Танзимат в османской империи

28.11.2018 0 Автор admin

Танзимат 19в. в Османской империи

Ограниченность преобразований 20-30-х годов была понятна и наиболее дальновидным представителям правящей верхушки Османской империи. Главную роль в организации их деятельности играл Мустафа Решид-паша (1800-1858), пользовавшийся доверием султана Махмуда П. Под его руководством был разработан план новых реформ, призванных укрепить центральную власть, предотвратить развитие национально-освободительного движения на Балканах и ослабить зависимость Порты от европейских держав путем приспособления существующего строя к нормам западноевропейской жизни.

Работа по подготовке указа о реформах начата была при жизни Махмуда II, а закончена при его преемнике султане Абдул-Меджиде (1839-1861). Этот документ ("хатт-и шериф" — "священный указ") был обнародован в ноябре 1939 г. перед султанским летним дворцом Гюльхане и получил название Гюльханейского хатт-и шерифа. Он положил начало новому этапу реформ в истории Турции, известному как танзимат (мн. число от араб, слова "танзим" — упорядочение). Гюльханейский хатт-и шериф провозглашал три основные цели преобразований: обеспечение безопасности жизни, чести и имущества для всех подданных империи вне зависимости от религиозной принадлежности; правильное распределение и взимание налогов; упорядочение рекрутского набора и сокращение срока военной службы.

При осуществлении идей султанского указа 1839 г. Мустафа Решид-паша столкнулся с ожесточенным сопротивлением противников реформы, прежде всего улемов и высших чиновников, наживавшихся на взяточничестве и злоупотреблениях. Активное противодействие реакционеров привело к тому, что реформы танзимата проводились непоследовательно.

Много внимания уделялось инициаторами Гюльханейского акта реализации его положения о неприкосновенности жизни, имущества и чести всех подданных. С этой целью было принято уголовное уложение, выработан коммерческий кодекс, учреждены Государственный совет и провинциальные консультативные советы — меджлисы из представителей мусульманской и немусульманских общин. Все эти меры способствовали известному ограничению произвола и беззаконий в действиях администрации, уменьшению случаев конфискаций имущества, применения пыток на допросах и смертных казней. Однако они никак не затрагивали самодержавной власти султана и потому не могли радикально изменить существовавшие порядки. Гюльханейский хатт-и шериф обещал уравнять в правах мусульман и немусульман, на практике же законодательные положения о правах немусульман игнорировались или извращались. Турецкая правящая верхушка сохранила за собой монополию на все важнейшие гражданские и военные должности.

Реформы Танзимата в Османском султанате. Предпосылки и причины неудач

Стремясь оздоровить экономику страны, Мустафа Решид-паша обратился к пересмотру налоговой системы. Были отменены чрезвычайные налоги, барщина, упорядочено взимание подушного налога немусульман — джизьи. Вместе с тем попытка Порты упразднить откупную систему, разорительную для народного хозяйства и очень выгодную для обогащения откупщиков за счет налогоплательщиков, окончилась неудачей. Та же участь постигла проекты организации металлообрабатывающих, текстильных и бумажных предприятий районе Стамбула, в Измире и Бурсе, мероприятия по улучшению состояния сельского хозяйства, попытка оздоровить финансы за счет создания государственного банка и устойчивой денежной системы. Ничего не было предпринято для обеспечения протекции местного производства от конкуренции дешевых иностранных товаров.

Более удачно осуществлялась военная реформа, по которой был введен регулярный набор рекрутов на основе всеобщей (для мусульман) воинской повинности, а срок действительной службы в армии сокращен с 15 до 5-7 лет. Мустафа Решид-паша предпринял ряд шагов для распространения системы светского образования. По его инициативе создавались начальные и средние школы, педагогические и иные училища. Эти нововведения вызвали особое недовольство духовенства, не поддержали реформаторов и западные державы. В результате прогресс в области просвещения оказался небольшим, светских школ было создано мало, из-за нехватки средств и преподавательских кадров не удалась попытка открыть университет. Начавшаяся в 1853 г. Крымская война прервала реформаторскую деятельность Мустафы Рещид-паши и его сторонников. Первый этап танзимата, 1839-1853 гг., был временем наиболее интенсивных преобразований в административном и государственном управлении, в сфере экономики и культуры. Однако они осуществлялись во имя спасения империи представителями ее правящей верхушки и потому привели лишь к частичным изменениям в существовавших порядках. Сами реформаторы не получили широкой поддержки в обществе, ибо их начинания не сопровождались заметным улучшением жизни народных масс, не изменилось кардинальным образом и положение угнетенных немусульманских народов. Не были устранены поводы для вмешательства держав.

Первый парад войск «низам-и-джедид» в присутствии Селима Ш. Рисунок неизвестного художника.

Османская империя в конце XVIII и начале XIX в. переживала глубокий экономический и политический упадок.

Наряду с феодальными усобицами и янычарскими восстаниями значительно усилилось освободительное движение порабощенных турками народов.

Однако в собственно Турции при слабом развитии производительных сил в сельском хозяйстве и ремесле, при концентрации земельной собственности в руках крупных феодалов и феодального государства, при господстве натуральной формы земельной ренты старые формы производства продолжали удерживаться в неизменном виде, что, по ироническому выражению К.

Танзимат 19в. в Османской империи

Маркса, составляло «одно из таинственных средств самосохранения Турецкой империи».

Еще во время русско-турецкой войны 1787—1791 гг. по инициативе небольшой группы турецких деятелей во главе с султаном Селимом III стали проводиться частичные военные и административно-финансовые реформы, имевшие целью усиление центральной власти и предотвращение распада государства.

style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

Рассматривая армию как основную опору господствующего класса, реформаторы надеялись путем улучшения комплектования, обучения и содержания войск укрепить военно-феодальную Османскую империю.

Были предприняты также некоторые преобразования в области административного устройства, финансов и военно-ленного землевладения. Эти реформы получили название «новой системы» (низам-и-джедид).

Объективно они имели прогрессивное содержание, так как в случае успеха могли бы содействовать расчистке путей для перехода к буржуазному развитию. Однако «новая система» проводилась в жизнь нерешительно и непоследовательно.

Практические результаты реформ были ничтожны. Вместе с тем «новая система» вызвала сильное сопротивление со стороны влиятельных кругов турецкой феодальной знати и высшего мусульманского духовенства, считавших всякое нововведение нарушением вековых устоев государства и религии.

Бурное сопротивление «новой системе» оказали янычары, понимавшие, что формирование новых, обученных по европейскому образцу и дисциплинированных войск имеет конечной целью уничтожение янычарского корпуса.

К тому же военные и административные реформы требовали дополнительных расходов и служили причиной введения новых налогов на крестьян и горожан, что вызвало недовольство широких народных масс.

Все это и обусловило в конечном итоге неудачу реформ.

Правительство не смогло подчинить себе Видинского пашу — Османа Пазванд-оглу, открыто выступившего против проведения реформ, Али-пашу Янинского, а также других полунезависимых правителей на Балканах, в Малой Азии и в прочих частях обширной империи.

Тем меньше эти реформы могли воспрепятствовать национально-освободительной борьбе угнетенных народов и прежде всего народов Балканского полуострова.

Политика танзимата в Турции

Султан Махмуд II, ликвидировавший в 1826 г. янычарский корпус, после окончания русско-турецкой войны 1828—1829 гг. пытался провести некоторые реформы, направленные на прекращение феодальных усобиц и укрепление центральной власти. В своей политике он опирался на помещиков новой формации,, часть чиновничества и офицерства. Еще накануне войны ему удалось сломить сопротивление и подчинить крупных феодалов Анатолии. После войны стали приниматься меры к окончательной ликвидации ленной системы, которая была уже сильно подорвана. Если в начале XVII в. в Анатолии насчитывалось свыше 7 тыс. ленных держаний, то накануне реформ Махмуда II их осталось только 1,5 тыс. Теперь и эти владения перешли в государственный фонд. Сипахи же в качестве компенсации получили ежегодную пенсию. Крестьяне и другие арендаторы должны были вносить свои платежи непосредственно государству. Правители областей назначались центральным правительством и подчинялись ему. В Стамбуле открылось военное медицинское училище. С 1832 г. стала издаваться первая газета на турецком языке — «Таквйм-и векай» («Дневник происшествий»).

Новая, более серьезная попытка реформ была предпринята после смерти Махмуда II в критический момент разгрома турецких войск армией Мухаммеда-Али в 1839 г. К этому времени несколько расширились общественные группы, на которые могли опереться реформаторы. Среди султанских чиновников появилась небольшая прослойка образованной интеллигенции. Усилившаяся компрадорская буржуазия также была заинтересована в реформах, которые оградили бы от феодального произвола личные и имущественные права ее представителей. Рост недовольства народных масс, обострение классовой борьбы, подъем национально-освободительного движения угнетенных народов, война султана с египетским пашой и вмешательство иностранных держав побудили более дальновидных представителей господствующего класса предпринять еще одну попытку верхушечных реформ. Сторонников реформ возглавлял видный турецкий политический деятель и дипломат Решид-паша.

Назначенный новым султаном, Абдул-Меджидом, на пост министра иностранных дел, Решид-паша разработал программу реформ. Критическая обстановка, вызванная разгромом турецких войск, заставила султана без промедления принять планы реформаторов. 3 ноября 1839 г. в торжественной обстановке был опубликован султанский рескрипт о реформах. Он содержал обещание ввести в жизнь новые установления, которые обеспечат:

1) неприкосновенность жизни, чести и имущества всех подданных империи, независимо от их религии,

2) регулярное распределение и взимание податей и отмену откупной системы,

3) справедливый призыв на военную службу и установление определенного срока ее продолжительности.

Этот рескрипт был как бы общей программой и началом намеченных Решид-пашой реформ, открыв период танзимата (букв, «преобразование, реформа»).

Политика реформ осуществлялась в обстановке острой борьбы внутри правящего класса, большинство которого выступало против преобразований. Султан Абдул-Меджид рассматривал танзимат как вынужденную уступку. Решид-паша несколько раз смещался и вновь назначался на пост министра иностранных дел или великого визиря. Тем не менее после опубликования султанского рескрипта 1839 г. были осуществлены некоторые преобразования. Для выработки законов и контроля над их выполнением назначался «Высший совет юстиции». Были учреждены торговые суды и создано торговое законодательство, проведена денежная реформа, изъята из обращения порченая монета.

Эпоха Танзимата

Чиновникам устанавливалось твердое жалованье. Некоторые преобразования осуществлялись в армии. Известное значение имели реформы в области народного образования (создание светских средних школ).

Однако и эта попытка реформ носила поверхностный характер. Большинство обещаний рескрипта 1839 г. осталось на бумаге. Европейские державы враждебно отнеслись к политике реформ. Открытое и тайное сопротивление влиятельных групп господствующего феодального класса парализовало осуществление даже тех ограниченных нововведений, которые провозглашались Решид-пашой. Танзимат не привел к укреплению независимости Турции, не повысил ее сопротивляемости европейским державам, агрессивная политика которых по отношению к Османской империи усилилась в середине XIX в.

Борьба Англии, Франции и царской России за господство на Ближнем Востоке привела к Восточной (Крымской) войне. Англия хотела захватить Египет, превратить Османскую империю в своего вассала, в свою полуколонию. К расширению позиций на Ближнем Востоке стремилась Франция Наполеона III. Николай I считал, что после подавления в европейских странах революции 1848—1849 гг. наступил благоприятный момент для осуществления планов царизма. В 1853 г. он предъявил султану требование признать за русским царем право покровительствовать всем православным христианам Османской империи. Под влиянием английской и французской дипломатии турецкое правительство отклонило это требование. Осенью началась русско-турецкая война. Русские войска вступили в Дунайские княжества. Турецкий флот был разгромлен адмиралом Нахимовым в Синопском бою. Тогда Англия и Франция ввели свой военный флот в Черное море и начали войну с Россией. Как со стороны царизма, так и со стороны Англии и Франции это была несправедливая, захватническая война за господство над Турцией. Англия и Франция, выступившие формально как союзники Турции, на деле подчинили ее и поставили в неравноправное положение. Участие Турции в Восточной войне показало, что военный союз слабой, отсталой страны, которая начала терять свою независимость, с колонизаторами ничего хорошего ей не сулит.

С осени 1854 г., когда Россия Швела свои войска из Дунайских княжеств, дальнейшее участие Турции в войне окончательно потеряло для нее какой бы то ни было смысл. Оно могло привести и привело лишь к усилению зависимости от английских и французских колонизаторов. В правящих кругах Турции начали раздаваться голоса за заключение сепаратного мира с Россией. В Анатолии недовольство участием Турции в войне привело к нескольким восстаниям. В турецкой столице передавалась из уст в уста горькая шутка: союзники не могут захватить Севастополь, но они взамен захватили Стамбул. Однако зависимость от англичан и французов была настолько сильной, что лишила турецкое правительство возможности самостоятельных действий.

«Это уже не война между Россией и Турцией и ее союзниками, — писал в 1855 г. Н. Г. Чернышевский, — какою представлялась она полтора года тому назад, а война между Россией и двумя западными державами, которые оттеснили Турцию на второй план и на военном и на дипломатическом поприще. Если можно было сомневаться — по совету или против совета Англии и Франции начала войну Турция в 1853 году, то для каждого теперь ясно, что в настоящую минуту Турция продолжает ее против собственной воли, по приказанию своих союзников, которые из союзников сделались властелинами слабой державы». В связи с этим Н. Г. Чернышевский привел древнюю басню: лошадь вела борьбу с каким-то врагом и обратилась за помощью к человеку. Тот сел на спину лошади и повел ее в свою конюшню. Таким же образом поступили Англия и Франция со своим союзником — Турцией.

Хотя Турция входила в коалицию, одержавшую в Крымской войне победу над царской Россией, Парижский мирный договор, подписанный 30 марта 1856 г., усилил ее зависимость от Англии и Франции. Согласно Парижскому трактату Россия потеряла устье Дуная, была лишена права содержать военный флот и иметь укрепления на Черном море. Но это отнюдь не укрепляло самостоятельности Турции. В Черном море на Турцию были возложены такие же унизительные ограничения, как и на Россию. Парижский договор, провозгласивший ответственность европейских держав за «целостность и независимость Османской империи», означал установление совместной опеки держав над Турцией, позволял легко находить поводы для вмешательства в ее внутренние дела, для навязывания ей чужой воли.

В феврале 1856 г., накануне открытия Парижского конгресса, султан опубликовал новый манифест о реформах, который объявлял о возобновлении выполнения программы реформ, обнародованной в 1839 г. Однако манифест 1856 г. в отличие от рескрипта 1839 г. был разработан в значительной мере под давлением англо-французской дипломатии, стремившейся помешать России вынести на обсуждение Парижского конгресса вопрос о положении угнетенных народностей Османской империи, и санкционировал иностранную опеку над Турцией. Упоминание о манифесте 1856 г. в дальнейшем было включено в Парижский трактат.

Манифест 1856 г. подтвердил провозглашенное в 1839 г. равенство в правах мусульман и немусульман. Он расширял права связанной с западноевропейским капиталом компрадорской буржуазии нетурецкой национальности. Иностранцы получили право приобретать землю и недвижимость. Характерно, что Решид-паша считал манифест 1856 г. разрушительным для Турции. В манифесте, однако, были такие пункты, как обещание постепенно отменить откупную систему сбора налогов, вести строительство дорог и т. п.

В 1858 г. был принят земельный закон, закреплявший земельные отношения, сложившиеся после отмены ленной системы. Подавляющая часть земель принадлежала государству или являлась вакуфной. Она сдавалась в аренду. Эти арендованные земли нельзя было продавать, закладывать, дарить. Наследование таких земель также было ограничено. Все же это не могло остановить обезземеливания крестьянства и перехода земли в руки помещиков.

В 60-х годах были отменены цеховые регламентации, осуществлены административные реформы. Продолжалось начатое в 40-х годах открытие светских школ — начальных, средних и высших. Для руководства светскими школами было создано министерство просвещения. В середине 60-х годов в светских начальных школах насчитывалось 660 тыс. учеников. Средних же школ было только несколько десятков. При этом сохранились все школы при мечетях, а в светских начальных школах половина учебного времени отводилась религии. Фактический контроль над школами по-прежнему оставался у духовенства. В 1869 г. был принят закон, предусматривавший введение в турецких школах трех-четырехлетнего всеобщего образования.

Реформы второго периода танзимата (1856—1870) не смогли существенно изменить положение в Османской империи. В целом политика танзимата потерпела неудачу. Танзимат не создал предпосылок для промышленного развития страны, а некоторое усиление позиций компрадорской буржуазии отражало усилившуюся политическую и экономическую зависимость Османской империи от капиталистических держав Запада.



IV. Танзимат: цели и результаты

Министерство образования Российской Федерации

Омский государственный педагогический университет

Реферат

ЭПОХА ТАНЗИМАТА

Омск2009

Введение

Для ряда стран Востока — Турции и Ирана, Китая и Японии — XIX век прошел под знаком реформ. Их изучение представляется сегодня важным и актуальным. Такой опыт мог бы стать инструментом анализа реформаторских устремлений современного человечества, что особенно ценно для тех ситуаций, которые определяются тенденцией быстрого экономического и научно-технического прогресса. Отсюда заметное усиление в последнее время интереса исследователей-тюркологов к углубленному изучению реформаторских преобразований в Турции, особенно к периоду так называемых «благодетельных реформ» («Танзимат — и хайрийе»), длившегося более тридцати лет — с 1839 г. по 1876 г. Пристальное внимание специалистов к реформам Танзимата, к широкому кругу вопросов, связанных с этой темой, определено той большой ролью, которую играл в новой истории Турции этот особый период. Анализ опыта взаимодействия правительства и общества в Османской империи XIX в. дает возможность извлечь уроки и предотвратить возможные ошибки в аналогичных ситуациях в современной обстановке. В настоящий период, когда российское государство переживает трудности внутреннего и внешнего порядка, связанные с экономическими, политическими и социальными проблемами, как нельзя остро стоит вопрос отношений России со странами Ближнего Востока. Не последнюю роль в выработке стратегии общения с ними играет знание истории восточной культуры и просветительства. Реформы Танзимата ознаменовали и обусловили важнейшие экономические, политические, социальные, культурные преобразования в жизни османского общества. Они явились одними из значимых результатов пусть медленного, подчас незаметного, но поступательного социально-экономического и политического развития Турции по буржуазному пути на поворотном этапе его истории и одновременно активным источником и фактором противоборства старого и нового. «Весь мир заговорил о декларации, провозглашенной 3 ноября 1839 года известной повсюду под названием Гюльханейского хатт-и шерифа, — писал русский путешественник по Малой Азии в 40-х-50-х гг. XIX в. Петр Чихачев. — Этот манифест… казалось сулил Турции новую эру и время полного возрождения». Реформы Танзимата были вызваны объективными потребностями развития страны. Наиболее дальновидные деятели из правящей элиты Османской империи, особенно те, которые побывали в Западной Европе и ознакомились с политической системой, условиями экономической и культурной жизни, пришли к мысли, что без реформ по западному образцу Османское государство не будет в состоянии развиваться по пути прогресса. Осуществлявшиеся сверху немногочисленными государственными деятелями, реформы несли в себе новые, непривычные для османского общества представления о ценности человеческой личности, неприкосновенности жизни и имущества, равенстве перед законом мусульман и не мусульман — подданных империи, что наложило отпечаток на специфику развития просвещения и культуры страны. Буржуазные идеи, заимствованные у Запада, трансформировались в различных областях: в праве, государственном управлении, просвещении. Но активность идей султанского хатта, их необходимость для успешного развития государства и для создания условий функционирования буржуазных институтов понимали немногие представители правящих кругов Османской империи. Сами они, очевидно, так же не имели четкого представления о путях развития традиционного восточного общества при условии его успешного сосуществования с передовыми капиталистическими государствами Европы. Деятели Танзимата искали возможность безболезненной перестройки традиционных мусульманских институтов. Однако реформы не были безболезненными. Они задевали социальные, национальные, религиозные интересы различных слоев османского общества и вызывали широкое противодействие, в том числе и среди сановников, имевших непосредственное отношение к руководству осуществлением реформ. События тех лет положили начало процессу, который в современней российской и зарубежной историографии определяется как «европеизации» Турции, и суть которого, в конечном счете, состояла в затянувшиеся на долгие десятилетия интеграции Османского государства в мировую капиталистическую систему. Основной целью исследования является изучение проблемы реформаторского движения эпохи Танзимата как важнейшего условия преобразований и, анализ влияния танзиматских реформ на сферы общественной жизни османского общества.

Глава I. Предпосылки к возникновению реформ в Османской империи

Англо-турецкая конвенция 1838г., а также торговые договоры, заключенные Портой позже с другими европейскими державами, заметно ускорили вовлечение Османской империи в мировую экономическую систему. Это обстоятельство имело важные последствия, как для турецкого, так и для других народов империи, чей дальнейший прогресс во все большей степени стал зависеть от хода развития мирового капитализма. В силу своей социально-экономической отсталости Турецкая империя вынуждена была превращаться в аграрно-сырьевой придаток Европы. Основными предметами вывоза Англии, Франции, Австрии и других европейских государств из Османской империи были шелк-сырец, шерсть, невыделанные кожи, масличные семена, натуральные красители, оливковое масло, табак в листьях, зерно, орехи, опиум. Среди ввозимых товаров преобладали хлопчатобумажные и шерстяные ткани, металлы, изделия из металла и стекла, лекарства, готовая одежда и обработанные кожи. Превращение султанских владений в источник сырья и рынок сбыта для капиталистических стран привело к увеличению роли сельского хозяйства и падению значимости промышленного производства в экономике империи. Вплоть до конца XVIII в. местные ремесленники в целом удовлетворяли медленно возраставший внутренний спрос. Более того, создались возможности для развития мануфактурного производства — усилился процесс разложения цеховой организации ремесла» все большие масштабы приобретали скупка, авансирование и другие простейшие формы подчинения ремесленного производства торговому капиталу.

Однако в первой половине XIX в., особенно после завершения промышленной революции в Европе, условия функционирования городского ремесла, как в азиатских, так и европейских провинциях резко ухудшились, многие отрасли пришли в упадок. В Анатолии особенно пострадали центры наиболее развитых отраслей производства — хлопчатобумажной, суконной, шелковой промышленности, металлообработки — Бурса, Анкара, Диарбакыр, Амасья, Токат. Русский путешественник М.П. Вронченко, внимательно изучавший экономическое положение Малой Азии в 30-х годах XIX в., отмечал, что число шерстяных станков в Анкаре сократилось с 2000 до 100, поскольку европейские изделия из ангорской шерсти стоят гораздо дешевле. Другие отрасли, не ощутившие в такой же степени воздействия иностранной конкуренции, вынуждены были сокращать производство из-за значительного сужения сырьевой базы в связи со снятием ограничений на экспорт местной сельскохозяйственной продукции. Сельское хозяйство, в котором было занято до 90 % населения страны, реагировало на изменение экономической ситуации значительно слабее. Растущий спрос на продукты земледелия и скотоводства способствовал некоторому увеличению товарности сельскохозяйственного производства, но он не изменил общего положения в деревне. Задавленные тяжелым бременем налогов и повинностей, отрезанные от рынка в одних случаях бездорожьем, неразвитостью транспортных средств, а в других — наличием посредников-скупщиков урожая, крестьянские хозяйства сохраняли свой натуральный характер. Меры правительства, направленные на обеспечение спокойствия в столице и провинциях, отмена государственной монополии на закупку шерсти и ряда других товаров после 1838г., ликвидация внутренних барьеров и правительственных регламентации способствовали оживлению внутренней торговли, что проявилось в увеличении товарообмена между отдельными районами страны, оживлении ежегодных ярмарок и еженедельных базаров. Описывая Малую Азию, М.П. Вронченко отмечал: "Жители деревень продают свои произведения и покупают нужные им вещи на торгах, бывающих в известные дни недели. Почти каждый город и местечко имеют такие дни базара; в некоторых местах стечение народа бывает очень велико. Кроме того, по деревням развозятся и разносятся товары особым сословием торгашей из разных мест". Дальнейшему развитию торговли и складыванию единого внутреннего рынка препятствовали господство феодальных порядков и неустойчивость экономического положения в империи. Однобокое и замедленное развитие османской экономики оказало большое влияние на социальные процессы. Постепенное превращение империи в периферийный компонент мировой экономической системы затрудняло складывание местной буржуазии, но помогало трансформации наиболее предприимчивой части купечества в посредников европейских компаний. Из них сложился особый класс "левантийцев" — лиц, пользовавшихся покровительством европейских посольств и получавших от них особый документ — берат, благо; которому они могли пользоваться капитуляционными привилегии. Основную массу "бератлы" составляли представители различных турецких народностей, сосредоточившие в своих руках основные доходы от предпринимательства. Появление капиталистических элемента в османском обществе тормозилось и тем обстоятельством, что правящая верхушка предпочитала не вкладывать крупных средств в хозяйственные начинания. Трудности накопления богатства и передачи его по наследству создали сильнейший стимул для непомерного и расточительного потребления. Поэтому в руках высшего слоя не аккумулировались большие капиталы, а постоянные войны препятствовали накоплению значительных сумм в государственной казне.

ТАНЗИМАТ

араб. — преобразования, реформы; тур. — tanzimat) — принятое в лит-ре название реформ в Османской империи с 1839 до нач. 70-х гг. 19 в. и самого периода их проведения. Т. был вызван углублением кризиса Османской империи, возникшего в кон. 18 в. вследствие роста внутр. противоречий и обострения борьбы европ. держав за господство на Балканах и Бл. Востоке (т. н. Восточный вопрос). Уже тогда экономич. и политич. упадок страны, поражения в войнах, сепаратизм окраинных феодалов, недовольство нар. масс усилением налогового бремени и др. форм феод. гнета и непрерывные восстания угнетенных народов породили в тур. правящих кругах стремление к проведению реформ, к-рые, не затрагивая основ феод. строя, могли бы спасти империю от назревающей угрозы распада и гибели. Попытки султана Селима III (1789-1807) и затем великого везира Мустафы-паши Байрактара (1808) осуществить такие реформы потерпели неудачу. Уничтожение в 1826 янычарского войска и некоторые др. реформы султана Махмуда II (1808-39) содействовали упорядочению гос. управления, форм зем. собственности, системы образования и пр., но не приостановили развития кризиса. Наиболее ярким проявлением этого кризиса были в 20-30-х гг. 19 в. нац.-освободит. революции балканских народов, приведшие к независимости Греции и автономии Сербии, борьба Египта против тур. господства, волнения в Курдистане, усилившееся проникновение иностр. капитала в экономику Турции и пр. Кризис особенно обострился в сер. 1839, когда тур. войска были разгромлены египетскими, а европ. державы предъявили тур. пр-ву и егип. паше Мухаммеду-Али требование передать решение егип.-тур. конфликта в их руки, что фактически означало установление междунар. опеки над Турцией. В этой обстановке и состоялось провозглашение Т. Султанский рескрипт (хатт-и шериф Гюльхане), содержавший программу намеченных преобразований, был подготовлен мин. иностр. дел Решид-пашой и торжественно обнародован 3 нояб. 1839 в дворцовом парке Гюльхане ("Дом роз") в присутствии султана Абдул-Меджида (1839-61), высших светских и духовных сановников империи, иностр. послов и делегаций. Рескрипт гарантировал всем подданным султана (независимо от вероисповедания) неприкосновенность жизни, чести, имущества, ликвидацию произвола, справедливое распределение и взимание налогов. Было обещано отменить откупную систему (ильтизам), сократить сроки воен. службы до 4-5 лет, провести финанс. воен., адм. и судебные реформы. Во исполнение Гюльханейского хатт-и шерифа в 1840 были изданы законы об отмене ильтизама и создании коммерческого суда, в 1843 — закон о снижении срока военной службы до 5 лет, в 1846 — рескрипт о создании светских школ, в 1847 — о допуске немусульман на равных основаниях с мусульманами в качестве свидетелей в суде, в 1850 — коммерч. кодекс по франц. образцу, в 1852 — закон о создании при вали совещат. советов (меджлисов) из представителей светской и духовной знати, включая и немусульман. Все эти законы были мало эффективны. Гюльханейский рескрипт осуществлялся крайне медленно, при большом сопротивлении феод. реакции. Провозглашенные реформы оставались большей частью лишь на бумаге, а нек-рые были даже официально отменены; так, в 1852 была фактически восстановлена откупная система. Населению не была обеспечена неприкосновенность жизни, чести и имущества. Обещанное немусульманам равенство в правах с мусульманами также не соблюдалось.

Во время Крымской войны 1853-56 под давлением Англии и Франции, стремившихся ослабить позиции России при обсуждении условий мирного договора и получить для себя новые привилегии в Турции, был подготовлен, а затем обнародован (18 февр. 1856) новый рескрипт султана (хатт-и хумаюн 1856). Наряду с повторением осн. положений Гюльханейского акта он содержал обещания развивать экономику страны и использовать для этой цели "опыт и капиталы Европы", т.е. предоставить дополнительные привилегии иностр. капиталу; в частности, иностр. подданные получили право владеть недвижимостью на терр. Османской империи на равных правах с тур. подданными. Упоминание об этом рескрипте было включено в Парижский мирный договор 1856 и он, т. о., приобрел характер междунар. обязательства Турции. В дальнейшем многие принятые во исполнение рескрипта 1856 законы содействовали укреплению позиций иностр. капитала и инонациональной (нетурецкой) компрадорской буржуазии и превращению Турции в полуколонию. Но в нек-рой степени законы Т. способствовали улучшению гос. управления, суда и администрации. Так, в 1864 был принят закон о вилайетах, в 1858 — уголовный и земельный, в 1869 — гражд. кодексы (хотя они во многом представляли собой собрание старых норм шариата). Благодаря Т. создались более благоприятные условия для предпринимательской деятельности, роста буржуазии, развития светского образования (напр., издание Органического закона 1869 о нар. образовании). Т. дал толчок развитию лит-ры, науки и публицистики. Народилась новая интеллигенция, из среды к-рой вышли тур. просветители и идеологи конституционного движения, деятели об-ва "Новые османы". В 70-е гг. 19 в. Т. практически прекратил свое существование, а при султане Абдул-Хамиде II (1876-1909) в стране установился режим феод. реакции ("зулюм"). История Т. разработана слабо. Первым дал связное освещение реформ Т. в отд. сферах гос. деятельности Турции франц. ученый Э. Энгельгардт. Однако как в его соч., так и в подавляющем большинстве трудов более позднего времени, опубл. тур., европ. и амер. исследователями, хотя они и насыщены большим фактич. материалом, извлеченным из архивных и др. неопубликованных источников, отсутствует глубокий анализ экономич. и соц. причин Т. Нек-рые авторы преувеличивают эффективность Т. Тур. историки Э. Карал, X. Иналджик и др. даже утверждают, будто Т. значительно облегчил положение угнетенных народов Османской империи, и игнорируют факты, свидетельствующие о том, что Т., особенно начиная с хатт-и хумаюна 1856, способствовал закабалению Турции европ. капиталом (правда, X. Иналджик отмечает, что полученные иностранцами торг. льготы вели к разорению тур. пром-сти). Из числа вышедших в 60-х гг. исследований о Т. наиболее серьезными являются работы Р. Дейвисона и Р. Девере, рассматривающих, в частности, с более объективных позиций влияние зап. держав на политику Турции. Большой фактич. материал о проведении Т. в Балканских странах, находившихся в этот период в составе Османской империи, содержится в исследованиях болг. историков Д. Косева, Н. Тодорова и др.

Лит.: Ahmet L?tfi, Tarihi L?tfi, cilt 1-8, Ist., 1873-1889; Cevdet Pasa, Tezakir, Ankara, 1953; D?stur, tertip 1, cilt 1-4, Ist., 1873-77, то же, tertip 2, cilt 1, Ist., 1885; Aristarchi Bey G., L?gislation Ottomane…, cilt 4, Const., 1874; Young G., Corps dedroit ottoman, v. 1-7, Oxf., 1905-06; Березин И. Н., Путешествие по Востоку, Каз., 1849-52; Чихачев П. А., Письма о Турции, пер. с франц., М., 1960; Документы за българската история, сост. П. Дорев, т. 3, С., 1940; Положението на българския народ под турско роб-ство. Док-ти и мат-ли, сост. Н. Тодоров, С., 1953; Турски извори за българската история, т. 1, С., 1959; Миллер А. Ф., Краткая история Турции, М., 1948, с. 39-86; Новичев А. Д., Экономич. и социальные сдвиги в М. Азии и на Балканах в первой пол. 19 в. и начало танзимата, М., 1966 (доклад на конгрессе балканистов); Шабанов Ф. Ш., Гос. строй и правовая система Турции в период танзимата, Баку, 1967; Алькаева Л., Бабаев А., Тур. лит-ра, М., 1967, с. 32-44; Engelhardt E., La Turquie et le Tanzimat, P., 1882; Tanzimat, 1st., 1940; Bailey F. E., British policy and the Turkish reform movement, Camb., 1942 (рец. А. Ф. Миллера, "BИ", 1946, No 8-9); Inalcik H., Tanzimat ve Bulgar meselesi, Ankara, 1943; Sap?ly? Е. В., Mustafa Resit pasa ve Tanzimat devri tarihi, Ist., 1945; Kaynar R., Mustafa Resit pasa ve Tanzimat, Ankara, 1954; Karal E. Z., Osmanli tarihi, cilt 5, baski 2, Ankara, 1961, с. 6-7, Ankara, 1954-56; Kuran E., Ottoman Historiography of the Tanzimat period, в кн.: Historians of the Middle East, ed. by B. Lewis and P. M. Holt, L., 1962 (обзор тур.источн.); Davison В. Н., Reform in the Ottoman Empire, 1856-1876, Princeton, 1963; "Belleten", 1964, No 112, s. 705-18 (библ.); Devereux R., The first ottoman constitutional period, Balth., 1963. А. Д. Новичев. Ленинград.

Оцените определение: