Султан осман 1

22.03.2018 0 Автор admin

Эртогрул и Осман I

История появления Османа I как правителя, оснававшего Османскую Империю, и история его предка Эртогрула Гази

В связи с появлением таких турецких сериалов, как Великолепный век и недавно вышедший сериал Кёсем Султан, в России подогрет интерес к Турецкой истории.

Халиме-султан

В связи с этим мы попытаемся приоткрыть завесу тайны правителя Эртогрула Гази и его сына Османа I, который является основателем Османской империи. Возможно, биография Эртогрула будет полезна тем, кто интересуется турецким сериалом Воскресший Эртогрул.

Воскрешение Эртогрула

Эртогрул Гази (воин) — представитель тюркского племени Кайы (одного из 24 огузских кочевых племен, живших в центральной Азии и Монголии), потомок Гюн Хана.
Эртогрул родился в 1198 году по некоторым источникам близ города Мерв (Юго-Восточная часть Туркменистана, на берегу реки Мургаб). Его отец, Сулейман Шах (1178-1227), сын Кыйа Алпа, был беем племени Кайы. При очередном переходе с одного стойбища на другое он утонул в реке Евфрат. После его смерти правление перешло к Эртогрулу.

Становление Эртугрула

Получив от Сельджукского султана Ала-ад-дина Кай-Кубада I земли, принадлежавшие Румскому султанату, под стойбище на приграничной территории (удж) близ Эскишехира в 1230-х гг, Эртогрул обосновал там бейлик с центром в городе Сёгют.

Этот удж был очень удобен для кочевого племени. Он был малонаселен, имел хорошие пастбища для скота. Но стратегически важную роль играло соседство с византийцами. Войско Эртогрула обогащалось за счет набегов на христианские земли. Такие набеги оправдывались в исламском мире борьбой с неверными.

Быстро богатеющий бейлик привлекал выходцев из других тюрских племен. Войско Эртогрула росло в то время, как правители Анатолийских бейликов были поглощены междоусобными войнами.

В 1258 году у Эртогрула и его наложницы Халиме родился сын Осман (будущий Осман I, основатель Османской империи).

Смерть Эртогрула и становление Османа

3 мая 1281 года скончался Эртогрул. Его похоронили в тюрбе Эртогрула в Сёгюте.
Правителем уджа стал Осман, которому было 24 года. К этому времени он уже зарекомендовал себя как хороший полководец и вождь.

В 1289 году он без особого труда получил от Сельджукского султана Масуда II Гийас ад-дина, который уже практически не обладал властью, титул бея (хана) и соответствующие регалии в виде барабана и бунчука.

Политика Османа I и появление Османской империи

Основной политикой Османа I было расширение бейлика за счет территорий византийцев. В 1291 году он захватил город Меланги и сделал его своей резиденцией. Осман заселил город тюркскими племенами Гермиян и другими выходцами из Анатолии.
В 1299 году в Руме вспыхнуло восстание. Сельджукский султан Кай-Кубад III бежал, спасаясь от мятежников. Осман I воспользовался происходящим и объявил о независимости своего бейлика. Так возникло новое государство — Османская империя.
Но большая часть турецких земель находилась под гнётом монголов. Осман был вынужден платить монгольской династии Хулагуидов дань.

В 1301 году Осман присоединил к своему государству Эскишехир и перенес туда столицу. В 1326 году после 10-летней войны сдалась византийская Бруса (Бурса). При правлении Османа I Османское государство распространилось на всю западную территорию Малой Азии.

Осман умер 9 августа 1326 года. Его тюрба расположена в Бурсе.

Поделитесь ссылкой на сайт с друзьями! Им тоже должно понравиться.

Варварская энциклопедия: Осман I Гази

А, Б, В, Г, Д, Е, Ё, Ж, З, И, Й, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ, Ы, Э, Ю, Я.

Осман I Гази, основатель династии Османов и Османской империи. Турецкая миниатюра 17 века

Основатель Османской империи, прозванный Гази (воин за веру), родился в 1258 г. в Сёгюте. Он был сыном бея Эртогрула Гази из племени кайи, которое проживало в Западной Анатолии, кочуя от равнины Сёгют до плоскогорья Доманич. Детство Османа прошло в селении, находившемся довольно далеко от школ, поэтому он не смог получить хорошее образование. В возрасте 19 лет он женился на Мал-хатун, дочери шейха Эдебали, который считается духовным отцом Османской империи. В этом браке родились двое сыновей — Сельджук Аладдин и Орхан. После смерти своего отца Осман был избран беем племени кайи. Этим был недоволен дядя Османа, Дюндар-бей, который мечтал занять трон после своего брата и считал, что молодому правителю не хватит опыта. Однако большинство членов племени кайи остались верны Осману, который в течение 35 лет стоял во главе созданного им государства, впоследствии названного в его честь. В этот период он провел реформы структур бейлика, став основателем Османской империи и способствуя ее будущему развитию. Он присоединил к своим владениям города Биледжик, Измит, Андранос, Кестель, Имралы, Акхисар, Лефке, Текфурпинари, Еникале, Яникахисар, Муданья, Карамюрсель. Кулаца Хисар, находившаяся рядом с Инегол, была первой завоеванной им крепостью.

Осман прислушивался к советам тестя, шейха Эдебали, которому принадлежала идея создания Османской империи (годом ее возникновения считают 1299, когда была захвачена крепость Инегол). Довольный успехами Османа, анатолийский султан сельджуков Гияседдин Месуд II издал декрет, которым пожаловал Осману титул бея и признал автономию Сёгют и территорий вокруг нее. В то же время успехи Османа обеспокоили наместника Биледжика, который пригласил его на свадьбу своего сына с дочерью наместника Ярхисара, планируя устроить западню. Однако неудачный план был раскрыт находившимся с ним в ссоре наместником Харманкаяси. В ответ Осман напал на Биледжик и занял его земли. Тактика, которую использовал Осман, называлась «игра в игре». Наместник был убит, а дочь наместника Ярхисара, Олофира, была взята в плен, а позже выдана замуж за Орхана, младшего сына Османа.

С одной стороны. Осман занимался территориальной экспансией, с другой — старался сформировать систему государственных институтов. Полномочия и ответственность в области юридических вопросов он решил отдать в руки кади. На захваченных землях он назначал наместников, приступив таким образом к созданию провинций. Его деятельность способствовала приросту населения, увеличивающегося за счет бегущих от монгольского нашествия мусульман и христиан. Усилению Османского государства способствовало то, что дряхлеющая Византийская империя не могла обеспечить личную безопасность и неприкосновенность имущества населению, проживавшему в регионе Мраморного моря и Западной Анатолии. В 1315 г. Осман занял Бурсу, но во время войны заболел и вынужден был отступить в Енишехир. Из-за ухудшающегося здоровья в 1324 г. он передал бразды правления в руки своего сына Орхана. Однако часть полномочий он оставил за собой — вплоть до своей смерти в 1326 г.

ВО ВРЕМЯ СВОЕГО ПРАВЛЕНИЯ ОСМАН I УВЕЛИЧИЛ СВОИ ТЕРРИТОРИИ С 4800 КВАДРАТНЫХ КИЛОМЕТРОВ, ДОСТАВШИХСЯ ЕМУ ОТ ОТЦА, ЭРТОГРУЛА ГАЗИ, ДО ПРИМЕРНО 16 ТЫСЯЧ КВАДРАТНЫХ КИЛОМЕТРОВ.

Глава 1 ЛЕГЕНДА ОБ ЭРТУГРУЛЕ, или КАК ПОЯВИЛАСЬ ОСМАНСКАЯ ТУРЦИЯ

Османы." АиФ / Wehikul Crazu. 2012. Стр. 18-19

Вверх.

На главную страницу.

ОСМАНСКАЯ ТУРЦИЯ, ЕЕ ИСТОРИЯ И НАРОДЫ

Часть 1

Мощная экспансия тюрок совпала с упадком восточного христианства. Новая Римская империя со столицей в Константинополе ослабевала экономически — по мере того как уступала свои владения венецианцам, генуэзцам и совершающим набеги тюркам, и в военном отношении — по мере того как сокращалась армия империи и рушились ее оборонительные рубежи. Четвертый крестовый поход, сопровождавшийся захватом и разграблением столицы Византии Константинополя, подтвердил существование вражды между римско-католической церковью, приверженной папе, и греческой православной, патриарх которой подчинялся императору. Разнообразные факторы, раскалывавшие христианство, не позволяли организовать достаточно эффективный отпор мощной лавине хищных и решительных захватчиков с мусульманского Востока. Тюрки неумолимо надвигались.

Наиболее могущественными среди тех вождей, что руководили тюркскими набегами, были вожди сельджуков — кочевой орды, распространившейся на запад. Они сокрушили всех соперников, выдворили крестоносцев и объединили мусульманскую Азию. С 1037-го по 1300 год они успешно правили державой, простиравшейся в зените могущества от Афганистана до Средиземного моря. В конце концов они стали жертвами монгольских завоевателей и внутренней междоусобицы. Их упадок продолжался до тех пор, пока не сохранили свое господство одни лишь сельджуки Рума в Малой Азии. Но в то время как тюркская держава переживала упадок, небольшие воинственные группы племен утвердились в Анатолии. Среди них всегда существовали отряды гази — мусульманских воинов, которые, не довольствуясь завоеванными территориями, постоянно стремились к продолжению военных походов и расширению границ господства ислама. К XIII веку некоторое число кочевых отрядов гази обосновались в самостоятельных ханствах, почти свободных от власти сельджукских или монгольских вождей, правивших в глубине континента. Одной такой кочевой армией командовал Эртугрул, отец Османа — основателя Османской династии. Здесь смешиваются история и легенда и рождается следующее предание.

Эртугрул, великий полководец из тюркской знати, рожденный повелевать, вел отряд всадников численностью 400 человек через Анатолийское плато, выехав к месту битвы неравных соперников. С благородным рвением он поспешил на помощь меньшему по численности отряду сражавшихся воинов и вместе с ним выиграл битву. Предводителем отряда, которому помог Эртугрул, оказался не кто иной, как Алауддин Кайкобад, султан сельджуков Рума, который в знак благодарности подарил Эртугрулу земли, располагавшиеся вдоль границы с Византией на крайнем северо-западе своих владений. Эртугрула поставили предводителем пограничного войска, наделив его полномочиями защищать владения султана и по возможности расширять их.

Это предание, хотя и в несколько драматизированной форме, дает представление о способах, которыми небольшие воинственные кланы кочевников смогли утвердиться в Малой Азии, как потому, что они располагали определенной военной силой, так и потому, что клонившаяся к упадку сельджукская держава нуждалась в их помощи для отражения угрозы нападения монголов с востока и христиан с запада.

Но спасти последних сельджуков уже ничто не могло. Нашествие на Малую Азию монгольского завоевателя Чингисхана сделало их султана всего лишь данником победителей, а прибывшие новые тюркские племена, согнанные со своих земель монголами, усилили общий хаос до такой степени, что к концу XIII века эта территория оказалась в состоянии анархии. Власть в ней перешла в руки определенного числа фактически независимых племенных вождей. Одним из них был Осман. Его имя на арабском звучит как Оттоман — так его принято называть на Западе.

ГДЕ ПОХОРОНЕН ЭРТУГРУЛ БЕЙ И ХАЛИМЕ ХАТУН??? / THE GRAVE OF ERTUGRUL GAZI AND HALIME HATUN

В 1281 году Осман наследовал своему отцу Эртугрулу. Когда же в 1299 году он провозгласил свою независимость от султана сельджуков, то это было констатацией факта, который сельджуки не могли отрицать. С этого времени начался путь Османа как завоевателя. И хотя его ханство первоначально было одним из самых незначительных среди государственных образований, поделивших между собой державу сельджуков, династия Османа в течение сотни лег одолела большинство своих соперников и основала империю, носившую это знаменитое имя 600 лег.

Часть 2

Халиме-султан (тур. Halime Sultan; ок. 1571 — после 10 сентября 1623) — наложница османского султана Мехмеда III, мать османского султана Мустафы I. Во время двукратного правления сына носила титулы валиде-султан.

Происхождение

Халиме была абхазского происхождения. Точная дата и обстоятельство попадания девушки в гарем будущего султана Мехмеда III не известны. Халиме стала любимицей Мехмеда, который в то время был санджак-беем Манисы, и приблизительно в 1587 году родила своего первого ребёнка — сына Махмуда. Ещё до восшествия Мехмеда на османский трон Халиме родила ещё одного сына, Мустафу, и, вероятно, дочь, имя которой неизвестно. Дочь Халиме впоследствии стала женой великого визиря Давута-паши, который прославился убийством султана Османа II в 1622 году.

В 1595 году Мехмед стал султаном; Халиме оказалась во дворце Топкапы, где всем заправляла валиде Сафие Султан.

Почему Возрожденный Эртугрул лишился главной героини? #Teammy

Именно Сафие сыграла немалую роль в казни старшего сына Халиме, шехзаде Махмуда, в 1602 году: валиде перехватила сообщение, отправленное Халиме Султан религиозным провидцем, который предсказал, что Мехмед III умрёт в течение шести месяцев и ему будет наследовать его старший сын. Согласно записям английского посла, Махмуд был расстроен тем, «что его отец находится под властью старой султанши, его бабушки, и государство рушится, так как она ничто не уважает так, как собственное желание получать деньги, о чём часто сокрушается его мать », которая была «не по душе королеве-матери». Султан стал подозревать сына в заговоре и ревновать к популярности шехзаде и приказал задушить Махмуда.

В 1603 году умер султан Мехмед III. Участь единственного сына Халиме была незавидной: существовал обычай казни всех братьев новоиспечённого султана сразу по восшествии его на престол ради поддержания порядка в империи (т. н. закон Фатиха). Так, по приказу Мехмеда III в 1595 году были казнены девятнадцать его братьев — сыновей султана Мурада III. Однако после смерти Мехмеда III на троне оказался его тринадцатилетний сын Ахмед, который принял решение сохранить жизнь брату. Такое решение, вероятно, было принято под давлением обстоятельств: Мустафа был единственным наследником брата в отсутствие у него сыновей. Кроме того, Мустафа остался жив и после рождения у султана нескольких сыновей; историки считают, что Ахмед I посчитал: брат не может угрожать его правлению в виду явной психической болезни. Ещё одной из причин отступления Ахмеда от правил явилось влияние его любимой наложницы Кёсем, которая не желала после смерти султана видеть на троне шехзаде Османа — старшего сына Ахмеда I от наложницы Махфируз. Кёсем считала, что когда Осман взойдёт на трон, он, скорее всего, казнит своих единокровных братьев — сыновей Ахмеда и Кёсем. Такой сценарий был частично реализован в 1621 году, когда после рождения сына Омера Осман II казнил своего брата Мехмеда.

До смерти Ахмеда I в 1617 году Мустафа был заточен во дворце в т. н. Кафесе (клетке) — небольшом павильоне (кёшке) на территории султанского дворца, в котором шехзаде находился в изоляции от внешнего мира под постоянным наблюдением стражи. Халиме же была отправлена в Старый дворец, где ей была назначена пенсия как вдове султана.

Валиде-султан

Первое правление

В ноябре 1617 года умирает Ахмед I. Смерть Ахмеда I привела к дилемме, которая никогда не возникала ранее в Османской империи: несколько шехзаде, живших в Топкапы, получили право на трон. Двор разделился. Одна из фракций во главе с шейх-уль-исламом Ходжасадеттинзаде Мехметом Эсатом-эфенди и Софу Мехмедом-пашой, который замещал великого визиря во время отсутствия того в Стамбуле, предпочитали видеть на троне взрослого и вместе с тем психически несостоятельного сына Халиме, нежели его молодого здорового племянника Османа. Софу Мехмед утверждал, что Осман был слишком молод, чтобы править, не вызывая негативной реакции среди населения. Глава чёрных евнухов Мустафа-ага возражал, ссылаясь как раз на психическое здоровье шехзаде, но его возражения не были приняты во внимание и на трон был возведён Мустафа.

Эртугрул был сыном Сулеймана, сына Кая Алпа, сына Кызыл Буга, сына Бай Тимура, сына Ай Кутлуга, сына Ту- гра, сына Карай Ту, сына Сакура, сына Булгая, сына Сункура, сына Ток Тимура, сына Ясака, сына Чемендура, сына Ай Кутлуга, сына Турака, сына Каз Хана, сына Ялвача, сына Бай-бега, сына Артука, сына Кара Тая, сына Джемкемюра, сына Турача, сына Кызыл Буга, сына Ямука, сына Баш Буга, сына Джумура Мыра, сына Бай Суя, сына Тугра, сына Севинджа, сына Чар Буга, сына Куртулмуша, сына Корхава, сына Бульджука, сына Комаса, сына Кара-оглу, сына Сулеймана, сына Корхулу, сына Боз Лугана, сына Бай Тимура, сына Тортумыша, сына Гёк Алпа, сына Огуза, сына Кара Хана, сына Зиба Бакоя, сына Булджаса, сына Яфета, сына пророка Нуха-Ноя.

Говорят также, что от Кара Хана произошёл Иса-Иисус, а Огуз был сыном Исы-Иисуса, сына Исхака, сына пророка Ибрахима-Авраама — да будет над ним крыло мира!.."

Самый первый список "Cihannuma" Нешри относится к 1493 году. Об Эртугруле и его первых потомках писали и другие. В самом начале ХVI-го века появилась хроника "Tevārih-I āl-i Osman" Ибн Кемаля. А писания Ашик-паши-заде не дошли до нашего времени. А в "Та’рих-и гузида" — "Всеобщей истории" ещё ничего нет ни об Эртугруле, ни о его ближайших потомках. А эти все — Белён, фон Хаммер, Цинкайзен, Тишендорф, Гиббон — они ведь ничего хорошего не сказали, хотя… тот же фон Хаммер много разных старинных рукописей собрал… Тут ещё прибегают историки — Йорга, Ников, Жеге, Дюлгер, Закитинос, Амандос, Мотнья… Там же и Гордлевский… Но я, конечно же, больше поверю турецким историкам: Баркану, Иналджику, Гёкбилгину… Тут уже и советские, и болгары лезут со своими руганиями — Удальцова, Новичев, Тверитинова, Степанов, Достян, Ангелов, Гюзелев… Побежали все читать всё-таки Нешри того же, и сочинения Ходжи Сеадеддина, Коджи Хюсеина, Мюнеджимбаши…

Было — не было? Было — не было? Было?..
…подняться ли мне с места моего?
Схватить ли тебя за ворот и горло?
Бросить ли тебя под мою сильную пяту?
Взять ли мне в руку мой воронёный булатный меч?
Отрубить ли тебе голову?
Я хочу, чтобы ты понял эту сладость жизни!
Потому я пролью на землю кровь твою алую…

Эртугрул имел трёх сыновей — Сару Яты, Гюндюза и ОСМАНА…

ЖИЗНЬЮ ПАХНЕТ!

Он родился в Сугюте, в юрте, в зимнем становище, в долине. Вода в реке Сакарья холодной была по-зимнему. Теперь здесь, в Анадоле сделалась родина кайы. А Осман здесь родился.

Здесь кормилица его наклоняла молочные груди низко к люльке-бешику. Он никогда не был из тех, что живут памятью, воспоминаниями живут. Но в старости — а как ещё далеко! — уже в приступах немощи старческой, когда поутру долго не мог подняться, и лежал навзничь, впадал в дремоту; и чудилось раскачивание и тёплые сильные женские руки — то ли его везли на коне, то ли качали в люльке… Раскачивание уносило в дремоту всё глубже… Раскачиваться было хорошо, было — самое первое, самое раннее детство, куда невольно устремляется старческое сознание…

А песни пела кормилица, держа его на коленях своих толстых, обняв сильными руками защитными. Доверчиво прижимался головой к её большой груди под рубахой плотной; вертел головой, тёрся нежным детским затылком… Вот память на песни была у него всегда хороша. За это его особенно все любили, взрослым уже, выросшим, возрастным мужем; воины за него готовы были душу отдать! Потому что в песнях — голосом лёгким сильным — раскрывал широко жизни суть…

Фоган куш тенридин коди
табушган типер капмиш
тоган куш тирнаки
сучулунмуш яна титинмиш

боз булут ёриди
будун юзе ягди
кара будут ёриди
ками юзе ягди…

Сокол с неба — вниз,
крикнул: "Заяц!" и схватил его.
Когти сокола
выпускались и снова прятались.

Шла серая туча:
на народ лил дождь.
Шла чёрная туча:
на все кругом лил дождь…

Он совсем маленьким был и не мог помнить, как румийцы-греки и монгольские отряды нападали на пастухов его отца. Помнил себя в тёплой юрте. В юрте было так защитно, страха мальчик маленький не знал. От женщин, таких сильных, крепких, шло всё хорошее — еда, питье, телесное укрепляющее тепло, такое нужное неокрепшему детскому телу. Но он, едва сделав первые неровные шаги, знал уже, что он принадлежит другому миру, не женскому, а мужскому, миру людей, казавшихся ему совсем высокими. К этим людям его тянуло, к их общности; когда они пели, хотелось тоже запеть…

Кече туруп ёрур эрдим
кара кизил бёри кёрдим
катиг яни кура кёрдюм
кайя кёрюб баки айди

киркиб ати кемшелим
калкан зюнюн чёмшелим
кайнаб яна юмшалим
кати яи ювилсин…

Встав ночью, я бродил кругом,
я видел чёрных и красных волков,
я смотрел, натягивая тугой лук.
Оглядываясь, волки поднялись на гряду холмов.

Крикнув, двинем-ка мы коней,
сшибёмся щитами и конями,
забурлим и снова стихнем,
пусть смягчится жестокий враг…

Византийские отряды из Караджа Хисара налетали на стада людей Эртугрула, угоняли овец. Владетели больших домов и полей, засеянных хлебными злаками, имели под своим началом отряды воинов в хороших кирасах, вооружённых длинными копьями и мечами хорошими. В этих отрядах разные люди были — черноглазые красивые армяне, светлоглазые и светловолосые выходцы из холодных, совсем дальних земель. Все имели — каждая общность — свою правду и справедливость свою. Подданные императора византийцев полагали все эти земли своими, а себя — потомками правителей Древнего Рума. Наёмники честно исполняли свой долг. Сельджукский султан защищал пределы своих владений. Эртугрул, Тундар и люди их тоже знали свои права на свои земли, где паслись их стада. Привычно вскакивали на коней, преследовали похитителей, схватывались в стычках; чаще побеждали, а когда и проигрывали… Привозили в становище своих убитых, женщины выли, оплакивая; мужчины клялись отомстить. Но другой раз привозили пленённых и всё в становище сбирались в любопытстве. Мальчишки показывали пальцами и кидали камешки и комки земли в пленных чужих воинов. Привозили выкуп, звучала греческая речь. В юрте гостевой угощали привёзших выкуп. Начинали понимать речи друг друга. Неприметно для всех греческие слова входили в поток речей тюрок; и тюркскими присловьями уже щеголяли воины румов…

ОСМАНСКАЯ ТУРЦИЯ, ЕЕ ИСТОРИЯ И НАРОДЫ

А после вновь жили нападениями, стычками, пленениями, смертями…

Эртугрул говорил Тундару и старейшинам, что следует решительно переменить этот порядок дурной.

— Покончить надо с их вольностями! — говорил вождь кайы.

Но многим старикам рода казались румы сильными очень; такими сильными, что куда уж покончить с ними всадникам Эртугрула!

— Надо ждать, надо ждать. Когда султан решит ударить на этих неверных, тогда и мы пойдём с ним…

— Нет, покамест дожидаться будем султанского похода на неверных, они рассеют нас, как беспастушных овец! — возражал Тундар.

Эртугрул оставил старшими в становище Тундара и одного из братьев своей младшей жены, которая недавно родила ему сына, Гюндюза, третьего из его сыновей… Мать Османа, старшая, первая жена, не была довольна. Она ещё сохраняла в себе черты недавней решительной и смелой девушки, перегонявшей в скачках на добром коне иных йигитов. Ещё не так давно лишь она владела сердцем Эртугрула. Теперь она упрекнула его, сказав, что он пренебрегает будущностью их сына:

— Осман одиноким останется, а Гюндюза и Сару Яты окружают дядья и двоюродные братья!..

— Кто виноват, женщина, в том, что у тебя не осталось братьев? Не пойдёшь против судьбы! Откуда мне сейчас угадать, кто из моих сыновей окажется самым храбрым и толковым? В конце концов, судьба изберёт для лучшего своего претворения самого лучшего из них и поведёт за руку!..