Сайфулла кади

13.07.2018 0 Автор admin

Сайфулла-кади Халид Башларов (1853 или май 1856, Ницовкра, Газикумухское ханство — май 1919, Буйнакский район, Дагестан, РСФСР) — российский дагестанский общественный и религиозный деятель, муфтий, суфийский шейх Накшбандийского, Шазалийского и Кадирийского тарикатов, врач.

Биография

Родился в лакском селении Ницовкра, недалеко от Кумуха, Казикумухского ханства (ныне Лакский район Республики Дагестан) в семье ювелира-оружейника Гусейна, но точная дата и даже год рождения неизвестны. Окончил Согратлинское медресе. Принадлежал к суфийскому братству Шазилия, деятельность которого первым ввёл на территории Северного Кавказа. Знал, по некоторым сообщениям, семнадцать языков, хорошо разбирался в народной медицине. В 1878 году был выслан из Дагестана в Саратовскую губернию по подозрению в участии в восстании 1877 года. В ссылке находился до 1909 года. Вернувшись в Дагестан, стал муфтием Дагестанского народного суда, занимая эту должность до 1913 года и вновь с 1915 по 1917 год. Ещё до возвращения, в 1905 или 1906 году, вступил в общество «Иттифак-аль-Муслимин», был одним из его лидеров.

В 1913 году участвовал в подготовке так называемого «антиписарского восстания», причиной которого стал насильственный ввод русского языка в делопроизводство дагестанских судов для мусульман, был арестован и на два года выслан в Казанскую губернию. В 1917 году был избран одним из членов Учредительного собрания Дагестана, вошёл в состав Дагестанского временного областного комитета. В 1918 году возглавил Отдел духовно-шариатских дел Дагестанского ревкома, занимая эту должность до конца жизни.

После того как в мае 1919 года Добровольческая армия генерала Деникина захватила Темир-Хан-Шуру (ныне Буйнакск), муриды Сайфуллы-кади попытались спасти его от неминуемого ареста и тайно вывезли из города тяжелобольного шейха в небольшом деревянном ящике.

Зиярат к шейху Сайфулла — кади

По дороге Сайфулла-кади скончался и, согласно своему завещанию, был похоронен в селе Верхнее Казанище (ныне Буйнакский район).

Уже при жизни стал одним из наиболее известных и уважаемых дагестанских шейхов; ныне его могила в селе Верхнее Казанище почитается как святыня и является местом паломничества (зиярат), в его честь названы два исламских вуза в Дагестане, в 2000-е годы было впервые начато издание его сочинений.

Книги

Сайфулла-кади оставил многочисленное литературное наследие, которое включает в себя письма и труды по богословию, духовной этике и медицине. Наиболее известными его сочинениями по суфизму являются:

  • «Канз аль-ма’ариф фи асрар аль-лата’иф» — одно из наиболее крупных сочинений по суфизму, принадлежащих перу дагестанских авторов XIX—XX вв. Это сочинение объёмом 378 листов состоит из семидесяти трех глав, в которых подробно раскрываются вопросы тариката.
  • «Мактубат Халид Сайфуллах ила фукара’ ахль Аллах» — сочинение, которое до последнего времени находилось в рукописном варианте, и было известно только узкому кругу суфиев. В 1998 году оно было издано в Дамаске, в издательстве «Дар ан-Ну’ман лиль-’улюм» под редакцией Абдул-Джалила Ата аль-Бакри. Сочинение состоит из восьмидесяти семи писем Сайфуллы-кади, в которых подробно освещены многие аспекты ритуальной практики Накшбандийского и Шазилийского тарикатов, а также ответы Сайфуллы-кади на вопросы своих мюридов, в основном Хасана АФанди Кахибского. В этих письмах очень много наставлений и завещаний, имеющих большую пользу, особенно для мюридов.
  • «Да’ират аль-ма’ариф ат-тиббийя» — рукопись по медицине сохранившаяся до сегодняшних дней. Данное сочинение представляет собой практическое руководство для врача и посвящено описанию методов лечения различных болезней человека и животных. В книге приведены наименования лекарственных средств и инструкции для лечения этими препаратами, а также технология их приготовления. В ней даются рецепты на немецком, арабском, русском и некоторых дагестанских языках.
  • «Мавафик ас-садат фи хавз аль-мурадат ахль ас-саадат».

В ссылке он сблизился с врачами из немецких колонистов Поволжья, у которых завершил обучение медицине. В 1904 году Сайфулла Кади Башларов создал общество «Единство мусульман» и был избран в царскую Государственную Думу. Тогда же посетил университет «Аль-Азхар» в Каире.

К учению и религиозной практике суфизма Сайфулла Кади приобщился в изгнании, где прошла большая часть его сознательной жизни. Его первым наставником был шейх накшбандийа-халидийа Хас-Булат ал-Кустаки (Костекский) — один из «заместителей» (халифа) знаменитого накшбандийского шейха Махмуда-афанди (1810 — 1877) родом из сел. Алмалы в Северном Азербайджане, по имени которого называется отдельная ветвь накшбандийи-муджаддидийи (иначе — накшбандийа-халидийа) на Северном Кавказе — махмудийа. Шейх Мухаммад-Закир алЧистави возвел его в ранг кадирийского наставника (мюршида).

После приезда в Дагестан Сайфулла Кади активно сотрудничал с Али Каяевым (1878 — 1943) в редактируемой им газете «Джаридат Дагистан» (араб. «Газета Дагестан») — общественнополитическом, литературном и научно-популярном еженедельнике, издававшимся на арабском языке в административном центре Дагестанской области — г. ТемирХан-Шуре с 7 января 1913 г. по 21 марта 1918 г.

В августе 1907 г. З. Расулев дал Сайфулла Кади разрешение (иджаза) на деятельность в качестве шейха накшбандийи-халидийи и передал халат, принадлежавший, согласно традиции, четвертому «праведному» халифу и шейху братства Али ибн Абу Талибу.

Во время странствий по Поволжью и Северному Кавказу Сайфулла Кади сблизился в Татарстане еще с одним накшбандийским шейхом, не принадлежавшим к ветви халидийа. Это был МухаммадСалих ибн Абд алХалик алИджави алКараман-хани (из сел. Кармановка?) алХанафи анНакшбанди. Последний являлся также «заместителем» (халифа) шазилийского шейха из алМадины саййида МухаммадАли Захири алВитри алХусайни алМадани. В марте 1915 г. он передал Сайфулле Кади иджазу на наставничество в качестве шейха тариката шазилийа в Астрахани, куда он поехал из Саратовской губернии, где отбывал ссылку за руководство антиписарским движением.

В Дагестане у Сайфуллы Кади появилось немало учеников. Его главным учеником стали Хасан Хилми (ум. в 1937 г.) из сел. Кахиб, которому он передал иджазу сразу трех братств — накшбандийи, шазилийи и кадирийи.

Сайфулла Кади не только был видным ученым и суфием, но и принимал активное участие в общественно-политической жизни Дагестана как миротворец. Он стал одним из учредителей Мусульманского союза, в 1905 г. был избран в его руководящие органы. По возвращению из первой ссылки в 1909 г. избран муфтием при Дагестанском народном суде в г. Темир-Хан-Шура и оставался на этой должности до 1913 г., когда вторично был выслан из Дагестанской области, на этот раз в Саратовскую губернию.

С первых же дней после возвращения в Дагестан Сайфулла Кади Башларов становится одним из организаторов и руководителей национально-освободительной борьбы против царских колонизаторов. В то же время надо особо отметить тот факт, что он сам не был противником ни русского языка, ни русской культуры, прекрасно понимал значение русского языка для развития дагестанцев. Он прекрасно знал русский язык, культуру и традиции.

Но в 1913 году Сайфулла Кади Башларов выступил против русификаторской политики царизма по вопросу языкознания, отстаивая интересы родных языков и арабского языка, на котором в Дагестане велось делопроизводство. По положению, утвержденному начальником Дагестанской области от 26 апреля 1868 года, сельский кади (дибир, будун) избирался обществом, утверждался начальником (царским офицером). Кроме использования религиозных обязанностей в руках кадиев находилось письмоводство по управлению каждым сельским обществом, составление решений и приговоров сельского суда, выделение книг для записи, сделок, договоров, заявлений на арабском языке. В отчете военного губернатора Дагестана было сказано, что «существующий порядок письмоводства на арабском языке устарел и способствует лишь произвольному контролированию действия администрации, так как русские незнакомы с арабской письменностью. Знание арабской письменности всегда составляло монополию весьма небольшого числа лиц, преимущественно мусульманского духовенства, в руках которого, в сущности, сосредоточилось делопроизводство по сельскому управлению и суду».

В журнале регистрации канцелярии губернатора Дагестанской области за №62 от 6 марта 1914 г. сделана следующая запись: «…господин губернатор Дагестана генерал-лейтенант Сигизмунд Вольский объявил населению государства, что он устанавливает после этого дня в сельских судах русских писарей для ведения всех дел, находящихся в судопроизводстве в сельских судах, на русском языке с назначением им жалования не менее 30 рублей…», которые должны были собирать с населения. У кадиев были отобраны книги по делопроизводству.

В связи с введением делопроизводства на русском языке, замены арабского языка русским в конце 1913 г., накануне Первой мировой войны по всему Дагестану прокатилась волна выступлений.

Агитационная деятельность мусульманских лидеров против решения правительства заметно подействовала на горцев, находящихся под сильным влиянием духовенства.

«Власть шейхов и мулл настолько сильна, — писал в своем отчете Военный губернатор Дагестанской области Сигизмунд Вольский, — что парализует вообще всякую попытку приобщить население к общему порядку государственной жизни, просветить его и сблизить с русскими интересами».

Отрицательная реакция духовенства объяснялась еще и его экономическими интересами. Введение русского делопроизводства в сельских обществах могло подорвать отчасти и материальную базу мусульманского духовенства, т. к. делопроизводство в сельских обществах вели кадии. Добровольно примириться с этим нововведением муллы и кадии не пожелали и приняли все меры к тому, чтобы воспрепятствовать проведению реформы. Кроме того, они сумели убедить население, что вслед за введением русского письмоводства последуют и другие реформы, а именно: введение воинской повинности, упразднение горских судов и адатов, всеобщая перепись для увеличения налогов и т. п., а также говорили об опасности, грозящей мусульманской религии, признаком чего являются гонения на арабский язык, на котором совершается служба в мечетях.

В советской историографии считалось, что «антиписарское» движение в Дагестане протекало под влиянием дагестанских революционеров Уллубия Буйнакского, Махача Дахадаева, МагомедМирзы Хизроева, Саида Габиева, имама Нажмутдина Гоцинского и др. На самом деле вышеперечисленные лица не имели особого влияния на «антиписарское» движение. Н. Гоцинский был одним из активных организаторов «антиписарского» движения, но не единоличным руководителем, как это хочет показать Х. Доного.

«Антиписарское движение» получило в Дагестане широкий размах. Во главе движения стоял политически образованный, светски эрудированный, безупречно знавший Ислам шейх трех тарикатов — накшбандийского, шазилийского и кадирийского Халид Сайфулла Кади Ницовкринский из Казикумухского округа. А.И. Османов высоко оценивает результаты деятельности горцев: «Была одержана победа, явившаяся результатом организованного отпора трудящихся царизму».

Кровопролитие не состоялось благодаря Сайфулла Кади Башларову. После отмены указа, царские власти стали преследовать организаторов и руководителей «преступления», главным из которых был Сайфулла Кади Башларов. В жандармском донесении от 29 апреля 1914 г. сказано, что «житель Ницовкра Казикумухского округа Сайфулла Башларов был изобличен в возбуждении населения против введения русского письмоводства в сельских обществах Дагестанской области и за это выслан 28 февраля 1914 года по распоряжению наместника на Кавказе в Казань сроком на 2 года». На самом деле он был сослан в Саратовскую губернию.

В 1915 г. Сайфулла Кади приехал в ТемирХанШуру для продолжения работы муфтием Дагестана и Северного Кавказа.

После Февральской революции 1917 г. Сайфулла Кади стал членом Учредительного собрания, вошел в состав Дагестанского временного областного комитета.

Хорошие отношения у Сайфуллы Кади сложились с социалистами и большевиками и их дагестанскими сторонниками из числа либеральной мусульманской интеллигенции, такими, как М. Дахадаев, Дж. Коркмасов, У. Буйнакский, С. Габиев, А. ТахоГоди.

После установления советской власти в Дагестане в 1918 г. его назначили заведующим Отделом духовно-шариатских дел Дагестанского военно-революционного комитета. В годы революции и гражданской войны Сайфулла Кади все свои силы направил на решение проблем и спорных вопросов в Дагестане мирным путем, стремясь предотвратить кровопролитие. Не раз в этом благородном деле ему сопутствовала удача. В то время видные политические и религиозные деятели Дагестана при решении сложных, серьезных вопросов, как правило, обращались к Сайфулле Кади, считались с его мнением и советовались с ним. Сайфулла Кади имел огромное влияние на духовенство и народ не только в Дагестане, но и за его пределами. Он заслуженно пользовался большим авторитетом и уважением в России и в странах Ближнего и Среднего Востока.

В 1917 г. Сайфулла Кади был руководителем Комитета по делам религий в Военно-революционном правительстве Дагестана, затем был избран председателем Шариатского суда Дагестана, а также выдвинут делегатом Государственной думы. Главной его целью было предотвращение кровопролития и гражданской войны в Дагестане. В этом направлении он сделал многое.

Он выступал перед народом и доказывал опасность военных действий против революционеров, вместе с Хасаном Кахибским входил в делегацию, которая решила предложить Нажмутдину Гоцинскому мир и сложить оружие. С этой целью он побывал в Костеке, Чиркее, Хунзахе, Согратле, КазиКумухе, Анди, Акушах и других местах.

Было известно и о его отношениях с шейхом накшбандийского тариката Али-хаджи Акушинским. В своих письмах Сайфулла Кади объяснял ему несовместимость с шариатом поддержки Гоцинского, который толкал народ на гражданскую войну.

После установления Советской власти в Дагестане в 1918 г. его назначили заведующим Отделом духовно-шариатских дел Дагестанского военно-революционного комитета.

Сайфулла Кади остается одним из наиболее почитаемых шейхов среди мюридов многочисленной ветви шазилийа в Дагестане. В 1990е годы его именем были названы Исламский университет в г. Буйнакске и Исламский институт в сел. Комсомольское Кизилюртовского района Дагестана. В. г. Махачкале 28 июня 2008 года на привокзальной площади была открыта мечеть им. Сайфуллы Кади Башларова.

25 апреля 2008 года в Дагестанском Исламском университете в Махачкале состоялась Всероссийская научно-практическая конференция «Жизнедеятельность и духовное наследие выдающегося ученогобогослова и шейха накшбандийского, шазилийского и кадирийского тарикатов Сайфуллыкади Башларова». Организаторами конференции выступили Министерство образования и науки РФ, Духовное управление мусульман Дагестана, Северокавказский университетский центр Исламского образования и науки, Институт теологии и религиоведения им. Мамма-Дибира альРочи, Дагестанский институт языка, литературы и искусства.

Полиглот Сайфулла Кади Башларов хорошо владел семнадцатью языками, и на 6 языках свободно мог изложить свои мысли. Он оставил значительное наследие в области суфизма и медицины. Наиболее известные его сочинения по суфизму — «Канз ал-ма’ариф» («Сокровищница знаний»), «Мавакид ассадат фи маратиб ал-вилайат» («Очаги саййидов в степенях святости»), «Мактубат Халид Сайф Аллах лифукара’ ахл Аллах» («Письма Халида Сайф Аллаха для нуждающихся в Аллахе»).

ЗАВЕЩАНИЕ (досточтимого шейха Сайфуллы-Кади)

В Рукописном фонде Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН хранится рукопись его практического руководства по медицине на арабском языке с пометками на русском, латинском и некоторых дагестанских языках.

Сегодня, когда обострились национальные, этноконфессиональные проблемы в России в целом и в Дагестане в частности, необходимо больше внимания уделять изучению жизни и деятельности таких великих дагестанцев, как Сайфулла Кади Башларов — выдающегося религиозно-политического деятеля, шейха трех тарикатов, мыслителя и миротворца.

Г.М. Курбанова,
ст. препод. каф.
физической географии ДГПУ

Устаз трех тарикатов: Сайфулла-кади Башларов

Ш.Ш. Шихалиев

Сайфулла-кади Башларов – мусульманский ученый и суфийский наставник, от которого берет начало местная ветвь братства Шазилийа. Он был также и шейхом накшбандийского и кадирийского тарикатов. Полное имя его, часто упоминаемое в письменных источниках, – аш-шейх ал-муд-жахид Мир Халид Сайфуллах б. Хусайн б. ал-хаджжи Муса б. Башлар ан-Ницубкри ал-Гази-Гумуки. К сожалению, в письменных источниках обнаружено очень мало сведений, касающихся биографии Сайфуллы-кади Башларова. Часть сведений о нем содержится в биографическом труде его преемника Хасана Хилми ал-Кахи (Кахибского) "Сирадж ас-Са’адат". Один из списков этого сочинения на арабском языке был обнаружен нами в с. Ахалчи Хунзахского района в составе археографической экспедиции 2006 г. под руководством А.Р. Шихсаидова. Этот список лег в основу настоящей статьи. Ряд сведений о его биографии имеется в сочинении "Мактубат Халид Сайфулла или фукара’ ахл Аллах". Более подробную биографию его приводит М.А Абдуллаев в одной из своих монографий. Ряд информации о жизни шейха Сайфуллы-кади рассказал его внук по отцовской линии Сайпуллах Гусейнович Башларов. Сведения о шейхе Сайфулле-кади С.Г. Башларову частично рассказал его отец Гусейн (1889–1949), частично – мать, часть материала он собрал у своих родственников. Информация о шейхе Сайфулле-кади записана в беседе с С.Г. Башларовым в декабре 2002 г. Ряд моментов его биографии во многом совпадает с той информацией, которая приводится в работе М.А. Абдуллаева.

Сайфулла-кади (1853–1919)

Сайфулла-кади Башларов родился в 1853 г. в лакском селении Ницовкра, недалеко от Кумуха (Гази-Гумук), столицы Казикумухского ханства (ныне Лакский район Республики Дагестан) в семье оружейника Хусейна. Он был выходцем из местной мусульманской интеллигенции. Со стороны отца в его роде были врачи, чиновники, ремесленники. Отец Сайфуллы-кади Хусейн Башларов и пять его братьев окончили известное в Нагорном Дагестане медресе в селении Согратль. Дядя Абдуллах Башларов был хорошим врачом. В последний период Кавказской войны он с семьей переселился на территорию имамата Дагестана и Чечни и чуть ли не до самого конца войны служил лекарем при войсках Шамиля.

Башларов, Сайфулла-кади

Другой дядя Гази Башларов после окончания войны занял должность сельского старшины (юзбаши) Ницовкры в российской администрации Дагестанской области. Хусейн Башларов работал ювелиром и оружейником. Вскоре после пленения имама Шамиля в 1859 г. он открыл мастерскую в Астрахани, куда в 1861 г. к нему переехала и его семья.

Согласно имеющимся сведениям, начальное мусульманское образование Сайфулла-кади получил дома. В Астрахани он учился в одном из местных медресе, а затем еще пять лет ходил в русскую школу, где неплохо выучил русский язык. В годы учебы в Астрахани он познакомился с татарами, обучавшимися с ним в медресе и в русской школе, которые в дальнейшем оказали значительное влияние на его деятельность. В 1869 г. он вернулся на родину, где устроился писцом при русском гарнизоне в Кумухе. В Нагорном Дагестане он продолжает учиться, совершенствуя свои знания в арабском языке, риторике, логике, хадисах и фикхе сначала у известного в Дагестане ученого Хасана ал-Кудали, у которого он также начал изучать медицину. В селении Кудали (ныне Гунибский район) он познакомился с будущим своим преемником Хасаном Хилми ал-Кахи, с которым в дальнейшем поддерживал дружеские отношения. С 1871 по 1875 гг. Сайфулла-кади обучался в согратлинском медресе у прославленного в Дагестане накшбандийского шейха Абдурахмана ас-Сугури (Согратлинского), с которым в свое время обучался и его отец Хусейн. Согласно некоторым сведениям, Абдурахман ас-Сугури хотел через Сайфуллу-кади открыть в с. Ницовкра новый тип медресе, где наряду с религиозными дисциплинами преподавались бы и светские. Это он мотивировал тем, что многие дагестанцы, получив духовное образование, не всегда могли найти работу по специальности, и им приходилось в поисках заработка осваивать другие профессии. Поэтому Абдурахман ас-Сугури считал необходимым, чтобы, помимо ученых-богословов, в этом медресе готовили бы специалистов разных профессий – врачей, ювелиров, оружейников и т. д. К сожалению, эта идея Абдурахмана ас-Сугури не была претворена в жизнь.

Уже в молодости Сайфулла-кади испытал гонения со стороны российских властей, опасавшихся мусульманского повстанчества на Северном Кавказе. Есть сведения, что он был сослан в Саратовскую губернию по подозрению в участии в антироссийском восстании 1877 г. и связях с согратлинским шейхом. В этом отношении интересно одно письмо Сайфуллы-кади, датируемое 27 июня 1878 г. В одном из своих писем на арабском языке некоему Саиду-афанди, видимо, сосланному в глубинку Российской империи за участие в восстании, Сайфулла-кади пишет о положении арестантов и отмечает: "… Все в здравии и благополучии, и нас печалит только разлука с Вами… Все, что случилось с нами (имеется в виду арест участников. – Ш.Ш.), произошло не по нашей воле, а согласно решению Всевышнего Аллаха и Его предписанию, которое ничто не изменит. И в нас нет ничего, кроме смирения Его воле и подчинения ей…". Далее Сайфулла-кади пишет об описи имущества сосланных арестантов, проведенной представителями царской администрации, о порядке отпуска арестованных на работы, о добровольцах, записавшихся на фронт. Примечательно, что в этот период сам Сайфулла-кади находился на родине, о чем свидетельствует конец письма: "От вашего слуги Сайфуллы б. Хусайна ан-Ницубкри 25 джумада II 1295 г. (28 мая 1878 г.). И я, упомянутый Сайфулла-кади, нахожусь в Кумухе в доме покойного Хаджи Ада". Вероятно, Сайфулла-кади был выслан в Саратовскую губернию в более поздний период.

В ссылке при посредничестве местных влиятельных татар Сайфулла-кади был прикреплен на работу к немецким врачам, приглашенным поволжскими колонистами из Германии. У немцев Сайфулла-кади, уже имея начальное медицинское образование, совершенствовал свои знания по медицине. В течение почти одиннадцати лет работая с немцами, он не только освоил немецкий язык, но и написал три книги по медицине. Одно из этих сочинений по медицине на арабском языке с рецептами на русском, латинском и лакском языках хранится в РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Другое сочинение на русском языке вместе с большинством его книг пропало во время погрома деникинскими войсками его дома в Темир-Хан-Шуре. Третье его сочинение по медицине на немецком языке, по словам Сайпуллаха Башларова, было на руках брата его отца – Гаджи-Абакара. К сожалению, о судьбе этого сочинения ничего не известно.

Есть сведения о том, что в 1889 г. Сайфулла-кади был аттестован немецкими врачами и получил врачебный диплом, позволивший ему стать практикующим медиком. До 1891 г. он работал врачом в Поволжье, затем три года во Владикавказе и еще четыре года в железнодорожной больнице Ростова-на-Дону. После многолетней врачебной практики он получил в 1905 г. место в одном из обновленных медресе Уфы, в котором он проработал до своего возвращения в Дагестан в 1909 г. Здесь необходимо отметить, что, в отличие от современных ему дагестанских ученых, высланных в разное время за участие в восстании 1877 года, Сайфулла-кади легче адаптировался к чуждой для него российской действительности в ссылке. Наряду с традициями средневековой дагестанской учености, он впитал в себя идеи мусульманского обновления из Поволжья, а также светской европейской науки. С другой стороны, это заставляло его острее ощущать свою неприкаянность, оторванность и от европейской, и от мусульманской культуры. Не случайно по прибытии в Темир-Хан-Шуру в одном из своих писем Хасану ал-Кахи он писал, что находится в некотором замешательстве: "Однажды удод, находясь в своем гнезде с плохим запахом, естественно, испытывая отвращение, захотел перелететь в другое, более чистое гнездо. Одна из его подруг птиц спросила его: "Куда ты собираешься переселиться?" Удод ответил: "Мое гнездо неприятно пахнет, и я хочу переселиться в чистое гнездо". Тогда птица сказала: "Переселение не поможет тебе, так как дело не в гнезде, а в тебе". Такое же состояние, как у этой птицы, и у меня. Я думал, что, переселившись сюда, переменив место жительства, я буду в лучшем положении, чем был у себя на родине. Однако здесь я в большем замешательстве, чем был дома".

По возвращении домой на деньги, выделенные крупными казанскими и астраханскими промышленниками и купцами, он построил дом в Темир-Хан-Шуре в районе железнодорожного вокзала. Следует отметить, что богатые казанские и астраханские коммерсанты финансировали многие торговые операции и благотворительную деятельность Сайфуллы-кади. В частности, на их деньги Сайфулла-кади купил при посредничестве известного дагестанского ученого и просветителя Абусуфьяна Акаева (1872–1931) 25 гектаров земли в селении Верхнее Казанище и передал их для кладбища, где впоследствии и был похоронен он сам. Крупные татарские промышленники хотели через Сайфуллу-кади открыть свои торговые представительства в Темир-Хан-Шуре, чтобы скупать у населения изделия местных мастеров: оружие, ювелирные украшения, изделия кубачинских мастеров, ковры, бурки и т. д., развивать торговые отношения с Дагестаном. Однако эти планы сорвала революция 1917 г.