но Аллах может лишить вас богатства в любой момент. И может оказаться так, что именно нищие родственники станут единственными, кому вы будете нужны в такой ситуации.
  1. Духовные причины. Часто можно услышать, как молодой человек говорит: «Я не разговариваю с родителями, они не верующие». Какой тяжкий грех он совершает, ведь родители – самые дорогие люди. Даже если они настроены против Ислама, нужно делать все, чтобы показать им истину и красоту религии, и чтобы доказать, что лишь вера спасет их в Судный день. Но вместо этого, родителей бросают на произвол судьбы, ведь гораздо проще не общаться с ними, чем что-то доказывать и терпеть упреки. Задумайтесь о том, что Аллах может поступить с вами подобным образом в День Страшного Суда.

Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) никогда не разрывал родственных связей, а ведь кое-кто из его родни был многобожником. Человек, который несмотря ни на что поддерживает связь с родственниками, получает большое вознаграждение от Аллаха, ведь подчиняется Ему. Обязательно поддерживайте родственные связи хотя бы приветствием, если есть возможность — разговаривайте с близкими об Исламе, а если они слушают вас — мягко наставляй те их. Огромное благо, когда за человеком в Ислам приходит и вся его семья.

Поддерживайте родственные связи

Что значит «поддерживать родственную связь»?

Бывает так, что после ссор одна из сторон не соглашается на перемирие. Помните, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Всевышнего) сказал:

«Не тот поддерживающий родственные связи, кто делает это одолжением (или ищет обоюдности сторон), а тот, кто сохраняет связь, даже если оборвали с ним». (имам аль-Бухари, имам Ахмад).

Это означает, что даже если родственники не идут на контакт, вы должны стараться найти способ помириться с ними и не опускать руки. Человек, который спешит мириться и старается поддерживать связь раньше, чем его оппонент, войдет в Рай, если на то будет воля Всевышнего.

Что делать, если родственник – заблудший

В самом начале пророческой миссии от Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Всевышнего) отвернулись все, в том числе и родственники. И тогда ему был ниспослан аят: «И увещевай (предостерегай) своих ближайших родственников». (Коран, 26:214)

Даже если они не прислушаются, они не станут унижать того, кто с ними в родстве.

Вспомните врага Аллаха: Абу Ляхаба – дядю Посланника Аллаха (мир ему и благословение Всевышнего). До последнего Пророк Мухаммад подерживал эту родственную связь и не позволял отзываться о нем плохо только потому, что Абу Ляхаб был его близким родственником. При этом, Посланник Аллаха не мирился с многобожием. Именно так стоит поступать в отношении родственников немусульман.

Обиженная женщина отравила родственников, долгое время высмеивавших её

Даже если с вами не хотят разговаривать, поддерживайте связь хотя бы приветствием.

Получив достаточные знания, призывайте родственников к Исламу мягкими словами и добрым поведением. Обязательно помогайте им в нужде, даже если вас не просят о помощи.

Кроме того, поддерживать связи – это не значит видеться раз в год на праздник, и не значит встречаться ежедневно. Нужно просто помогать в любой нужде, посещать родственников и относиться к ним милосердно.

Оцените материал