За каждой тягостью

27.04.2018 0 Автор admin

"Воистину, за каждой тягостью, наступает облегчение" св. Коран

Каждый день, это еще один повод сказать Всевышнему спасибо за это утро.

Счастливым можно быть в любое время года. Счастье — это вообще такой особый пятый сезон, который наступает, не обращая внимания на даты, календари и всё такое прочее.

А счастье — это купить обои, иметь семью, запастись терпеньем.
А счастье — это на кухне двое, пьют чай и мажут на хлеб варенье.

А счастье — это не Рим и Куба, не куча шмоток, не развлечение.
А счастье — слишком родные губы, уютный домик и чай с печеньем.

Я хочу быть твоей … единственной, Не разгаданной и таинственной, Не испитой тобой до донышка, В полночь сном твоим … в полдень солнышком. Приговором … и неизбежностью, Каждым вздохом твоим и нежностью. Я хочу быть лекарством … и ядом, И рассветом твоим, и закатом, Даже если с тобой не венчанной, В твоей жизни … последней женщиной…

Люблю простых людей. Сама такой являюсь.
Я плачу иногда, но чаще улыбаюсь!
Чувствительная сверх, ранимая бываю…
Я верю в чудеса, но редко доверяю!

И если говоришь «я тебя люблю», то эти три слова обязывают. Хотя бы к тому, чтобы бояться потерять доверие (с)

Мужская красота — вещь бесполезная. Привлекательность мужчины не в том, чтобы самому быть красивым, а в том, чтобы убедить женщину, что она красива рядом с ним.

Эрик-Эмманюэль Шмитт

Интересно, сколько дней мне осталось жить. Все ведь умирают. И никто не знает, когда он умрет. Через 30 лет, 5?

Взгляд ислама на отчаяние и самоубийство

А может через неделю? Никто не знает, но все надеются и думают, что до 70-80 лет доживут. А этот день может прийти даже завтра или послезавтра. Ты потеряешься навсегда. Уйдешь на тот свет, где тебе предъявят счет. Счет за все твои поступки, которые ангелы записывали. Ты уже больше не будешь тут. Твоя машина останется. Твой телефон со всем содержимым, все твои учетные записи из интернета останутся здесь. Твои деньги, которые ты зарабатывал тоже останутся. Ты уже никогда не будешь кушать ту свою любимую еду, из-за которой ты ходил в кафе. Твои любимые родственники останутся, а ты потеряешься навсегда. Все твои друзья будут переживать за тебя, придут на похороны, а через пару недель забудут.

Всех это ожидает. Абсолютно всех. Нет такого человека, который не пройдет через это. Всем предъявят счет. А каким будет этот счет зависит сейчас, сегодня пока ты живой, пока ты читаешь эту заметку, пока ты можешь пойти и подумать обо всем…

Все мы люди, но не каждый из нас человек..

Пусть ваша вера, будет сильнее чем ваш страх..

В исламе суицид — акт свободы или преступление?

Григорий Сухман

     Мир сильно изменился. Можно это вывести из перепроизводства двуногих из третьего мира и поиска ими благ мира первого(на его территории) с одной стороны, с другой — замещении этими людьми недостающего человеческого материала для поддержания белого мира в надлежащем, цивилизованном состоянии при одновременном нежелании, статистически выверенном, белой цивилизации самовоспроизводиться.
В последнее время Израиль захлестнула волна необычного — в некоторых отношениях — террора. Все наблюдатели отмечают две его главные особенности: во-первых, идеологическая мотивация на сей раз декларируется как религиозная (“мечеть Аль-Акса в опасности”), во-вторых, этот “протест” управляется не столько организациями и их лидерами, сколько социальными сетями. Со стороны это выглядит как религиозная война за истинную веру, или как война цивилизаций.

Между тем в этой новой волне террора присутствует еще одна деталь, которая замечается далеко не всеми, и это — его суицидальный характер. Действительно, молодые арабы — включая граждан Израиля — выскакивают с ножом или топором на улицу и там нападают на прохожих, предпочитая в первую очередь военнослужащих или религиозных. Не будучи профессиональными убийцами, они не всегда способны поразить жертвы насмерть, и, имея дело с израильтянами, среди которых много вооруженных людей, они идут на смертельный риск. В результате в нынешней волне насилия террористы гибнут чаще своих жертв.

Единобожие (таухид) и богобоязненность (таква) — ключи к успеху

Особо удивительно, что в среде суицидно-атакующей стороны не редки женщины, что категорически запрещено исламом!

13 октября, в интервью “Решет;Бет”, бывший глава службы безопасности “Шабак”, а ныне парламентарий от партии “Ликуд” Ави Дихтер особо отметил эту само­убийственную черту последних террористических нападений и предупредил о самых тяжелых последствиях в том случае, если разогретые Фейсбуком арабские отроки получат доступ к динамиту, а то и к ядерному расщепляющемуся материалу…

В “Лехаиме”, в статье В. Ванникова “Заповеданные самоубийства”, была поднята тема отношения иудаизма к религиозно мотивированному суициду. Ведь весьма распространившийся в последние десятилетия исламский терроризм оказался чрезвычайно тесно с ним связан.

Отношение к самоубийству существенно варьируется в разных культурах. Во многих восточных религиях решение добровольно уйти из жизни является вполне допустимым выходом из сложных жизненных коллизий. Подходы же авраамических религий, то есть иудаизма, христианства и ислама, принципиально не допускают добровольного ухода из жизни. При этом наиболее категорично не приемлет самоубийства, по всей видимости, христианство. Фома Аквинский в XIII веке в “Сумме теологий” объявил самоубийство “трижды смертным грехом”: против Творца, дарующего жизнь, против общественного закона и против человеческого естества — инстинкта самосохранения, заложенного в каждом живом существе. Согласно церковным канонам, самоубийство ни в коем случае не есть преодоление страха смерти, наоборот — гипнотическое подчинение ей. В отличие от убийства другого человека, которое при определенных условиях может быть дозволено (например, на войне), согласно учению церкви, не существует ситуации, в которой человек был бы вправе себя убить. Самоубийство — это всегда слабость, самым пагубным образом сказывающаяся на посмертном существовании.

Классический ислам относил самоубийство к категории тягчайших преступлений. Об этом недвусмысленно сказано в Коране: “Не убивайте самих себя! Воистину, Аллах милостив к вам!” (сура “ан;Ниса”, аят 29). Самоубийца с точки зрения ислама совершает непростительный грех. В священных преданиях мусульман — хадисах — можно найти недвусмысленные угрозы в адрес тех, кто совершает самоубийство. Например, в авторитетных сборниках Аль;Бухари и Муслима приводится такой хадис: “И кто бы ни убил себя железным оружием, железное оружие останется в его руке, и он непрерывно будет наносить им удар себе в живот в огне ада, вечно”. Или: “Спрыгнувший с высоты будет вновь и вновь падать в самую бездну преисподней”. Абу Дауд в своем сборнике приводит следующее высказывание: “И на это сказал Г;сподь: “Раб Мой ускорил свой конец, нет ему пути в рай”. То есть, в соответствии с традиционным исламским вероучением, место обитания самоубийц в Вечности — ад.

“Мы больше хотим умереть, чем вы — жить!” — твердят в самых отдаленных друг от друга уголках планеты обвешанные поясами “шахида” смертники. Причем их фанатизм сегодня находит поддержку у многих духовных лидеров исламского мира. Даже при всем том, что эти лидеры не составляют большинства исламских законоведов, они обладают несомненным авторитетом и, безусловно, определяют настроения широкой исламской улицы.

Среди открытых сторонников и вдохновителей суицидного террора можно назвать имена основателя террористической организации ХАМАС шейха Ахмеда Ясина, иерусалимского муфтия Акрама Сабри и крупнейшего современного авторитета суннитского ислама — шейха Юсуфа аль-Кардави, широко известного благодаря своей передаче “Шариат и жизнь”, вещаемой по каналу “Аль;Джазира” на 60;миллионную международную аудиторию. Да, проживающий ныне в Катаре шейх Юсуф аль;Кардави осудил взрыв башен;близнецов, но в то же время вынес вполне однозначную фетву, оправдывающую действия террористов;смертников против израильтян.

Как массовое явление, современный суицидальный исламский террор зародился в Ливане в 1980;х годах. Жертвами террористов;смертников из “Хизбаллы” и “Аль;Джихада” в ту пору оказались главным образом военнослужащие США и Франции. Но по-настоящему эта форма террора расцвела в Израиле в 1990;х годах после подписания соглашения в Осло между правительством Израиля и ООП.

В конце прошлого и в начале этого века самоубийство превратилось в самый “престижный” вид палестинского террора. Взрывы “мыслящих бомб” в автобусах и кафе уносили десятки жизней в месяц. Согласно опросам палестинских социологов, 80% палестинских школьников мечтали в те годы о карьере “шахида”.

Суицидный террор уверенно зашагал по планете: атака на США 11 сентября 2001 года, теракт на Дубровке (“Норд;Ост”) в 2002;м и последовавшая затем череда самоубийственных терактов в Москве, Париже, Брюсселе, десятках стран Африки и Азии, продолжающаяся по сей день.

Заявления о недопустимости религиозно мотивированного самоубийства вызывают потребность осмысления и суицидного иудейского мученичества, широко распространенного в Средние века, и сравнения его с современным самоубийственным террором.

Действительно, если взять, например, средневековые погромы времен Крестовых походов, то мы увидим, что они повсеместно сопровождались демонстративными массовыми самоубийствами. Евреи не только гибли от рук врагов, но и предупреждали свою мучительную гибель (или насильственное обращение в христианство) убийством себя и своих близких.

Суицидное мученичество, пусть и в меньших масштабах, отмечалось и в древности.

Как бы то ни было, в какой-то момент самоубийство стало таким же постоянным спутником еврейского сопротивления насилию, каким в наше время взрывы террористов-смертников сопутствуют исламскому джихаду. И эти явления заслуживают того, чтобы их сопоставили.

Иудаизм запрещает самоубийство. Слова Торы: “Особенно же кровь вашей жизни Я взыщу” (Берешит, 9:5) однозначно трактуются как запрет на самоубийство, а в Мишне сказано: “Пусть тебя не уговаривает искуситель, что могила станет твоим убежищем. Ибо не по своей воле ты создан, и не по своей воле ты родился, и не по своей воле ты живешь, и не по своей воле ты умираешь, и не по своей воле предстоит тебе дать отчет перед Царем царей, Святым, да будет Он благословен” (Пиркей Авот, 4:30). Грех суицида, в некоторых аспектах, считается даже более тяжким, чем убийство, поскольку посягает на концепцию воздаяния Свыше и самое провидение Творца. Самоубийц не хоронили на еврейском кладбище, если речь не шла о душевнобольном человеке или о том, кто раскаялся в своих намерениях, но уже не мог предотвратить губительные последствия своего решения.

Любавичский Ребе Менахем;Мендл Шнеерсон в письме от 10 нисана 5721 года (27 марта 1961) пишет: “…Тот, кто кончает жизнь самоубийством, теряет долю в Грядущем мире — а такие последствия влекут за собой лишь немногие прегрешения. Но тут есть еще одно дополнительное соображение. От Всевышнего скрыться невозможно, и как написано: “Поднимусь ли на небо — Ты там. Слягу ли в могилу — и там Ты” (Теилим, 139:8). Поэтому тот, кто кончает с собой в надежде избежать страданий, фактически лишь прибавляет себе мучений, поскольку дополнительно к необходимости испытать все то, чего он надеялся избежать, он также должен будет страдать и от самих последствий этой попытки избавиться от необходимости исполнения своего долга, своих обязанностей и т. д.”.

И тем не менее с точки зрения иудаизма существуют обстоятельства, в которых самоубийство оправдано, когда оно рассматривается как род борьбы, сопротивления, а не капитуляции. И это, прежде всего, ситуация, в которой смерть призвана предупредить отречение от веры. Иудаизм признает это как ситуацию, в которой самоубийство является не преступлением, а “актом свободы”. Ярчайший пример из древности, описанный Иосифом Флавием — самоубийство сотен сащитников Массады накануне их пленения римлянами (стены лагеря их десятого легиона и сейчас отлично видны у подножия крепости в Иудейской пустыне)

Как это следует понимать? Почему самоубийство категорически запрещено в случае мучительной естественной смерти (эвтаназия), но не в случае угрозы мучительной насильственной смерти?

По-видимому, потому, что в такой ситуации само­убийство — это своеобразная форма сопротивления, действие, в результате которого враг лишается своего права победителя, своей власти издеваться и казнить.

Как бы то ни было, самоубийство признается иудаизмом вполне оправданным, когда оно предупреждает жестокую физическую расправу над человеком со стороны его врага или предотвращает духовную гибель, что рассматривается как еще более пагубное явление, чем мучительная смерть. При таких обстоятельствах — но только при таких! — самоубийство не бегство от проблемы, а одно из адекватных решений. Это продолжение борьбы, ибо это лишение врага вожделенной для него радости убийства или торжества идолопоклонства.

Между тем, если мы обратимся к самоубийствам, практикуемым современными исламистами, то обнаружим совершенно иную картину. Если в еврейской традиции самоубийство сопутствует образу невинной жертвы, то в исламе — убийцы;погромщика.

Слово “шахид” вроде бы тоже означает “жертвующий собой во имя веры”, однако подразумевается, что это жертвующий собой воин, который гибнет, истреб­ляя “неверных”. В настоящее время понятие “шахид” заметно расширилось, формально в наше время “шахидом” может быть объявлен даже мусульманин, погибший от несчастного случая, однако исходно под этим словом подразумевается все же воин. Иными словами, гибель приобретает сакральное значение лишь при исполнении боевого задания по выкорчевыванию неверных. Восхваляя борющихся с неверными воинов — “шахидов”, ислам очень мало ценит мирных мучеников за веру.

Похвально отдавать свою жизнь на войне, истребляя неверных, но умирать за свою веру, когда сам ты безоружен и никого убить не в состоянии, глупо, по меньшей мере “неблагоразумно”. В ситуации принуждения ислам, в отличие от иудаизма, полностью оправдывает отречение от веры, именуя это словом “такия” — то есть “благоразумие”.

Именно исходя из такой “военной” трактовки мученичества, зародилась практика суицидного террора, то есть добровольного прыжка в пучину несомой им смерти.

Разумеется, “умная исламская бомба”, способная доставить себя к месту преступления на двух человеческих ногах, имеет преимущества перед “глупым” зарядом со взрывчаткой. И все же не все так однозначно: ведь, сохранив жизнь, террорист может изготовить сотни таких чемоданов. Ясно, что к самоубийству исламского террориста толкают не столько прагматические, сколько религиозные соображения, включающие веру в приобретение в вечное пользование гарема из 72 девственниц…

Основательно сдобренная сексом и смертью, религиозность сближает исламских джихадистов с постхристианскими сатанистами, но никак не с еврейскими мучениками Средневековья, стремившимися не допустить поругания Имени Всевышнего.

© Copyright: Григорий Сухман, 2015
Свидетельство о публикации №215120200748

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Григорий Сухман

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Григорий Сухман

Взгляд ислама на отчаяние и самоубийство

О необходимости проявлять терпение в трудных положениях

Непрочитанное сообщениеAbu Abdullah » 26 ноя 2012, 22:29

Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного

О необходимости проявлять терпение в трудных положениях

Всевышний Аллах сказал:
"Кто сотворил смерть и жизнь, чтобы испытать вас и увидеть, чьи деяния окажутся лучше" (Аль-Мульк,2).
Всевышний испытывает Своих рабов разными испытаниями, ибо благодаря этим испытаниям можно отличить правдивого верующего от лжеца. Кого-то испытывает длительной болезнью, а кому-то достаточно долго не дарует детей. Другого же испытывает богатством или бедностью, дабы увидеть насколько его деяния искренни и праведны, насколько он сторонится Его запретов, даже в этих тяжелых периодах испытаний. Некоторые же из таких людей не выдерживают испытание, в результате они начинают совершать грехи и перестают выполнять обязательные предписания, что свидетельствует о том, что их вера является слабой и неправильной. Некоторые из них начинают искать решение своих проблем у колдунов и предсказателей, обращаясь к ним, тогда как Всевышний Аллах и Его посланник (мир ему и благословение Аллаха) запретили им это. И быть может Премудрый Всевышний Аллах облегчает им трудности, по Своей мудрости и знанию, поскольку Всевышний Господь ничего просто так не желает, а воля Всевышнего подчинена Его мудрости, ибо одним из имен Аллаха является аль-Хаким (Премудрый). После того как Аллах облегчает их положения, они еще сильнее начинают верить им, тогда как Аллах, быть может, хотел испытать их этим.
Премудрый Всевышний Аллах говорит:
"Неужели люди полагают, что их оставят и не подвергнут искушению только за то, что они скажут: «Мы уверовали»? Мы уже подвергли искушению тех, кто был до них. Аллах непременно узнает тех, которые говорят правду, и непременно узнает лжецов" (Аль-Анкабут,2-3 ).
Шейх Са’ди, да смилуется над ним Аллах, в толковании этого аята писал: "Всевышний поведал о своей совершенной мудрости, которая требует от человека, называющего себя правоверным, стойко переносить любые трудности и испытания, которые могут поколебать убежденность слабых людей и маловеров. Только благодаря этим испытаниям можно отличить правдивого верующего от лжеца, и поэтому Всевышний Аллах изначально испытывал мусульман достатком и лишениями, благоденствием и тяготами, радостями и огорчениями, богатством и бедностью, а также изнурительной борьбой с врагами ислама, в которой мусульманам приходилось отстаивать истину словом и делом. Однако сущность всех этих испытаний состояла в том, что они отдаляли людей от истинных мусульманских воззрений или подрывали в них стремление к добру.
В период испытаний выясняется, что вера одних мусульман является непоколебимой. Они твердо придерживаются истины и благодаря этому отвергают любые сомнения, которые подталкивают человека на совершение грехов и неповиновение Всевышнему Господу. Они отказываются ослушаться Аллаха и Его посланника и поступают строго в соответствии с требованиями правой веры. Их непрекращающаяся борьба со своими низменными желаниями свидетельствует об искренности их веры и достоверности их убеждений. В то же время в сердца других людей многочисленные испытания и искушения вселяют сомнения. В результате они начинают совершать грехи и перестают выполнять обязательные предписания, что свидетельствует о том, что их вера является слабой и неправильной. Проходя через испытание, каждый человек становится на определенную ступень, численность которых настолько велика, что известна одному Аллаху.
Мы просим Всевышнего Аллаха поддержать нас твердым словом как при жизни на земле, так и после смерти. Укрепить наши сердца на Его религий и пройти через испытания, которые отделяют праведников от грешников подобно тому, как кузнечный мех отделяет железо от окалины". (См. "Тафсир Са’ди").
Шейх ибн Усаймин, да смилуется над ним Аллах, говорил: "Чем больше усиливается страдания, тем ближе победа". (см. шарх саластул усул, стр. 11).
Все это указывает на то, что никогда не следует мусульманину расстраиваться на свое трудное положение. И не отчаиваться в милости Аллаха, а всегда ожидать от Него добро. Так как нет никого в этой жизни, кто жил бы постоянно в благополучии и счастье, напортив, его непременно настигнет какая-либо беда. Поэтому надлежит проявить терпение в этих трудных периодах, так как, поистине, "победа приходит с терпением, радость с печалью, а тяжесть приходит с легкостью", как передал нам это тот, кто не говорит по прихоти своей, мир ему и благословение Аллаха. (Имам Ахмад, 2700).
Шейх Фаузан, да хранит его Аллах, говорил: "Пречистый Аллах никогда не оставляет Своего раба, однако Он подвергает его испытаниями, дабы проявилось его терпение и стойкость, и выявилась его вера в Великого и Всемогущего Аллаха". (См. " арабаьин ан-Наувави, 19–хадис" шарх шейх Фаузан стр.180).
Однажды пророк (мир ему и благословение Аллаха) в один из дней вышел радостный и сказал: "Не преодолеет тяжесть двух облегчений! "Не преодолеет тяжесть двух облегчений! — после чего прочитал аят: " Воистину, за каждой тягостью наступает облегчение. За каждой тягостью наступает облегчение". (Аль-Инширах, 6-5). (Привели этот хадис Абдур-Раззак в своем тафсире ,3\380, Хаким в "мустадрак" ,2\575 и Байхаки в "шуъабуль-иман" 7\206).
То есть, за каждой тягостью, наступают два облегчения. И это из милости Аллаха, Свят Он и Велик, за что и восхваляю – Господа миров!
Шейх ибн Усаймин, да смилуется над ним Аллах, говорил: "Это великая радостная весть для мусульманина, если его постигает какая-либо трудность, то пусть ожидает облегчение. Всевышний Аллах в Своей благородной Книге сообщил: "Воистину, за каждой тягостью наступает облегчение.

"Воистину, за каждой тягостью, наступает облегчение" св. Коран

За каждой тягостью наступает облегчение ". (Аль- Инширах, 5). Поэтому, если тебя затруднило какое-либо дело, то обращайся к Всемогущему и Великому Аллаху, ожидая от Него облегчение, веря в Его обещание (т.е. обещание, которое было сказано в аяте: "Воистину, за каждой тягостью наступает облегчение". А обещание Аллаха является непреложной истиной – прим. автора статьи ). (См. "арабаьин ан-Наувауи, 19 -хадис" шарх шейх Усаймин, стр.163).
Но, к большому сожалению, в наши дни мусульмане, когда их постигает какая-либо беда, не обращаются к Аллаху, ожидая от Него облегчение, а напротив, начинают совершать грехи, обращаясь к разным колдунам и предсказателям!
О Господи наш! Мы просим Тебя поддержать нас твердым словом как при жизни на земле, так и после смерти. Помоги нам сохранить в наших сердцах веру и пройти через испытания, которые отделяют праведников от грешников подобно тому, как кузнечный мех отделяет железо от окалины!
И в заключении воздадим хвалу Аллаху, Господу миров!

Воистину, за каждой тягостью наступает облегчение.

إِنَّ مَعَ الْعُسْرِ يُسْراً

6. За каждой тягостью наступает облегчение. Относительно этого аята ибн Аббас, да будет доволен им Аллах, сказал: «Одна тягость не одолеет два облегчения», Т.к. слово «аль-гусри» пришло с определенным артиклем «аль», которая называется «аль гахд», а слово «юсри»- без определенного артикля «аль», поэтому если одно и тоже слово упоминается два раза с определенным артиклем «аль», то второе и первое слово является одним и тем же, а если слово упоминается два раза без определенного артикля «аль», то второе слово не то, что первое. Данный аят охватывает две составляющие:

1) поклонение, т.к. в поклонении за тягостью наступает облегчение, например если не можешь совершать намаз стоя, то разрешается совершать его сидя, и.т.д.

2) предопределенное человеку, например: после болезни идет выздоровление, и.т.д.

Так же облегчение проявляется тогда, когда Аллах помогает человеку проявлять терпения при невзгодах, т.к. проявляя терпение любая тягость становится незначительной.

فَإِذَا فَرَغْتَ فَانصَبْ

7.

Взгляд ислама на отчаяние и самоубийство

Посему, как только освободишься, будь деятелен, т.е. закончив какое либо действие, приступай к другому. И даже если человек отдыхает, для того чтобы набраться сил для поклонения, то это так же считается действием.

وَإِلَى رَبِّكَ فَارْغَبْ

8. и устремись к своему Господу.Т.е. устремись к награде Аллаха.

Тем что: «إلى ربك», приводится в начале аята, достигается «хаср» ограничение, т.е. устремись только к Господу и больше ни к кому.

Тафсир 95 суры «ат-Тин»

وَالتِّينِ وَالزَّيْتُونِ

1. Клянусь смоковницей и оливой!Смоковница это инжир. Аллах поклялся этими деревьями из-за той огромной пользы, которую приносят как сами деревья, так и их плоды. Кроме того, эти растения растут в большом количестве в Палестине, где пророчествовал ‘Иса, сын Марйам;

وَطُورِ سِينِينَ

2. Клянусь горой Синаем!Гора Синай это то место где Аллах разговаривал с пророком Мусой мир ему.

وَهَـذَا الْبَلَدِ الاَْمِينِ

3. Клянусь этим безопасным городом (Меккой)!Где жил и проповедовал пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует.

لَقَدْ خَلَقْنَا الإِنسَـنَ فِى أَحْسَنِ تَقْوِيمٍ

4. Мы сотворили человека в прекраснейшем облике. Предметом этих клятв является высказывание: , этот аят охватывает две составляющие:

1) облик человека;

2) «фитру» человека («фитра»присущее каждому человеку от рождения состояние веры в Аллаха и покорности Ему, иначе говоря, ислам – прим. составителя).

ثُمَّ رَدَدْنَـهُ أَسْفَلَ سَـفِلِينَ

5. Потом Мы низвергнем его в нижайшее из низких мест, т.е. после того как Аллах сотворил человека в прекрасном облике и даровал ему «фитру», Он ввергает прекрасный облик человека в глубокую старость, и опускает его с вершины имана.

إِلاَّ الَّذِينَ ءَامَنُواْ وَعَمِلُواْ الصَّـلِحَـتِ فَلَهُمْ أَجْرٌ غَيْرُ مَمْنُونٍ

6. за исключением тех, которые уверовали и совершали праведные деяния. Им уготована награда неиссякаемая. А избежать этого смогут лишь те, кто уверовал, творил благие дела, т.е мусульмане т.к. они крепко держались за свой «иман» и совершали праведные деяния и умерли на этом.

«غير ممنون»содержит в себе две составляющие:

1) награда, которая не иссякнет;

2) за эту награду их не будут упрекать.

فَمَا يُكَذِّبُكَ بَعْدُ بِالدِّينِ