Салах межиев биография

28.06.2018 0 Автор admin

Чеченская Республика уже давно ассоциируется у россиян со стабильностью и спокойствием, хотя совсем недавно здесь гремела война. В регионе открываются парки, университеты, строятся небоскребы, а детских домов нет в принципе.

— Салах Митаевич, Чечня сейчас один из самых спокойных регионов в России. В этом большая заслуга духовенства. Через что пришлось пройти, чтобы добиться этого?

К сожалению, пришлось пройти через две войны, через разруху, плачь матерей, жен и детей. Такого опыта, как у чеченского народа, нет ни у кого. Хватает тех, кто говорит громкие слова, но так, как об этом может рассказать Рамзан Кадыров — никто не сможет. Он был с самого детства рядом со своим отцом, Ахматом-Хаджи Кадыровым, который был великим алимом и муфтием, разбирался в религии, в истинном пути. Он говорил, что ваххабизм и терроризм — зло, что это не религия и, таких людей надо из Чечни выдворить. Ахмат-Хаджи еще в начале 90-х говорил, что действия ваххабитов приведут к войне, но Масхадов его не послушал. 

После этого народ выбрал Рамзана Кадырова, сплотился возле него. Он объединяет нас на истинном пути и противодействует тем, кто целенаправленно хочет разделить народ и сеет зло — экстремистскую идеологию. Наши духовные ценности очищены от нечисти. Это было нелегко, и сегодня нелегко, ведь на западе до сих пор есть цель раскачать обстановку.

В Афганистане из-за авианалета на религиозную школу погибли 150 хафизов-детей и никто об этом ничего не говорит, когда на Ближнем Востоке в Палестине, секторе Газа, Ливии, Сирии, Ираке люди умирают тысячами, никому нет дела. А в Чечне нацелено ищут какие-то причины, чтобы из-за них раскачать ситуацию внутри страны. Но это никому не удастся.

Россия тоже цель для запада, но они не везде раскачивают, а там, где уже однажды получилось. Здесь же были спецслужбы большинства западных стран. Шайтаны, которые здесь находились, были их агентами. Сейчас им не нравится, что мы живем спокойно, что люди учатся, набираются знаний, ходят в детские сады, школы, университеты. Утром у нас человек идет на работу, вечером возвращается, содержит и кормит свою семью, радуется жизни, зеленым паркам. Разве не это счастье ищут люди? Но кого-то это не устраивает. На всех конференциях, в том числе и в арабском мире, мы делимся этим опытом и знаниями, нас просят об этом.

— Мусульманская община Чечни в последние годы быстро развивается. Что она сейчас из себя представляет, какие планы?

Члены мусульманской общины у нас посещают мечети, держат пост. Женщины одеваются порядочно, придерживаются канонов Ислама. Люди, конечно, не без греха, но в общем если взять, то придерживаются правил. Остерегаются запретного, негативных проявлений. У нас, по поручению Главы республики, функционирует Единая концепция духовно-нравственного воспитания и развития подрастающего поколения республики, где все министерства, ведомства и духовенство связаны, другими словами, взаимодействуют. Во всех учебных заведениях проводится профилактика наркомании, духовно-нравственные ценности распространяются и пропагандируются, уважение к старшим и так далее. Я считаю, что мусульманская община идет вверх.

Сейчас у нас 1080 мечетей, 18 официально зарегистрированных медресе, а с примечетскими в районе 150. Исламский университет, исламский институт, школы хафизов, которые получили первое место в мире. Их шесть, строится седьмая. Мы просим Аллаха, быть достойными этой милости и, чтобы смогли все это уберечь.

— Как взаимодействуете с властями? Часто ли встречаетесь с Рамзаном Кадыровым?

— Помимо того, что я Муфтий Чеченской республики, я имею честь быть Советником Рамзана Кадырова. Мы каждый день вместе делаем утренний намаз. Мы здесь не просто на работе. Слова "команда Рамзана Кадырова" означают, что мы братья и на этом пути не ради работы и зарплаты, а ради цели, которую поставил Ахмат-Хаджи Кадыров. Эта цель — мир и процветание на этой земле. Мы часто собираемся, советуемся, обсуждаем проблемы. Идет насыщенная работа.

— Как в Чечне сейчас уживаются разные конфессии? Недавнее нападение на церковь Архангела Михаила в Грозном Вы осудили одним из первых. Как складываются ваши отношения?

— У нас очень хорошие отношения со всеми конфессиями, они такими и должны быть по Исламу. В хадисе Пророка Мухаммада (да благословит его АЛЛАХ1 и приветствует) говорится, что нельзя чинить бесправие, убивать детей, стариков, женщин, причинять вред храмам и священнослужителям. Праведный халиф Умар ибн Аль-Хаттаб не потревожил священников, не причинил вред церквям, когда вошел в Иерусалим, храбрый Салахуддин аль-Айюби при взятии Иерусалима, не убивал детей, женщин, стариков — пощадил всех.

Пророк (Мир ему) сказал, если вы причините вред иноверцу, живущему среди вас, завтра в Судном дне, я буду вашим врагом. Мы, следуя за Исламом, будучи мусульманами, стараемся жить со всеми в мире и согласии.

— Как проходит работа с молодежью?

Муфтий Чечни сделал заявление в адрес Равиля Гайнутдина

Существует Единая концепция работы с молодежью. Начиная с детского сада проводят проповеди, просвещают во всех учебных заведениях в тех темах, которые актуальны. У нас есть несколько молодежных клубов: "Ахмат", "Путин" и др, где собирается молодежь, с которой там насыщенно тематически работают.

— Вы известный борец с экстремизмом. Как его искоренить?

— Экстремизм и терроризм появляются из-за того, что используются неправильные учения, неверные толкования. Все беды происходят от незнания. Когда мы оставляем в головах молодежи вакуум, он заполняется нашими врагами. Молодой человек или девушка, как расцветающий цветок — может быть красивым, приятно пахнуть, а может погибнуть, стать вялым. Тогда из него идет другой запах и его хочется вынести из комнаты. Чтобы наша молодежь процветала, надо распространять правильные знания. Это зависит от программ религиозных школ, от преподавателей, лекций, родителей, которые несут ответственность за свою семью, в первую очередь. Начиная с имама села, администрации, старейшин, родителей — все должны сплотиться и общими усилиями дать правильное воспитание молодежи, направить ее в благое русло.

Даже некоторые духовные деятели в России осуждают нас, когда мы жестко реагируем на проявления экстремизма. Но мы и будем так делать, почему нет? Они просто не видели то, что видели мы. Когда мы играем с этими течениями, допускаем их, они внедряют свою литературу, своих людей в образовательную сферу, делают сайты и там понемногу начинают сеять смуту.

Мы считаем, государство должно знать, что такое истинный Ислам. Если мы не конкретизируем, не будет научного объяснения вероубеждениям Ислама, правоведению и так далее, то откуда государство может об этом знать? Мы должны четко заявлять, что такое ваххабизм, экстремизм и так далее. Как мы можем молодежь от этого предостеречь, если не можем молодежи прямо объяснить, что это? Борьба с терроризмом и экстремизмом должна в первую очередь вестись знаниями и наставлениями молодежи. Если после всего этого человек остается при своем заблудшем мнении, то есть уже только силовой путь согласно законам РФ.

В Чечне полностью искоренили экстремизм. Но абсолютного быть не может, шайтан есть везде, и человек не застрахован. Так бывает, что сегодня все в порядке, а завтра он сбился с пути. Везде бывают чрезвычайные ситуации. В Европе больше терактов, чем в России, если уж так говорить. Можно искоренить 99,99 процента, а абсолютность человеку несвойственна.

— Сейчас Главой Чечни ведется обширная работа по возвращению земляков, в частности, из Сирии. Какую помощь им оказывают, как перевоспитывают?

— Рамзан Кадыров сейчас возвращает наших земляков не только из Сирии, но и из других стран, и не только в Чечню, но и в другие регионы России, СНГ. С ними, заблудшими, надо работать, конечно. Некоторые, кто возвратился, после профилактической беседы влились обратно в общество, избавились от мыслей нечестивых. Но когда человек там видел, как режут людей, зверства, бесчеловечность, то они и на родину возвращаются потерянными. Они там были как пленные, а мы должны их вызволять.

Вполне естественно, что с ними проводятся беседы. Надо посмотреть, "болен" ли этот человек, я имею в виду сердцем, мыслью. После этого мы решаем, нарушена ли у него психика или нет, насколько он сбит с толку, решаем как с ним работать дальше. Задаем вопросы, понимаем, как с ним общаться дальше.

Шайтаны в Сирии полностью разгромлены, жалкие остатки ждет то же самое. Но если бы мы поменялись местами, они бы разве нянчились с нами? А мы их возвращаем, реабилитируем и делаем все возможное, чтобы они снова стали счастливыми людьми в родной стране.

— Как отдыхаете в свободное время, есть какие-то хобби, увлечения?

Свободного времени у меня не так много, но когда оно бывает, я выезжаю в горы. Особенно люблю лошадей, верховую езду. Мы выходим в короткие и длинные походы. Это, кстати, очень полезно для здоровья. К тому же, когда выезжаешь в горы, видишь силу. Почему ты радуешься, когда уходишь на природу? Потому что душа простая и мир простой, душе несвойственна та роскошь, которую мы создаем вокруг себя, поэтому она и тянется к натуральному.

Горы, леса, поля, озера, кони — все это обогащает душу, ты чувствуешь энергию. Заряжаешься ею и возвращаешься назад к работе. Самый дальний поход у меня был в Нашх (высокогорная область на юго-западе Чечни — прим. "РГ"), примерно 120 километров от Грозного. Это было в месяц Рамадан, в пост, поэтому был сложный поход. Утром вышли, сделали большой бросок, как Суворов через Альпы, а вечерний намаз уже там делали.

Биография: Салах Межиев родился 10 января 1977 года в городе Грозном в поселке Мичурина, здесь же вырос и с 10 лет учился на дому у мудрецов-алимов. Медресе (мусульманское учебное заведение, выполняющее роль средней школы и мусульманской духовной семинарии — прим. "РГ") и исламских университетов в Чечне не было, никакого исламского высшего учебного заведения Салах Межиев не заканчивал. В 90-х годах был директором медресе в поселке Мичурина, в котором также и преподавал воспитанникам. Официально в духовенстве с 2004 года, где начинал с советника Муфтия ЧР, затем работал заместителем Муфтия ЧР, а в 2014 году единогласным решением был избран Муфтием Чеченской Республики.