Соболезнования на татарском языке

15.08.2018 0 Автор admin

7. ПРИВЕТСТВИЯ И ОТВЕТЫ

Марша вогІийла! Здравствуй!

Марша догІийла! Здравствуйте!

Марша Іойла! Счастливо оставаться!

Марша гІойла! Счастливо! (Отбывающему.)

Ассалам Іалайкум! Здравствуй! (К мужчинам.)

Ва Іалайкум салам. Здравствуйте! (Ответ мужчин.)

Муха Іаш ду шу? Как поживаете вы?

Муха Іаш ву хьо? Как поживаешь ты?

Муха Іаш ю иза? Как поживает она?

Дика Іаш ву//ю иза. Хорошо она (он) живет.

Могуш лелий? Как здоровье?

Дукха вехийла!

Что случается с душой, когда человек умирает?

Живи долго!

Іодика хуьлда хьан (шун)! До свиданья (ты, вы)!

Еще раз вспомните о глаголе ( й, б, д) ву — есть (3 л. ед.ч.). В чеченском предложении глагол-связка не опускается в настоящем времени, как это бывает в русском языке.

Тахана де дика ду. Сегодня день (погода) хорошая есть.

(Сегодня день хороший.)

Майра кІант ву Храбрый парень есть. (Храбрый парень.) ГІуллакх муху ду? Дела как есть? (Как дела?)

Упражнение. Прочтите вслух предложения, добиваясь непринужденности интонации вопросов и ответов.

И тІоьрмиг хьенан бу? Шун бу иза? Эта сумка чья? Ваша?

ХІан-хІа! И тІоьрмиг сан бац. И тІоьрмиг Маликин бу. Нет, нет! Эта сумка не моя. Эта сумка Малики.

МосалгІа сахьт ду? Который час!

ШолгІачух ах даьлла. Половина второго.

И книга муха ю (йу)? Какова эта книга?

И книга чІогІа хаза ю (йу). Эта книга очень интересна.

Как мы уже говорили, глагол с классным показателем ю (й), б, д, ву имеет все формы лица. Причем эти формы очень активно употребляются в речи. Они никогда не опускаются (как это бывает в русском языке).

Однако в речи при глаголе употребляется и личное местоимение. Например:

Хьо мила ю (ву)? Кто ты (есть)?

Со студент ю (ву). Я студент(ка) (есть).

Хьан фамили муха ю? Как ваша фамилия?

Сан фамили Вахаев ю. Моя фамилия Вахаев.

Хьан цІе муха ю? Сан цІе Султан ю. Меня зовут Султан.

Хьан маса шо ду? Сколько тебе лет?

Сан берхІитта шо ду. Мне 18 лет.

Хьо мичара ву? Ты откуда?

Со Гуьмсера ву. Я из Гудермеса.

Хьан доттагІ мичара ву? Откуда твой друг?

Сан доттагІ Шелара ву. Мой друг из Шали.

В чеченском языке нет вежливой формы обращения, как в русском языке.

При разговоре вместо вы — есть, используется ты — есть.

Например:

Хьан фамили муха ю? Как твоя фамилия?

Хьо мичара ву? Ты откуда?

Упражнение. Переведите на русский язык, разберитесь в точном значении глаголов.

Марша вогІийла, Руслан! Хьо мичара вогІуш (идущий — деепричастие) ву? Могуш лелий хьо? Селхана суна Ваха гира (видел). Муха Іаш ву иза? Иза чІогІа дика Іаш ву.

Как видим из таблицы гласных фонем, в чеченском языке имеются долгие и краткие звуки, которые по смыслу (фонетически) противопоставляются друг другу. Например:

аа — а ааса ремень — аса я

са прибыль — са душа

ии — и ииза тяни — иза он, она

миила выпивайте — мила? кто?

ее — е вееха живет — веха опьянеет

веели вышел, закончил — вели умер

оо — о доогІа замок, ключ — догІа дождь

даага гореть — дага ручка топора

уу — у шуу подъем — шу вы

бууса надуть — буса ночью

Кроме того, фонемы -а, -и, -е, -о, -у могут быть полудолгими, краткими, но на письме они не фиксируются, отличаются же от долгих гласных фонем признаками долготы и краткости.

Долгими и краткими могут быть и дифтонги -иэ, -уо, переда-ваемые на письме через -е, и -о, например:

дуо сапетка — до делает

гІуо иди(те)- гІо помощь

дииэ делай — де день

лииэ говори, умри — ле умирает

Упражнение. Внимательно прочитайте и произнесите долгие и краткие гласные фонемы в данных примерах.

Упражнение. Выпишите в свой словарик все незнакомые вам слова этого занятия и затем громко прочитайте их вслух.

Поиск Лекций

Что нельзя говорить при выражении соболезнования

Нередко слова утешения и поддержки в адрес скорбящего оборачиваются противоположной стороной, причиняя ему еще большие страдания и вызывая агрессию, обиду или разочарование. Почему так происходит? Какие ошибки мы совершаем при выражении соболезнования?

1. Отделываемся формальными, банальными и бессмысленными фразами.

2. Пытаемся «утешить» будущим. «Пройдет время, еще родите» (если умер ребенок), «Ты красивая, потом обязательно выйдешь замуж» (если умер муж) и подобные «утешения» — это совершенно бестактные заявления, говорить которые человеку в острой фазе горя противопоказано. Он еще не оплакал, не пережил настоящую потерю, будущее его не интересует и кажется призрачным, так как больно и плохо ему здесь и сейчас. Поэтому подобное «утешение» вместо того, чтобы дать надежду на счастливую жизнь, ранит со страшной силой и усугубляет скорбь.

Люди, которые говорят: «Не плачь, всё пройдет», сами того не подозревая, дают совершенно неверную установки горюющему, лишая его возможности выразить свои эмоции, боль и слезы. Благодаря таким «рекомендациям» человек может запретить себе плакать, начнет сдерживать себя, а это рано или поздно способно привести к нервным срывам, инфаркту, бессоннице, не говоря уже о затягивании периода горевания.

«Не волнуйся, всё будет хорошо» — еще одно довольно пустое выражение, которое соболезнующий представляет себе как оптимистичное. Но переживающий горе совсем по-другому воспринимает эти слова. Пока он не видит ничего хорошего и не стремится к нему. В данный момент ему не очень важно, что будет потом. Он еще не смирился с потерей и не в силах представить себе, как выстраивать дальнейшую жизнь без дорогого человека. Поэтому такой «позитив» будет его скорее раздражать, чем помогать.

«Ужасная трагедия, но время лечит» — общераспространенная фраза, смысл которой ни горюющий, ни сам говорящий не понимают. Лечить душу могут Бог, молитва, дела милосердия и милостыни, но не время. Безусловно, через год-два человек адаптируется к новым обстоятельствам и привыкнет к утрате. Но в любом случае бессмысленно говорить скорбящему о целебной силе времени, когда жизнь для него остановилась, боль еще слишком остра и нет веры в то, что в будущем что-то изменится. Ведь ему кажется, что так плохо будет теперь всегда.

Нельзя при выражении соболезнования произносить пожелания, ориентированные в будущее. Например: «Желаю быстрее всё забыть и выйти на работу», «Надеюсь, что ты скоро восстановишь здоровье», «Поскорее приходи в себя» и т. п. Во-первых, подобные выражения совсем не утешают. Во-вторых, все они направлены на перспективу, которую в состоянии острого горя человек не видит. В лучшем случае эти слова уйдут в пустоту. Но, возможно, скорбящий воспримет их как призыв закончить горевание, к чему он никак не готов, что вызовет с его стороны негативные реакции.

3. Находим в трагедии позитив и обесцениваем утрату.

Когда мы пытаемся отыскать в смерти что-то хорошее, какую-то выгоду и внушаем эти мысли переживающему утрату, думая что тем самым облегчаем его боль, то глубоко заблуждаемся. Горечь от потери не становится меньше, и случившееся по-прежнему воспринимается как катастрофа.

«Ему так лучше. Столько болел. Наконец-то отмучился», — такие слова нередко вызывают неприятие и даже агрессию со стороны горюющего, даже если он и признает правоту данного утверждения. В некоторых случаях это может спровоцировать обиду на ушедшего («Тебе сейчас хорошо, ты не страдаешь, а мне плохо») или стать источником чувства вины перед ним.

Часто при выражении соболезнования звучат и такие утверждения: «Хорошо хоть мать не пострадала», «Тяжело потерять ребенка, но ведь у вас еще есть дети». Их тоже стоит избегать. Какие бы аргументы вы не приводили, легче от этого не становится. Скорбящий, конечно, понимает, что могло быть хуже, что он потерял не всё.

Но разве это утешение? Мать не заменит умершего отца, а второй ребенок не сможет заменить первого.

Каждый знает, что невозможно утешить погорельца тем, что у него дом сгорел, а машина осталась.

А больного тем, что у него обнаружили диабет, а не раковую опухоль.

«Держись, ведь другим еще хуже», «Не ты одна такая, многие страдают. Вот у тебя муж, а у них дети погибли» и т. п. — тоже довольно распространенный случай, при котором соболезнующий пытается сравнивать горе разных людей. При этом он рассчитывает на то, что горюющий таким образом поймет, что его потеря не самая страшная, бывает еще тяжелее, и ему от этого полегчает. Но подобные сравнения недопустимы. Во-первых, для нормального человека, когда всем вокруг плохо, не может быть лучше. Во-вторых, переживающий утрату не может проводить параллель между собой с другими. Для него его горе — самое горькое.

4. Ищем «крайнего».

При выражении соболезнования нельзя говорить и упоминать о том, что смерть каким-либо образом можно было предотвратить. Например: «Если бы мы отправили его к врачу», «Почему мы не обратили внимания на симптомы», «Если бы ты не уехал, то, возможно, ничего не случилось», «Если бы ты тогда послушала», «Если бы мы его не отпустили» и т. п.

Такие утверждения вызывают в человеке, который и так сильно переживает, дополнительное чувство вины, что в будущем не может не сказаться на его психологическом состоянии. Это распространенная ошибка — результат нашего неистребимого желания найти «виноватого». В данном случае «крайними» мы делаем себя и того человека, которому приносим соболезнования.

Еще одной попыткой назначить ответственного за случившееся, а не выразить сочувствие, служат выражения: «Надеемся, что полиция найдет убийцу, и он будет наказан», «Этого водителя надо бы убить», «Этих ужасных врачей следует судить». Но как ни возлагай вину на кого-то третьего, как ни осуждай и ни возмущайся, изменить уже ничего нельзя. Наказание преступника не может вернуть умершего к жизни и облегчить боль утраты. Более того, подобные утверждения провоцируют сильную агрессию, которую горюющий может направить не только на виновника смерти, но и в любой момент повернуть сам на себя, чем только усугубит свое положение. Поэтому не стоит разжигать костер ненависти. Лучше говорить о переживаниях скорбящего или об отношении к усопшему.

«Бог дал — Бог взял» — еще одно «утешение», которое на самом деле ничем не помогает, а просто перекладывает «вину» за смерть человека на Бога. Надо понимать, что переживающего горе меньше всего волнует вопрос, кто забрал из его жизни близкого. Неужели от того, что это сделал Бог, а не кто-то другой, станет спокойнее и лучше? Пагубность подобных слов заключается в том, что, переложив вину на Бога, можно вызвать у человека ропот и ненависть к Господу. И что потом? Как быть? Когда спасение самого горюющего и души умершего напрямую зависит от воссоединения с Богом, от общения с Ним через молитву. Вот почему штампы «Бог дал — Бог взял», «Всё в руках Божиих» лучше не использовать. Единственным исключением может стать соболезнование, обращенное к глубоко верующему человеку, живущему духовной жизнью, который понимает, что такое смирение и Божий Промысл. Для таких людей данные слова будут настоящим утешением.

Иногда соболезнующие пытаются переложить всю вину на усопшего, вспоминая его неприглядное поведение и образ жизни: «Это произошло за его грехи», «Ты же знаешь, он много пил», «К сожалению, он был наркоманом, а они всегда так кончают». Такое напоминание горюющему о недостатках близкого, который умер, не только не утешает, но, наоборот, делает потерю еще более трагичной, развивая в нем чувство вины и причиняя дополнительную боль. Невоспитанным сострадальцам не лишним было бы знать, что все проступки и грехи, совершенные человеком в жизни, имеет право судить один лишь Бог. Поэтому брать на себя функции судьи не то что не этично, а просто глупо.

Хотелось бы подчеркнуть, что «утешение» осуждением категорически запрещено.Чтобы не допустить такого бестактного «соболезнования», необходимо помнить широко известное правило: «Об усопших или хорошо, или ничего».

5. Сравниваем боль горюющего со своими переживаниями и горем.

Нередко можно услышать фразу: «Я знаю, как вам трудно, я вас понимаю». Так ли это? На самом деле, когда мы говорим, что знаем чувства другого, — это глубокое заблуждение. Даже если у нас похожие ситуации и нам кажется, что мы испытывали ту же скорбь. Каждое чувство индивидуально, и каждый человек переживает и ощущает по-своему. Никто не может понять физическую боль другого, кроме того, кто ее испытывает. И душа у всех болит по-особенному. Не говорите таких фраз о знании и понимании боли скорбящего, даже если вы переживали подобное. Не надо сравнивать чувства. Будьте тактичны. Уважайте другого человека. Лучше ограничиться словами: «Я могу только догадываться, как тебе плохо», «Я вижу, как ты скорбишь».

Бывает, что при соболезновании люди рассказывают о тяжести своего состояния в надежде, что эти слова помогут пережить горе: «Ты же знаешь, что мне тоже плохо», «Когда у меня умерла мать, я тоже чуть с ума не сошла», «Мне очень тяжело, у меня тоже погиб отец». Иногда это действительно работает, особенно если горюющий вам близок, слова искренни, а желание помочь

велико. Но в большинстве случаев рассуждать о своем горе, чтобы показать собственную печаль, не стоит. Может произойти умножение скорби и боли, что только ухудшит состояние скорбящего.

Как дуа может помочь умершему человеку

Проявляем любопытство. Не рекомендуется при выражении сочувствия бестактно интересоваться подробностями: «А как это случилось?», «А где это произошло?», «А что он сказал перед смертью?». В данном случае такое любопытство совсем не уместно. Подобные вопросы можно задавать, если вы уверены, что горюющий не против говорить об этом и это не нанесет ему травму.

7. Взываем к долгу Часто соболезнование выражают фразами, которые больше похожи на призывы: «Надо жить ради детей», «Ты должна выдержать», «Тебе необходимо сделать это». Такие апелляции к долгу не являются результатом сострадания и сочувствия, поэтому и эффект от них нулевой. Обычно у человека, находящегося в остром горе, они вызывают непонимание и раздражение: «Почему я что-то должен?», «Мне и так плохо, а меня еще к чему-то обязывают!». Это воспринимается как насилие и убеждает в том, что его не понимают.

Возможно, смысл у этих призывов правильный. Но не стоит говорить их в виде соболезнования. Лучше донести эту мысль до горюющего, когда он будет в состоянии понять смысл сказанного.

©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Приход смерти, признаки хорошего и плохого конца