Служба в царской армии

21.06.2018 0 Автор admin

Загадки истории

Жалование в царской армии

Что такое жалование в царской армии? Это постоянная ежемесячная плата за службу. Она являлась частью содержания, в которое, помимо жалования, входили столовые деньги, квартирные деньги, добавочное содержание. Всё это вместе и составляло заработную плату генералов и офицеров. Что же касается рядовых чинов, то между ними и офицерским составом была как социальная, так и финансовая пропасть. Поэтому унтер-офицеры и рядовые получали во много раз меньше благородных господ.

Но чтобы ощутить в полной мере те деньги, которые получали военные, необходимо знать их покупную способность. Булка белого хлеба стоила 7 коп, макароны стоили 10 коп (это за 1 фунт). Рафинад за фунт стоил 30 коп. Литр молока стоил 14 коп, а вот литр сметаны тянул на 80 коп. Телятина за фунт стоила 35 коп, а свинину можно было купить за 15 коп. Фунт чёрной икры оценивался в 90 коп, что же касается красной икры, то она стоила 1 руб. 20 коп.

Хорошую рубашку можно было приобрести за 3 рубля. Деловой костюм тянул на 8 рублей. Яловые сапоги, в которых ходила большая часть мужчин, оценивались в 5 руб. Лёгкие летние ботинки стоили 2 рубля. Хорошую лошадь можно было купить за 150 рублей, а дойную корову за 60 рублей.

Рабочие низкой квалификации получали 35 руб. в месяц, а высококвалифицированный рабочий класс ежемесячно клал в карман от 80 до 120 рублей. Врачи земских больниц имели жалование 80-110 руб. Зарплата учителей варьировалась в пределах от 90 до 150 рублей. У высших государственных чинов зарплата достигала 1000-1500 рублей.

Аренда квартиры где-нибудь на окраине города составляла 5 руб. В центре Москвы или Санкт-Петербурга аренда хорошей просторной квартиры тянула на 70-75 рублей. Вот такие цены и зарплаты гражданских людей были в царской России перед началом Первой Мировой войны.

А теперь давайте рассмотрим жалование в царской армии. Как уже говорилось, оно являлось частью содержания, то есть общей суммы, которую получали военнослужащие. В начале XX века она была следующей: полному генералу платили 770 руб. в месяц. У генерал-лейтенанта выходило 500 руб., а полковник получал 325 руб. Капитану полагалось 145 руб., а поручик имел месячное содержание в размере 55 руб.

Столовые деньги получали офицеры от капитана и выше, а их сумма напрямую зависела от должности. Согласно армейской традиции высшие командиры регулярно собирали у себя подчинённых офицеров на общие обеды. Вот с этой целью и выделялись так называемые столовые деньги. Командир полка для подобных нужд получал 175 рублей. Но при должной экономии он мог потратить на обеды 80-110 рублей, а то, что оставалось, клал себе в карман.

Офицеры царской армии

Надо сказать, что в 1909 году младшим офицерским чинам ввели добавочное содержание или дополнительное жалование. Связано это было с низкими зарплатами. Поручику прибавили 15 рублей, капитану 40 рублей, а подполковнику аж целых 55 рублей в месяц. Это улучшило материальное положение офицеров младшего и среднего звена.

Жалование в царской армии также зависело от места службы. Одно дело служить в европейской части Российской империи, а другое тело тащить службу где-нибудь на Кавказе, в Сибири, Средней Азии. Таким бедолагам платили усиленное жалование. Ну и, конечно, государь и его ближайшие подчинённые не забывали о гвардейских частях. Так выплаты проводились по своей сетке. К примеру, гвардейский капитан получал тут же сумму, что и армейский подполковник.

Теперь поговорим о квартирных деньгах. Их получали те офицеры, которые снимали жильё. При этом учитывались звание офицера, населённый пункт проживания и конкретное место проживания. В столице и губернских городах платили больше, так как цены на жильё были высокими. Так в Москве капитан получал 45 рублей квартирных денег. В эту сумму входило и содержание конюшни. А если капитана переводили в маленький городок где-нибудь в Польше, то квартирных денег ему выплачивали уже 14 рублей.

Высшие чины получали не только квартирные, но и фуражные деньги. Последние шли на прокорм лошадей и составляли в месяц 15 рублей на одну лошадь. Имелось также путевое довольствие. Выплачивалось оно во время командировок. Состояло из прогонных денег и суточных выплат.

Не были забыты и молодые офицеры, только-только закончившие военные училища. Им выплачивали единовременное пособие в размере 300 рублей. На эти деньги они покупали себе полный комплект офицерской формы, лошадь, сбрую, седло. То есть экипировались по полной программе, чтобы достойно служить царю и отечеству.

Когда началась Первая мировая война, военнослужащим русской армии выплатили подъёмные деньги. Суммы напрямую зависели от званий. Генералы получили по 250 рублей, старшие офицеры по 150 рублей, а младший офицерский состав по 100 рублей. Но те, кто находился в действующей армии, получили в 2 раза больше. Штабным офицерам выплатили в 1,5 раза больше, а тыловикам подъёмные выдали, но ни копейки не прибавили.

Следует также сказать, что жалование в царской армии с началом войны увеличилось в 1,4 раза. К примеру, жалование подполковника составляло 90 рублей, а достигло 124 рублей. И так произошло со всеми чинами. Помимо жалования увеличились столовые деньги, добавочные жалования и ввели порционные деньги. Последние компенсировали лишения, которые испытывали офицеры в походной жизни. Такая компенсация составляла для низших офицерских чинов 2,5 руб. в сутки, а для высших – 20 рублей в сутки.

А какая была ситуация с пенсиями в царской армии? Военную пенсию получали те офицеры, которые имели выслугу 25 лет. Им выплачивали 50% от последнего содержания. Вычитались только квартирные, единовременные пособия и доплаты военного времени. За каждый год службы свыше 25 лет прибавлялось 3%.

Служба в царской армии 25 лет

А если общая выслуга составляла 35 лет, то тогда размер пенсии достигал 80% от последнего содержания.

Во время военных действий один месяц службы в воюющей армии засчитывался за два. А если человек воевал в окружении или в крепости, осаждённой неприятелем, то тогда один месяц засчитывался за год. Если же офицер попадал в плен, то ему шёл обычный воинский стаж. Были и персональные пенсии за особые заслуги. Их назначал лично государь.

Офицерским вдовам и детям выплачивались пенсии на мужей и отцов, если те пали на полях сражений или умерли от полученных в боях ран. Вдовам такие пенсии назначались пожизненно, а дети получали их до своего совершеннолетия.

А много было военных пенсионеров в царской России? В начале 1915 года в русскую армию было призвано 4 млн. 700 тыс. человек. А пенсии выплачивали 40 тыс. бывших военнослужащих. То есть таких людей было сравнительно не много на всю огромную империю.

Если во время военных действий офицер оказывался в плену, то его семья получала половину содержания кормильца. А вот квартирные деньги выплачивались полностью, если семья жила в съёмной квартире. Возвратившись из плена, офицер получал не выплаченную семье половину выплат. Их не давали лишь тем, кто перешёл на сторону врага, то есть предателям.

Теперь поговорим об утер-офицерах и солдатах. Они находились на полном государственном обеспечении, но на карманные расходы им выплачивали небольшое жалование. Рядовым в мирное время выдавали 50 коп. в месяц. Во время войны они получали 75 коп. Унтер-офицерам платили 9 руб. в месяц. В гвардии рядовые получали 1 рубль, а унтер-офицеры 10 рублей.

Солдаты царской армии

Те унтер-офицеры, которые оставались на сверхсрочную службу, получали 25-35 руб. в зависимости от должности и воинской выслуги. А если их семьи снимали жильё, то тогда доплачивали от 5 до 15 руб. в месяц. Жалование солдатам выдавалось в начале каждого месяца, а при призыве в армию давалось единовременное пособие в размере 5 рублей.

В принципе, солдаты жили совсем не плохо. Их обували, одевали, сытно кормили 3 раза в день. В некоторых случаях такая жизнь была даже лучше, чем в деревне. Раненым в сражениях солдатам после госпиталя давали единовременное пособие в размере 10-25 рублей. Если же солдат после ранения терял трудоспособность, то тогда ему полагалась пенсия.

Её максимальная величина достигала 20 рублей в месяц. А если трудоспособность терялась частично, то тогда платили 3-8 рублей в месяц. Семьям мобилизованных солдат выплачивали кормовую норму. Составляла она 4 рубля в месяц на одного человека. А семья могла быть большой: жена и несколько детей.

Для большинства офицеров жалование в царской армии было единственным источником дохода. Поэтому в октябре 1917 года, когда старая власть рухнула, офицерский состав оказался на грани нищеты. А вот рядовые были выходцами из крестьянских семей, поэтому они менее болезненно пережили революцию. Многих из них вообще не волновало копеечное жалование. На повестку дня вышли совсем другие вопросы, от которых зависело будущее каждого конкретного человека в новой стране.

Леонид Журавлёв

Главная / СТАТЬИ / Первая Мировая Война / «За царя и Отечество»… Татары – герои Первой мировой войны

«За царя и Отечество»… Татары – герои Первой мировой войны

Автор: Ильдар Мухамеджанов
Дата: 2016-07-10 21:52

Наш небольшой рассказ посвящён рядовым этой войны – российским мусульманам-татарам, сражавшимся «за царя и Отечество», соблюдавшим присягу, данную на Коране. Следует отметить, что, как и всё мусульманское население Российской империи, солдаты-мусульмане составляли лишь небольшой процент от общего числа военнослужащих. Кроме этого, до войны подавляющая часть мусульман – российских подданных – не призывалась в армию, а лишь уплачивала специальный налог взамен отбывания воинской повинности. Исключение составляли лишь татары, которых в армию стали брать ещё при Петре I.

Татары также служили в Оренбургском и Уральском казачьих войсках. С началом войны из мусульман были также сформированы Кавказская туземная кавалерийская дивизия (так называемая «Дикая дивизия») и Туркменский конный дивизион. Но подавляющее большинство военнослужащих-мусульман, служивших в «обычных» кадровых частях Российской императорской армии, составляли татары. Татары были представлены даже в такой элитной части, как Рота дворцовых гренадер. В ней служили гренадер Абдусалих Абдулхаликов и унтер-офицер Фуад Бахтияров – оба Георгиевские кавалеры. Следует отметить, что это подразделение, которое насчитывало 136 человек, несло охрану резиденции императора – Зимнего дворца, и если гвардия была элитой армии, то Рота дворцовых гренадер была элитой гвардии. Сюда, зачастую по личному указанию императора, отбирали лучших солдат гвардейских частей. …Хотя стать лучшим солдату-татарину было намного труднее, чем остальным: «…Молодой солдат Мухамеджинов, татарин, едва понимавший и говоривший по-русски, окончательно был сбит с толку подвохами своего начальства – и настоящего, и воображаемого. Он вдруг рассвирепел, взял ружьё на руку и на все убеждения и приказания отвечал одним решительным словом: “З-заколу!” – “Да постой… да дурак ты… – уговаривал его унтер-офицер Бобылёв. – Ведь я кто? Я же твой караульный начальник, стало быть…”. – “Заколу!” – кричал татарин испуганно и злобно и с глазами, налившимися кровью, нервно совал штыком во всякого, кто к нему приближался. Вокруг него собралась кучка солдат, обрадовавшихся смешному приключению и минутному роздыху в надоевшем ученье…» (А.

Почему раньше служили 25 лет?

Куприн, «Поединок»). В годы Первой мировой войны в русскую армию было призвано от 1 до 1,5 миллионов мусульман, что составляло 10 % от всей численности русской армии.
 
Военная летопись полна примеров доблести и геройства солдат-мусульман. Вот, например: «Гильманов Дильмухамет – рядовой, 121-й пехотный Пензенский полк, команда разведчиков – Георгиевский крест 4 степени № 190464. “С 16 на 17 февраля 1915 года при ночной разведке в селе Лужно, при первой и второй атаке противника, превосходящего численностью, личным мужеством и храбростью содействовал успеху контратаки”». Или: «Зайпулин Шайкомал – рядовой, 70-й пехотный Ряжский полк – Георгиевская медаль 4 степени № 566297. “За отличия, оказанные при молодецкой атаке 10 сентября 1915 года укреплённой позиции у деревень Чижевичи и Малмычи”». «Кунабаев Гайфула – ефрейтор, 121-пехотный Пензенский полк, команда разведчиков – Георгиевский крест 4 степени № 190476. “1 марта 1915 года, производя разведку в селе Лужно, пробрались к неприятельской сторожевой заставе, примером личной храбрости увлекли товарищей, перекололи 8 австрийцев и выяснили расположение противника”». А вот младший унтер-офицер 2-й Сибирской стрелковой бригады Шагиахметов Мухамет Мухаметович 29 марта 1916 года был удостоен сразу двух Георгиевских крестов – 3 и 2 степеней «от имени Его Императорского Величества, Его Императорским Высочеством Великим Князем Георгием Михайловичем “За мужество и храбрость, проявленные в боях с 1 по 5 июля 1915 года и с 5 по 15 марта с. г.”». К сожалению, в приказе не отмечено, что конкретно сделал Мухамет Шагиахметов, но следует учитывать, что 2 и 3 степени «Знака отличия Военного ордена» (так официально назвался этот орден, который в народе назвали Георгиевским крестом или просто «Георгием») присваивались за исключительные военные подвиги, совершённые на поле боя. Интересна судьба полного Георгиевского кавалера унтер-офицера Ибрагима Ждановича. Он происходил из польско-литовских татар. Родился в семье имама. На службу в армию был призван в 1911 году. За время войны был награждён всеми четырьмя степенями Георгиевского креста и четырьмя Георгиевскими медалями, то есть, как тогда говорили в армии, «имел полный Георгиевский бант». После революции он не захотел принимать участия в братоубийственной Гражданской войне и эмигрировал в Аргентину. Вернулся на Родину в 1938 году, где и умер в 1943 году. Но татары-мусульмане воевали не только в пехоте. Об этом свидетельствует, например, наградной лист Ибрагимова Мартуза Ибрагимовича – кочегара унтер-офицера 1 статьи с крейсера «Громобой». Он был награждён Георгиевской медалью 3 степени «За выдающееся мужество и хладнокровие во время боя с неприятелем» и Георгиевским крестом 4 степени № 559238 «За то, что во время атаки неприятельской подводной лодки заметил и быстро исправил серь`зное повреждение котла, чем дал возможность крейсеру иметь самый полный ход и благополучно уклониться от неё» .

Ещё один татарский «морской волк» Минваев Муфтахутдин Муфтахудинович – старший комендор линейного корабля «Слава» – был награждён Георгиевской медалью 3 степени № 105413 «За мужество, храбрость и самоотвержение, проявленные при обстреле неприятельских позиций». Следует отметить, что награждали солдат-мусульман гораздо реже, чем их сослуживцев-христиан. Чтобы не быть голословным, можно сослаться на журнал «Военная быль» (№ 41, март 1960 года), который издавался русскими офицерами-эмигрантами в Париже. Так, в очерке «Из боевой жизни 40-го Колыванского полка» в отношении награждения солдат-мусульман говорится следующее: «Но обычно, как бы храбро ни воевал солдат, Георгиевский крест получал редко. "На что татарину крест? – сказал когда-то своему командиру капитану К. его ротный писарь, – он же не христианин, а мусульманин, и носить его не будет". Так, по-видимому, думал не только ротный писарь капитана К., потому что случаи награждения солдат-мусульман были очень редки». Но этот писарь был не прав. Татары-мусульмане носили свои боевые награды как знак отличия, которым их наградили за заслуги перед Отечеством. Свидетельством тому – старые фотографии заслуженных воинов. Недаром поэт сказал: «Вглядись, и ты увидишь в них историю России…».